Арифметика фермера Жапановой

11 Янв 2018

 Муж Гульнур, Орынбасар Жумабаев, шутливо признается, что он — наемный работник. И втроем с такими же, как он, скотниками, ухаживает за животными, подчиняясь главе ИП «Жапанова», то есть жене.

 Он — экономист по образованию, а супруга — бухгалтер. На самом деле они вместе ведут дело, не гнушаются никакой работы на откормочной ферме, где в стойлах — сто бычков и столько же лошадей. Хозяйство большое, дел с утра до позднего вечера невпроворот, тут не до разговоров, что это не моя обязанность, а твоя.

Фермеры Орынбасар Жумабаев и Гульнур Жапанова.

— Представить себе не мог, каким интересным делом можно заняться, — признается Орынбасар, показывая на корпуса фермы. — Был небольшой завод по производству строительных материалов, где работал с отцом. Через восемь лет чуть не стонал от производственного однообразия. При этом предприятие было вполне рентабельным, с неплохой прибылью. Но в структуре его, а занимались производством щебня, не видел перспективы роста, развития. Тем не менее, жил бы да не тужил, создавая семье благополучие и дальше. Но все это оказалось не для меня. Я метался в поисках интересного дела, в которое можно было бы вложить душу. И нашел. Теперь душа поет! Никто не надоедает всевозможными проверками, от которых страдал, как директор завода. К тому же предприятие стояло на арендованной земле, что добавляло налоговой суеты. На ферме закрыл ворота — и не заходи без надобности на мою частную собственность, где земля выкуплена у государства.

Орынбасар высказывает, как будто парадоксальную, на первый взгляд, мысль, что даже хорошие деньги от скучной работы не приносят удовольствия. А если все совпадает, бизнес и душевный интерес, так это счастье вдвойне и втройне. Он считает, что его отец, Гаппар Жумабаев, к сожалению, ушедший недавно из жизни, тоже предприниматель, достиг этой гармонии, о которой мечтают многие, но добивается не каждый. Он вкладывал немало средств в благотворительность: среди множества его благих дел — мост, построенный через канал, соединяющий два села. И у их жителей сразу же отпала необходимость делать крюк, чтобы попасть из одного населенного пункта в другой. Так вот отец еще десять лет назад предложил сыну обратить свой взор на сельское хозяйство, объяснив, что перспектив для развития в этой отрасли много, а работы столько, что скучать не придется. Будешь мечтать, как найти время, чтобы выспаться как следует. К тому же государство субсидирует эту сферу экономики. А оно вкладывает средства только туда, где будет рост, в котором общество заинтересовано. Аграрный сектор — самое выгодное дело. Оно изначально, даже при всех возможных рисках, по-умному построенное, не оставит в убытке.

Гульнур поддержала мужа.

— И мы продали с одобрения отца завод, выплатив его долю, — сказал Орынбасар. — Миллионы, полученные от продажи предприятия, ушли на строительство помещений для скота, склада для кормов, домика для отдыха рабочих, к которому подключили спутниковое телевидение, на оснащение территории.

Супруги признаются, что большого страха от такого поворота судьбы, когда один бизнес меняешь на другой, противоположный, как ни странно, особенно не испытывали, беспокойство другого характера их одолевало в начале нового пути.

Местные породы бычков и лошадей приносят ферме неплохую прибыль.

— Боязнь купить «неправильный» скот, который не будет быстро набирать вес, все-таки опыта в этом деле было маловато, хотя и вырос в селе, — говорит О. Жумабаев. — Племенной, как более продуктивный скот, семья пока не потянет, но местные породы бычков и лошадей приносят нам неплохую прибыль. Значит, попадаем при отборе скота в точку. Есть ветеринар, который помогает в этом. Скот покупали уже на кредиты микрофинансовой организации «Ырыс».

В 2016 году взяли на пять лет заем — восемь миллионов тенге под семь процентов годовых.

Гульнур считает доходы и расходы:

— В этот же год продали на местном рынке 18 тонн мяса, заработали 22 миллиона тенге, но за вычетом расходов (своих кормов нет, все покупное) за полгода чистый доход составил три миллиона тенге. Через год выплатили МФО «Ырыс» досрочно два миллиона кредитов. Благодаря этому организация открыла нам новую кредитную линию в десять миллионов тенге — есть у них программа для заемщиков такой категории, как мы. С каждого займа и на часть прибыли покупали бычков, лошадей, ставили их на откорм. Уже вернули «Ырыс» пять миллионов тенге.

В селе Сайрам у Гульнур и Орынбасара самая крупная ферма, близко расположенная к рынкам сбыта. Это базары Шымкента, которые способны поглотить огромные объемы мясной продукции. Возможен выход на рынки за переделами области. Но это весьма далекие перспективы, более близкие связаны с желанием открыть молочно-товарную ферму.

Жеребенок — добрый вестник того, что год будет прибыльным, считает Орынбасар.

Стоит отметить, что Шымкент создал мощный продовольственный пояс, в который входит и ИП «Жапанова» со своей продукцией. За 2017 год только МФО «Ырыс» профинансировала животноводческие хозяйства почти на миллиард тенге, создав около трехсот новых рабочих мест.

— С женой просчитываем, насколько рентабельным будет молочный бизнес. Все складывается так, что стоит им заняться — в торговых рядах области немало импортной продукции, — говорит О. Жумабаев. — Будем закупать молочный скот. В Шымкенте на механическом заводе, начавшем в прошлом году производство молокоприемных модулей, взялись за изготовление установок для переработки молока. При этом «Ырыс» дает 50-процентные скидки на их стоимость. Модули места много не занимают, их можно расположить на той же территории, где есть откормочная база. Нам интересно сочетание приема и переработки молочной продукции в одном модуле.

Думаю, что строят Гульнур и Орынбасар вовсе не воздушные замки на песке. В сельское хозяйство стали приходить молодые образованные люди, которые привносят новизну в организацию производства продукции: строят фермы, оснащая их новым оборудованием, а не загоняют скот в старые помещения. И мыслят на перспективу, умело рассчитывая свои возможности. Старший сын Гульнур и Орынбасара поступил учиться по гранту на инженерную специальность в Казахский агротехнический университет. Родители надеются, что он вернется домой с дипломом, поможет им и дальше развивать семейный бизнес.

…Сразу же после Нового года серая кобылица принесла жеребенка. Теплый, беспомощный, он то тыкался носом в руки Орынбасара, то искал маму. А кобылица кружила вокруг своего дитяти, боясь, как бы его кто-нибудь не обидел.

— Жеребенок — добрый вестник того, что год будет прибыльным, — сказал фермер. — Но это не значит, что все нам просто так упадет с неба. Будем работать много и с удовольствием.

Людмила Ковалева
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *