Мы — не рабы, рабы немы

7 Фев 2017

В Шымкенте обнаружились новые жертвы трудового рабства

 Вполне возможно, на юге Казахстана никогда бы и не услышали о Гольяново — районе на востоке Москвы — если бы не семья уроженцев ЮКО Истанбековых, открывших в российской столице продуктовые магазины и ставших там настоящими рабовладельцами.

Первые сообщения о гольяновских рабах появились еще в 2012 году. Шокирующая новость прогремела не только на весь Казахстан, в России она тоже наделала немало шума. Кадры с освобождением рабов, проходившее с криками и драками, демонстрировали тогда по всем каналам. Как выяснилось, рабов и рабынь из Казахстана в обычном с виду магазине «Продукты» по адресу Новосибирская, 11, держали около 10 лет. Все эти годы они были, по сути, бесправными существами: документы отобрали, на алкоголь подсадили, а несколько женщин даже родили в неволе, вступая в интимную связь по принуждению. Казалось бы, после столь тяжких преступлений рабовладельцев точно должно было ждать наказание. Не тут-то было. Как выяснилось, все осталось по-прежнему: и магазин, и его хозяева, и работники, которых держат в неволе. Об этом рассказали те, кому удалось вырваться из плена.

После восьми месяцев рабства 21-летней продавщице злополучного магазина Несибели Ибрагимовой удалось бежать. 31 декабря после долгих мытарств она наконец вернулась в Шымкент к маме и маленькой дочке. И только спустя месяц решилась рассказать о московском плене. Вспоминать без слез и дрожи в голосе месяцы заточения в магазине она не может. Подробности эти просто шокируют.

Несибели — уроженка Казыгуртского района. Рано вышла замуж. Ее молодой супруг — племянник тех самых сестер Истанбековых. Весной прошлого года он отправился к ним в Москву на заработки. А спустя неделю вслед за ним приехала Несибели. Ее отправила туда свекровь, убедив маму Несибели, что ничего плохого с дочкой не случится, и даже пообещав, что она сама поедет с ней. Но в Москву девушка приехала одна. В тот же день хозяева магазина отобрали у нее документы. О том, что ее ждет, Несибели предупреждали даже постоянные покупатели магазина, говорили, что нужно уезжать, пока не поздно.

— Не верилось поначалу, — с сожалением говорит девушка. — Была уверена: родственники точно так не поступят. Но потом моя жизнь стала кошмаром! Нас там было около десяти человек, в основном из Шымкента и две девушки из Кыргызстана. Избивали за любую провинность. По ночам мы спали всего часа четыре. Каждый раз нас заставляли пить водку. Насильно принуждали, за отказы били. Думаю, они подсыпали что-то туда, потому что после люди начинали забывать, кто они, откуда. Стыдно признаться, меня принуждали к интиму с другими рабочими магазина. Я сопротивлялась: у меня ведь есть муж! Нурик (супруг Несибели — авт.) защитить меня не мог: сам постоянно боялся расправы. Кормили два раза в день, еда — собакам такую не дают. Спали в подсобке на полу. Они  издевались как хотели, потому что знали, что заступиться за нас некому. У меня, к примеру, одна мама. Когда удавалось позвонить в Казахстан, я говорила свекрови, что нас тут держат в рабстве, но она молчала. Теперь я поняла, почему. У Жансулу Истанбековой есть магазин и в Шымкенте. И теперь он принадлежит моей свекрови.

Лишь однажды за время плена Несибели удалось сбежать, но вскоре ее вынудили вернуться, пригрозив, что убьют ее мужа. В итоге — избили ее. И отрезали прядь волос, предупредив, что в другой раз за побег отрежут голову.

— После этого хозяева, наверное, думали, что я рискну сбежать снова.  Шестого декабря Жансулу с сестрами ушла отмечать день рождения одной из их дочерей. Сортируя помидоры в овощном отделе, я заметила, что у черного входа никого нет. Сразу поняла: это мой шанс! Незаметно выскочила на улицу, затем позвонила одной женщине, которая обещала мне помочь, если нужно. Она подъехала и повезла меня к метро. Вдруг  заметила, что за нами в машине едет Нурик, помощник Жансулу. Мне стало так страшно, что меня поймают и вернут! Лучше умереть! И я выпрыгнула на ходу из машины. Побежала куда глаза глядят.  Шла долго. Сил от голода и усталости уже не осталось.

Спасительницей для зареванной, измученной Несибели стала москвичка по имени Маша. Девушка привела ее к дому, накормила, вынесла теплое одеяло и помогла найти координаты организации «Альтернатива», которая оказывает помощь трудовым мигрантам в России. Ее сотрудники и забрали Несибели. Нашли ей временный приют и помогли получить в посольстве Казахстана в РФ сертификат, дающий право проезда на родину. Путь в Шымкент у Несибели получился долгим и очень непростым: из-за отсутствия документов и билета казахстанские пограничники готовы были высадить ее из поезда. Домой она приехала лишь 31 декабря.

Сразу после бегства Несибели написала заявление в российские правоохранительные службы. Девушка также планирует защищать свои права и здесь и даже пытается вызволить других пленников, но пока она нуждается в серьезном лечении.

— Из-за постоянных побоев и жуткой еды у меня все болит. Постоянные головные боли. Почки сильно болят, желудок. Нужно лечиться, но у меня на это нет денег, — жалуется она.

В Шымкенте помощь Несибели Ибрагимовой, как и другим жертвам трудового рабства, оказывает правовой центр женских инициатив «Сана Сезим».

— Это помощь юристов, психолога, — поясняет координатор центра Р.  Худайшукурова. — Наш социальный работник оказывает помощь при обращении в государственные учреждения.

По данным центра «Сана Сезим», с 2008 года за помощью обратились 14 жителей Шымкента, которые в разное время находились в рабстве у сестер Истанбековых. Пятеро пострадавших наотрез отказались обращаться в правоохранительные органы: так велик их страх перед рабовладельцами. Зато последние, судя по всему, не боятся ни Бога, ни закона. И неизвестно сколько еще жертв должно выбраться из их плена, прежде, чем последует заслуженное  наказание. Российские правоохранительные органы закрывают глаза на то, как в столице буквально процветает рабовладельческий строй, их казахстанские коллеги предпочитают не замечать того, как граждане нашей страны становятся трудовыми пленниками. А несчастные жертвы, сбежав, могут рассчитывать лишь на помощь общественных организаций, журналистов и неравнодушных людей.

Новые случаи трудового рабства выявляются и в ЮКО. За помощью в центр «Сана Сезим» обратились уже 28 человек — выходцы из Узбекистана, Кыргызстана, Таджикистана.

— В их ряды обычно попадают уязвимые слои населения — без документов, профессии и средств к существованию, — комментирует юрист центра «Сана Сезим» И. Халиулин.

Чаще всего в сети трудового рабства попадают молодежь и люди средних лет. Поэтому сотрудники «Сана Сезим» были сильно удивлены, когда за помощью к ним обратилась пожилая пара. Куатбеку Нурымбетову и Аягоз Шатабаевой около 60 лет. Родились в Казахстане, но потом переселились в Узбекистан. В метаниях между двумя странами так и остались с красными советскими паспортами. О детях — молчат, видимо, больная тема. В 2012 году приехали в Казахстан в поисках заработка. В одном из аулов Ордабасинского района их наняли пасти скот.  В бесплатных и безвольных чабанах они пробыли пять месяцев.

— Перенес инсульт, здоровье очень слабое, — рассказывает К. Нурымбетов о себе. — У нас отобрали документы, денег не платили. Дом холодный, топить нечем. Воды тоже нет. Хозяин нас хотел нас кому-то продать за 200 тысяч тенге. Услышали, как он договаривался об этом с кем-то по телефону. Он ведь даже не скрывал, что мы его рабы, помочь нам некому. Грозил нам все время, что сдаст миграционной полиции, если попробуем бежать.

Но как только подвернулась возможность, супруги все же ушли. Помогли добрые люди. Сегодня помощь им оказывают в Центре «Сана Сезим».

— Сейчас занимаемся оформлением документов, удостоверяющих их личности, — говорит И. Халиулин. — Затем обратимся с заявлением в правоохранительные органы. Кроме того, окажем помощь в социальной адаптации.

Алиса Масалева

фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *