«От грамотности — к управлению государством!»

6 Апр 2018

Областной государственный архив презентовал сборник документов «Просвещение в Туркестанском крае», охватывающий период
с 1864 по 1929 год. В сущности впервые под одной книжной обложкой собраны материалы определенной тематики, которые хранились не только в ЮКО, но и в архивах СНГ

  В последнее пятилетие в Ташкент, Оренбург, Москву из облархива для поиска документов, касающихся истории Южного Казахстана, было организовано несколько научных экспедиций.

А. Исатаева.

 Один из первых документов, привезенных из оренбургского архива, называется «Заботы Императрицы Екатерина II о просвещении киргизов», в котором говорится об устройстве при мечетях школ и о том, чтобы «принять меры к скорейшему введению там учения по формальным правилам, заимствуя оныя из устава народных училищ в Российской Империи». При этом было приказано на содержание мечети и школы отпускать по 2007 рублей в год.

Результатом огромной работы исследователей, архивистов стал вышедший в свет сборник под редакцией Б. Ескараева, А. Исатаевой и М. Абдекимулы.

К А. Исатаевой, руководителю облархива, участвовавшей в научных экспедициях, редакция обратилась с просьбой рассказать об истории просвещения в Туркестанском крае, в частности, в Сыр-Дарьинской области. Но рассказ опирался не только на документы сборника, он был гораздо шире, так что в будущем может появиться еще один сборник документов о просвещении в нашем крае.

Только в Туркестанском уезде (Туркестан и село Карнак) работало два медресе и 29 мектебов.

«Система образования во все времена была привлекательным занятием для всевозможных реформаторов.

Документы утверждают, что немало ученых, и не только, предлагали каждый свою систему просвещения. Однако главным достижением стало появление образованных народов Туркестанского края, которые начинали с простого умения читать, чтобы потом расширять и углублять свои знания. После похода генерала Черняева на юг Казахстана, завершившегося взятием Чимкента, царская администрация столкнулась с необходимостью решать множество социальных проблем местного населения, а также заниматься обустройством русских поселений, — рассказала Айдын Кенесбаевна. — Ко второй половине ХХ века сложилась система образования, созданная мусульманским духовенством. Мектебе относились к начальной ступени образования, в них учили грамоте на основе арабской графики и книжного чтения Корана, в медресе давали более глубокие знания. В них готовили служителей веры: имамов, казиев, муфтиев. Только в Туркестанском уезде (Туркестан и село Карнак) работало два медресе и 29 мектебов, в которых обучались в общей сложности 613 человек.

В медресе готовили служителей веры.

По мнению Анвара Исмаиловича Исмаилова, доктора исторических наук, исследовавшего вопросы народного просветительства в Туркестанском крае, со стороны царской администрации был установлен контроль за уровнем преподавания в мусульманских учебных заведениях. Речь идет о профессиональной подготовке преподавательских кадров, главным поставщиком которых были ташкентские учебные заведения.

 Но включались в процесс преобразования, модернизации системы обучения и просветители, проживающие на более отдаленной от нас территории.

 Тут стоит обратиться к личности Исмаила Гаспринского, названного историками «крымско-татарским интеллектуалом». Его реформаторская идея заключалась в привнесении в мусульманскую систему образования светских методов обучения. Он направил генерал-губернатору Туркестанского края Николаю Оттоновичу Розенбаху письмо, в котором изложил свое видение системы просветительства в мусульманских школах. Генерал дал поручение изучить предложение Гаспринского не простым чиновникам, а специалистам в сфере просветительства. В их числе Владимир Петрович Наливкин. Назову только некоторые факты из его биографии. Он — автор азбуки для русско-мусульманских школ оседлого населения Туркестанского края, знаток, как свидетельствуют архивы, сартского и персидского языков. Другой авторитетный чиновник, к кому обратился Розенбах, Николай Петрович Остроумов — автор исследовательских работ «Мадрасы в Туркестанском крае» и «Колебания во взглядах на образование туземцев в Туркестанском крае».

 Изучив предложения Гаспринского, чиновники дали Розенбаху отрицательный ответ с формулировкой: «В деле образования инородцев в России нам нужны указания русского члена Министерства народного просвещения, а не инородца-татарина, с горячностью отстаивающего неприкосновенность инородческого быта со всеми его особенностями». К слову сказать, Гаспринский в течение 35 лет до 1918 года издавал первую и единственную в мире мусульманскую газету под названием «Переводчик — Терджиманъ», написал несколько работ в области просвещения.

К 1898 году число учебных заведений в Сыр-Дарьинской области достигло 107.

Тем не менее в нескольких казахстанских городах, в том числе в Чимкенте, он открыл так называемую новометодную школу, в которой были введены новые учебные дисциплины: родной и русский языки, история, арифметика и другие светские предметы.
Спустя годы В. Наливкин признался, чем на самом деле вызван отрицательный ответ, написанный генерал-губернатору по поводу предложения Гаспринского. Этому предшествовал вот какой факт. Розенбах создал секретную комиссию, чтобы выяснить, какой должна быть русская политика в сфере образования. Рабочая группа пришла к выводу, что «туземцы остаются мусульманами, успешная русофобия их невозможна. Не может быть разговора об обращении их в христианство, но распространение русского языка желательно, так как оно послужит интеллектуальному сближению с нами туземцев и устранению предубеждений против нас».

 Однако в предложении Гаспринского, как, впрочем, и самого Наливкина, как показало время, было много схожего, поскольку каждый предлагал, по сути, одно и то же: расширить перечень изучаемых предметов в школах и училищах.

 Создание на юге Казахстана сети народных школ светского образования непосредственно связано с деятельностью русской колониальной администрации. В школах-интернатах разрешалось обучение детей из русских семей. В 1875 году Вознесенским, священником из Чимкента, было открыто на собственные средства народное училище, принятое через год в ведение Министерства народного просвещения.

 «Во всеподданнейшем отчете исправляющего должность начальника Чимкентского уезда за 1880 год» говорится, что население составляет 115221 человек. В Чимкенте создано двухклассное училище для мальчиков и женское приходское училище. При мужском работал интернат, в котором «имеется восемь воспитанников: 4 русских, 4 туземца. Кроме упомянутых училищ, имеются в уездах еще туземные школы (медресе). В них обучаются исключительно дети туземцев чтению, письму и заучению на память молитв из Корана. Всего по уезду было открыто 106 мектебов и 13 медресе».

 К 1898 году число учебных заведений в Сыр-Дарьинской области достигло 107 с контингентом учащихся почти в пять тысяч человек. Было открыто 28 русско-туземных училищ.

 В сборник вошли и документы первых советских лет. Большей частью они связаны с именем первого наркома просвещения РСФСР Анатолия Васильевича Луначарского, образованнейшего человека.

 При нем в школах вводилось бесплатное обязательное обучение. В мае 1918 года — обязательное совместное обучение учащихся обоих полов, организация национальных школ, обязательное обучение в школах взрослого населения. 31 декабря 1918 года в Чимкенте открываются вечерние мусульманские курсы для взрослых. В этот же день на занятия пришли 27 человек. Учитель был избран по конкурсу из трех человек. В этот же год вводится новая орфография, открываются избы-читальни. Пишутся учебники для школ. Киргизская научная комиссия учебных и других книг и пособий на киргизском языке утвердила букварь, грамматику, написанные Ахметом Байтурсыновым, а Миржакипом Дулатовым — хрестоматию, задачник по арифметике, разрезную киргизскую азбуку и еще десятки учебников и пособий, подготовленных для национальных школ казахской интеллигенцией.

 17 сентября 1920 года принимается декрет СНК Туркреспублики «О ликвидации безграмотности среди населения».

 Ликбез контролировался государством. Тот, как сказано в декрете, кто «уклоняется от установления настоящим декретом повинностей и препятствует неграмотным посещать школы, привлекается к законной ответственности». Открываются учебные заведения по подготовке технических кадров, культурно-просветительских учреждений.

 Но не все происходило добровольно, без нажима. В документе №96 «Руководящие материалы для учреждений социального воспитания и политехнического образования на территории Туркреспублики», подписанном Назиром Тюрякуловым, говорится, что «всех тормозящих проведение в жизнь этого постановления передавать суду Ревтрибунала».

 Многие мероприятия в сфере народного образования проходили под лозунгами: «Вперед к грамотности! От грамотности — к управлению государством», «Только через школу мы подойдем к социализму!». Не только лозунгами, но созданной системой народного просвещения в стране была ликвидирована неграмотность. И это — высочайшее достижение, которым мы гордимся».

Людмила Ковалева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *