«И даль степей, и страсть души — все обращает в кюй домбра»

1 Июл 2018

 Первые дети, которые появятся на свет в роддомах области 1 июля, получат в подарок свою домбру от Ассамблеи народа Казахстана.

Верная спутница казахов, она всегда заслуженно занимала в юрте почетное место – тор. С домброй степняки вели беседу, спорили, доносили вести, выказывали уважение, рассказывали о своей любви. С помощью двух струн степные музыканты передавали радости и горести простого народа. В умелых руках домбра может выразить всю гамму человеческих чувств и переживаний.

 Спустя века домбра по-прежнему главный музыкальный инструмент в казахской культуре. 

В 2010 году зафиксирован рекорд, занесенный в Книгу рекордов Гиннесса: 10450 домбристов в Китае исполнили казахский кюй «Кенес». В нашей области в прошлом году свой рекорд поставила тысяча юных домбристов, исполнивших вместе один кюй.

Музыкант, преподаватель областного музыкального колледжа, победитель многих республиканских музыкальных конкурсов, в том числе национального проекта «Мен казакпын» Ш. Исаев – домбрист во втором поколении.

Его отец Б. Иса – в прошлом дирижер, деятель культуры, член Союза композиторов РК, профессор университета «Сырдария» — с домброй не расстается всю жизнь.

— Сколько себя помню, в нашем доме всегда звучала домбра. Отец играл самозабвенно, — вспоминает Шынгыс. — В семь лет он впервые дал мне в руки домбру и показал, как играть на ней. В десять я уже знал, что буду музыкантом, хотя в нашем Жетысае не было музыкальной школы. Игре на домбре на слух учил меня отец. Стал участвовать во всех концертах, конкурсах. Первый кюй, который я сыграл — «Желтоксан», — он сочинил в память о событиях 1986 года. Это музыка, в которой звучат мечты о независимости народа, скорбь о тех, кто погиб, борясь за свободу.

Играть по нотам Шынгыс научился, только став студентом областного музыкального колледжа. Его преподаватель по классу домбры Марат Анаш сразу оценил талантливого студента: оставалось отшлифовать мастерство.

Виртуозный исполнитель Ш. Исаев. Фото автора.

Еще в студенческие годы Шынгыс стал лауреатом многих республиканских конкурсов. А после без труда поступил в Государственную консерваторию им. Курмангазы. Сегодня его виртуозное владение домброй восхищает многих. В репертуаре сотни кюев, терме, но самыми любимыми произведениями остаются те, что написал известный казахский композитор, кюйши К. Ахмедьяров, преподававший в его родной консерватории.

— Домбра – это душа казахского народа. Его слезы и радость, любовь к родным местам, она словно говорит с тобой, — считает Шынгыс. — Домбра – отличный собеседник и советник. У нее есть душа, есть характер, она поистине мудрец и философ. Нет ни одного дня, чтобы я не взял в руки домбру, не прикоснулся к ее струнам.

Сегодня в Казахстане 11 исполнительских школ игры на домбре, начиная с классических: Курмангазы, Кюйши Дина, Даулеткерей, Казангап. В нашей области многие домбристы относятся к школе Каратау.

Рассказывая о своем любимом инструменте, Шынгыс достает из чехла резную красавицу из красного дерева. Сделанная в подарок другом-мастером, она чаще других звучит в его руках.

Подтянув струны, Шынгыс вдруг замолкает, закрывает глаза, словно настраиваясь на одну волну с инстументом, перебирает нежно струны и начинает играть кюй «Акку» Н. Тлендиева. Плавная, лиричная мелодия сначала словно рисует бескрайнюю цветущую казахскую степь, высокое небо, затем становится ритмичнее, громче – в ней уже слышны лебединый клекот, хлопанье крыльев, полет лебедей.

— О домбре в казахском фольклоре есть немало легенд, — рассказывает Шынгыс. — Одна из самых известных связана с именами двух ханов – Чингисхана и Жошы. Охотясь на куланов, старший сын Чингисхана Жошы погиб. Однако о его смерти доложить хану никто не решался, ведь «черному» гонцу он обещал залить в глотку свинец. Музыкант, советник Жошы-хана и отец известного степного жырау Кетбуги Домбауыл сообщил страшную весть, сыграв на своей домбре кюй. Разгневанный Чингисхан, следуя своему слову, велел казнить домбру. От горячего свинца четыре из шести струн лопнули. С тех пор маленькое отверстие в основании домбры напоминает об этом.

Говоря о домбре, восхищаясь ее мелодией, чаще говорят о талантливых кюйши и домбристах, а вот те, кто создает этот инструмент, часто незаслуженно остаются в тени. Артисты, акыны обретают славу, а шеберы трудятся в мастерских, и слава Антонио Страдивари и Николо Амати им даже не снилась. Появление Национального дня домбры, вполне возможно, станет началом их всеобщего признания. А пока одного из домбровых дел мастера представит «ЮК».

Художник-мастер, реставратор К. Садыков преподает в областном художественном колледже им. Кастеева. Более 20 лет он создает казахские музыкальные инструменты, и любимый из них – домбра.

Материал для будущей домбры.

— Отец был мастером по дереву, металлу, поэтому с детства к этому ремеслу душа лежала. После армии поступил в училище им. Кастеева, учился у знаменитого тогда шебера Мурата Закаринова, — рассказывает Кадыр Айтуганович. — Первый раз попробовал сыграть на отцовской домбре в пять лет, а в двадцать сделал первую собственными руками. Эта домбра и поныне хранится в родительском доме в селе Темирлан.

Сегодня у Кадыра Айтугановича много секретов, как сделать идеальную домбру, которыми он охотно делится с учениками. В его небольшой мастерской полно заготовок и разных деталей.

— Это, пожалуй, один из самых древних музыкальных инструментов кочевников. Но главное, что за века своего существования он не исчез, по-прежнему любим народом. И на концертах, и на тоях, да и практически в каждом доме, — рассуждает мастер. – Изготовление домбры – процесс долгий, трудоемкий, требующий не только определенных навыков, но и дара «слышать» дерево, чувствовать будущий инструмент.

К. Садыков за работой.

Делаю и сборные домбры, и цельные, из одного куска дерева – это, конечно, сложнее. Годятся для этого фруктовые деревья, орех, карагач. Дорогие образцы делают из красного дерева, палисандра. От дерева и звук будущей домбры зависит, и ее особый рисунок – поэтому к выбору материала нужно подходить внимательно. Сам езжу за деревом в Сайрамский район. Затем распиливаю на заготовки, соблюдая до миллиметра все размеры. У домбры есть шанак — тело, мойын — шея, бас — голова и бет — лицо.

Заготовки для шанака — тонкие дощечки – мастер замачивает в воде, а затем сушит на печке, имеющей форму цилиндра. Сушит, закругляя один край. Это для домбры каплевидной формы. Затем на основу домбры – калып — наклеивает шанак, состоящий из семи частей. Склеить нужно основательно, а затем ошкурить так, чтобы тело стало единым целым. Мойын — ту часть, где натянуты струны, вырезает из мягких пород дерева, к примеру, сосны, чтобы облегчить обработку. Длина – ровно 48 сантиметров. Голова, наоборот, вырезается из твердых пород. Последней накладывается лицо домбры, непременно из мягких пород дерева с красивым природным рисунком, из шпона накладывается узор. Лаком покрыть нужно минимум три раза. Две струны в древности натягивали из жил домашнего скота, а сейчас – из рыболовной лески диаметром 0,7 мм. Если кропотливо проработать каждый миллиметр, инструмент прослужит больше полувека, а то и все сто лет, говорит Кадыр-ага. Признается, что каждая домбра, рожденная в его руках, ценна и дорога. Как память, как история, как любимый инструмент своего народа.

— Хранить домбру нужно в чехле, подальше от солнечных лучей и сырости, но она не должна быть в заточении, — советует мастер. – Она должна играть, звучать, украшая мелодией жизнь человека.

Алиса Масалева 

фото автора

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *