Аул моего детства

7 Фев 2018

 С жителем нефтяного поселка в двухстах километрах от Уфы, водителем Ю. Шаманским я знаком с детства. Он родился и вырос в совхозе им. XXI партсъезда (ныне Жуантобе) Келесского района.

 Поляк по национальности, Юрий Петрович в дни отпуска с семьей приезжает на малую родину навестить родственников. Когда удается встретиться, мы вспоминаем далекое детство, рассказываем о своей жизни. Я заметил, что он ищет следы своего детства и молодости в ауле, но не находит. Потому что аулы сейчас не те, что были.

Ю. Шаманский с детьми.

 Детский кокпар на ослах

 В детстве мы на ослах ездили в угодья соседнего Юркиного аула за зеленой травой. Юрий с друзьями тоже катался за травой, но на велосипедах. Там мы устраивали игры, купались в Келесе, иногда удили рыбу. Запомнилось, как мы вдоволь наездились на велосипедах, а они — на ослах. А под вечер накосили травы, погрузили и попрощались до следующего дня.

Юрий очень скучает по аулу своего детства.

— Наш совхоз был многонациональным, бок о бок жили казахи, узбеки, татары, китайцы, украинцы, были и молдаване, — вспоминает Юрий. — А сейчас, кроме коренных жителей-казахов, почти никого не осталось: уехали на свою историческую родину. А какой был шумный и веселый аул!

Тогда XXI партсъезд был плодоовощным совхозом, работал винный завод. Поля были сказочные: полны виноградниками и садами. Вдоль дорог росли высокие акации. Был сельский клуб, куда по вечерам собирались все жители посмотреть кино или спектакль. Иногда аульный самодеятельный вокально-инструментальный ансамбль давал концерты. В жизни сельчан нашего детства было больше радости, счастья, сплоченности и близости духа! Сейчас, когда приезжаю, ничего этого не вижу. Жизнь у людей скучная, общения и добрососедства мало.

Сады и виноградники, которые нам в детстве казались сказочным густым лесом, исчезли, все поля облысели. Хозяева полей выращивают бахчу, капусту, катрофель, морковь. Винзавода, клуба, технического двора, заготовительной конторы, дома быта тоже нет. Остались только школа и детский сад.

…Душа Юрия тоскует: он хочет видеть село таким, каким оно запомнилось, но не находит схожести.

Но все же оживляется от воспоминаний далекого детства.

— Река Келес была нашим любимым местом. Все лето проводили на берегу, купались, рыбачили. Сейчас река обмельчала, весной не разливается, как раньше. Мы ловили полуметровых сазанов и другую рыбу с помощью железного копья.

Люди осенью выпускали ослов на волю. Мы их ловили и устраивали кокпар на ослах, который был для нас самой интересной игрой. Вместо туши барашка использовали старую потрепанную фуфайку, — смеется Юрий.

 Снится «Ласточка»

 В далекой Уфе Башкортостана Юрию часто снятся великолепный пионерский лагерь «Ласточка» с бассейном в XXI партсъезде, полевой стан «Уш там», школа-интернат для детей из дальних аулов, тарный цех по изготовлению реечных ящиков для винограда и яблок. Но от всего этого и следа не осталось…

— Во время школьных летних каникул мы хорошо зарабатывали в тарном цехе, — продолжает Юрий. — На заработанные деньги мы со старшим братом купили мотоцикл. С нами соседствовала многодетная казахская семья, дети из которой за лето в тарном цехе заработали кучу денег, отец семейства купил на них пятнадцать овец и буренку.

Мне очень жаль пионерского лагеря «Ласточка». От него остались только развалины, роща вокруг спилена и растащена, бассейн заброшен. А какие в нем были площадки, беседки! Летом в лагерь приезжали школьники со всего района. Мы с ними дружили, переписывались.

Полевой стан «Уш там» был как шумный базар. Там с раннего утра до заката кипела работа: заступали в наряд, гремели тракторы, варился всеобщий обед. Уш там — это три домика, хозяева которых сторожили склады и технику.

В школе-интернате учились дети чабанов и полеводов. Мы им давали свои велосипеды покататься, приглашали к себе домой. А они катали нас на лошадях, когда за ними верхом приезжали отцы.

…Конечно, времена меняются, аулы осовремениваются. Строятся дороги и социальные объекты. Но все же воспоминания Юрия и на меня наводят тоску. Ведь, действительно, аулы потеряли былую красоту, единство духа, счастье труда и веселую многонациональную дружбу.

Серик Алданов
Фото из семейного архива
Ю. Шаманского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *