Процесс идет

22 Ноя 2017

 

Я убежден: начатые нами масштабные преобразования должны сопровождаться опережающей модернизацией общественного сознания. Она не просто дополнит политическую и экономическую модернизацию — она выступит их сердцевиной.
Н. Назарбаев, Президент РК «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания»

 О путях реформирования, или, созвучно веяниям времени, модернизации уголовного процесса, рассказали на специальной пресс-конференции руководители правоохранительных органов ЮКО.

 

Реформа, как было подчеркнуто спикерами мероприятия, направлена на повышение защищенности граждан, обеспечение прозрачности уголовного процесса и повышение доверия к правоохранительным органам. Неформальный опрос ветеранов правоохранительной системы не дал точного числа реформ, проведенных за последние двадцать пять лет. Увы, человеческая память коротка. В среднем мы совместными усилиями насчитали от пяти до восьми глобальных реформ (это когда до основания, а затем…) и около пятнадцати относительно мелких, не затрагивающих основ. Не считая самой популярной у нас формы — изменений и дополнений к ранее принятым законодательным актам. Их недавно подсчитал Президент страны. Но, видимо, озвученные им цифры и требование прекратить эту практику до всех еще не дошли.

Напомним, речь идет о модернизации вступившего совсем недавно в силу Уголовно-процессуального кодекса. Его разрабатывали много лет и с теми же целями — обеспечить защищенность, прозрачность и всеобщее доверие. Что-то не срослось, наверное… Теперь получится, уверены в правоохранительных органах.

Теперь — в интернете

 «Законопроект о внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам модернизации процессуальных основ правоохранительной деятельности, — разъяснил заместитель начальника департамента госдоходов по ЮКО С. Саукомбеков, — имеет пять направлений:

— усиление уровня защиты прав человека и снижение репрессивности уголовного процесса;

— повышение уровня состязательности сторон, прежде всего, за счет расширения процессуальных возможностей адвокатов;

— упрощение процедуры расследования и обеспечение экономичности процесса;

— расширение судебного контроля;

— исключение дублирования и четкое распределение полномочий между органами следствия, прокуратурой и судом.

Подчеркиваю, что законопроект регулирует очень важные для людей вопросы. Срок задержания сокращен до международного стандарта — 48 часов и до 24 часов — для несовершеннолетних. На 72 часа будут задерживаться только подозреваемые в совершении особо тяжких преступлений, терроризме или экстремизме, участии и организации массовых беспорядков, преступных групп, причастные к незаконному обороту наркотиков и т. д. Не будут браться под стражу до суда подозреваемые в экономических преступлениях. Они не представляют опасности для жизни людей. Разумеется, это не коснется рейдерских захватов чужой собственности, подделки денег, контрабанды, создания финансовых пирамид и организованных преступных групп. В проект внесена норма, запрещающая начинать следствие, если нет акта налоговой проверки, ревизии или судебного решения о мнимости или притворности сделки.

Серьезным новшеством станет введение электронных уголовных дел. В рамках реализации поручения Президента РК о переходе к цифровизации документооборота оно охватит весь уголовный процесс: от регистрации преступления, досудебного расследования, судебного разбирательства до конца исполнения наказания. Процесс будет прозрачным: подделать или изъять доказательства станет невозможно. Упростится работа следователя: санкцию суда, которую раньше ждали по трое суток, можно будет получить за пару часов, а справки с нарко- и психдипансеров — за пару минут. Каждый вход в систему, каждое действие следователя фиксирует компьютер. Новая схема не позволяет корректировать введенные ранее данные, исключает возможность подделки документов. Службой экономических расследований ЛГД по ЮКО организована техническая подготовка по переходу на электронное ведение уголовных дел».

 МВД готово

 «Пилотный проект «Электронное уголовное дело» сейчас реализуется под эгидой прокуратуры ЮКО в Тюлькубасском РОВД, — продолжил тему заместитель начальника ДВД ЮКО Б. Султанов. — Модернизация уголовного процесса проводится в интересах всех его участников — от подозреваемого/обвиняемого до потерпевших и свидетелей. Ее проведение — в интересах всего общества. Цифровизация — это требование времени. Все сотрудники изучили необходимые материалы, и сейчас мы готовимся к принятию зачетов по владению системой «электронное уголовное дело». Мы всегда уделяли особое внимание сокращению сроков расследования, недопущению их необоснованного затягивания. С начала года во всех следственных подразделениях органов внутренних дел ЮКО введена практика продления сроков расследования только в исключительных случаях, по тяжким и особо тяжким преступлениям. Один из основных посылов реформы — повышение доверия граждан к правоохранительным органам. Для этого недостаточно только технических новшеств. В ДВД ведется постоянная работа по повышению правовой грамотности и общей культуры всего личного состава, не только следователей. От нечистых на руку и некомпетентных сотрудников избавляемся безжалостно. 90 процентов правонарушений среди личного состава полиции выявляются нашей службой собственной безопасности. По каждому факту проводится тщательная проверка, к виновным применяются предусмотренные законом меры вплоть до увольнения и уголовного преследования. Каждое нарушение становится предметом подробного разбора среди личного состава подразделений».

 Вчера, сегодня. Завтра?

 «Может быть, в результате модернизации работа следствия и всей правоохранительной системы войдет наконец в нормальное русло, — сказал один из ветеранов правоохранительных органов ЮКО. — За четверть века непрерывного реформирования многие уже забыли, с чего все начиналось и к чему стремилось. У меня сложилось общее впечатление, что все реформы были направлены в основном на облегчение работы самой системы. Сроки следствия как резиновые. Тянутся столько, сколько следователю и его начальству совесть позволит. Особенно по экономическим преступлениям: назначаются долгоиграющие экспертизы, придумывается еще бог весть что. Это считается нормальной практикой. Те, кто служил раньше, помнят, что ничего страшнее слов «сроки следствия» для милиции и прокуратуры не было. Молодым следователем в холодном поту просыпался с этими словами. В уме тут же перебирал все дела, находящиеся в производстве, — где не успеваю? Потому что, не дай бог, попасть с просроченным делом на ковер! Сроки следствия должны быть одни для всех. Четко и ясно прописанные в УПК. Иначе — простор для творчества. Если называть вещи своими именами — произвола, который никакими электронными контролерами не нейтрализуешь. Вместо увлечения техническими новинками, которые, конечно, нужны, но не принципиальны в уголовном процессе, стоило бы проанализировать результаты того, что мы за эти годы понатаскали из «передового опыта развитых стран» в наше законодательство и как все инородные заимствования работают в реальности. Одна практика сделок со следствием чего стоит!»

 За добрых и ласковых

 Реформы уголовного процесса, действительно, касаются всех. Не дай бог, конечно, чтобы лично. Когда сносили советскую правовую систему, нам объясняли, что она была ну совсем репрессивной, ни разу не гуманной и не очень эффективной. Тем более странно, спустя два десятилетия после похорон того УПК слышать, что новая реформа задумана (см. выше) из-за необходимости в очередной раз снизить репрессивность уголовного процесса и повысить доверие к правоохранительной системе.

За эти годы в общем русле изменений это доверие должно бы уже перерасти в более интимные отношения, а по уровню мягкости и пушистости наши органы правопорядка — превзойти воспитанниц института благородных девиц. Может, они такие и есть, просто скрывают это за привычной суровостью лиц и поступков. Пока же тюремное «население» страны стремительно растет, приближаясь в расчете на душу пока свободного к идеалу всего прогрессивного человечества и абсолютному лидеру по численности сидельцев, — США. Может быть, электронное слежение следователями поможет наконец открыть настоящее лицо наших доблестных правозащитников (в хорошем смысле слова) — лицо одновременно справедливое и по-человечески обаятельное. Что в мундире, что в штатском.

Игорь Лунин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *