«Врачам нужно учиться говорить с пациентами»

7 Сен 2018

 В том, что К. Курбанбаева никогда не будет «серой» и неприметной, стало понятно еще во время ее учебы в Семипалатинском медицинском институте. Девушка, приехавшая из Тюлькубасского района, сразу и во всем стала бессменным молодежным лидером.

32 года К. Курбанбаева работает детским невропатологом. Сколько малышей удалось ей за эти годы поставить на ноги, часто в прямом смысле слова, Кенжегуль Саутпаевна не считала, но цифра эта наверняка внушительная.

С первого курса и до окончания учебы Кенжегуль, тогда еще Умарова, была неизменной старостой потока. Четыре года — председателем профсоюзного бюро. При этом отлично училась сама и помогала сокурсникам. Не пропустила ни одного сезона работы студенческих стройотрядов, принимала участие в целинных стройках животноводческих комплексов. За ударный труд неоднократно награждалась руководством страны и комсомольской организации. Окончив в 1981 году институт и интернатуру, с солидным стажем общественной работы и прекрасным багажом знаний, она вернулась по направлению в родную область участковым педиатром городской детской больницы № 1 г. Шымкента.

«Как все успевала, сама сейчас удивляюсь, — рассказывает Кенжегуль Саутпаевна. — Но, видимо, молодости это присуще.
К тому же, я с детства мечтала лечить детей. Поэтому все делала с огромным энтузиазмом. И училась, и работала. У меня отец был народным целителем, «костоправом». Я всегда им восхищалась. Видела, как несут к нему деток и как потом эти детки уходят на ногах, а родители со слезами на глазах благодарят отца за помощь. И поняла: вот мое призвание — облегчать страдания детей. К этому и стремилась.

Полтора года проработала участковым педиатром, и меня назначили заведующей отделением. Но быстро поняла, что заведующий — это не практикующий врач, это статист. Бесконечные отчеты и прочие бумажные дела совершенно не оставляли времени на практику.

Потому спустя полтора года пошла к главному врачу и сказала, что эта работа не для меня, хочу быть хорошим специалистом и попросила перевести обратно в участковые педиатры, чтобы лечить детей. Выслушав, она сказала, что есть идея получше: и предложила поездку на учебу в Казань на первичную специализацию по детской неврологии. В то время там была одна из лучших школ неврологии. Преподавал академик Александр Юрьевич Каратнер. Конечно, я с радостью согласилась, несмотря на то, что моему ребенку тогда было всего полтора года. Эта поездка дала мне прочные знания. Особенно по анатомии нервной системы, разбираться в которой необходимо для постановки правильного диагноза».

С тех пор вот уже 32 года Кенжегуль Саутпаевна работает детским невропатологом. Сколько малышей удалось ей за эти годы поставить на ноги, часто в прямом смысле слова, К. Курбанбаева не считала, но цифра эта наверняка внушительная.

«Если хочешь вылечить ребенка, относись к нему, как к своему, — говорит  К. Курбанбаева. — Ведь при душевном подходе даже обычная вода может принести пользу. К сожалению, в последнее время многие врачи разучились разговаривать с пациентами. Поэтому и жалоб на их работу стало больше. Как, впрочем, и больных детей. Последние десять лет очень много врожденных тяжелых пороков. В том числе и неизлечимых. Судорог различных тоже стало гораздо больше. К счастью, 70-80 процентов больных детей выздоравливают. Главное — правильно назначить терапию, и организм ребенка восстановится. Даже после ишемических инсультов дети полностью выздоравливают. Просто нужно грамотно делать свое дело — вот и все».

Последние несколько лет К. Курбанбаева работает в одной из частных клиник Шымкента. Но и сюда к ней каждый день идут люди. Те, кто когда-то лечил у нее своих детей, теперь приводят внуков.

«Не отпускают меня на пенсию, — смеется Кенжегуль Саутпаевна. — Мне уже 60 лет, а отдыхать не дают. Даже когда видят, что пью таблетки говорят: «Что Вы делаете? Вам нельзя болеть!» Считают, что я из железа. А ведь я перенесла инсульт. Хотела принимать по полдня, просят остаться на полный. В общем, не знаю, сколько еще в таком режиме смогу работать. Хорошо, есть у меня отличные ученики, которые продолжают мое дело. Если соберусь на отдых, передам им всех пациентов».

Ученики у К. Курбанбаевой действительно замечательные и уже заслужившие людскую благодарность своим трудом. Это заведующая неврологическим отделением городской детской больницы М. Валиева, детский невропатолог Э. Джунусова и многие другие, кто когда-то начинал под руководством Кенжегуль Саутпаевны, а теперь уже сам помогает молодым специалистам постичь тонкости профессии. Помимо прочего, К. Курбанбаева еще и независимый республиканский эксперт по детской невропатологии. Единственный эксперт на сегодня!

«Когда в очередной раз подтверждала высшую категорию, выяснилось, что вся комиссия меня знает, — рассказывает К. Курбанбаева. — Тогда мне и предложили стать независимым экспертом по детской невропатологии. Я согласилась. С тех пор получаю на электронную почту жалобы из разных регионов Казахстана, выясняю все досконально и пишу экспертные заключения. Бывают и обоснованные жалобы, когда врачи допускают ошибки. Бывает, пациенты не правы. Думаю, если бы врачи умели разговаривать с больными, то многих жалоб бы не было, потому что в большинстве обращений идет речь о некорректном отношении врачей. Считаю, что каждому неврологу нужно быть немного психологом. Уметь находить нужные слова. А для этого нужно читать. К сожалению, сейчас врачи книги почти не читают, отдают предпочтение интернету. Но ведь там около 80 процентов информации весьма сомнительного характера. А по книгам, написанным врачами-практиками, можно многому научиться. Не нужно лениться учиться у тех, кто имеет большой опыт.

Неврология — это не педиатрия, там градусником и таблеткой не обойдешься. Нужно не спеша разбираться, маленькими шажками идти к результату».

Во время нашего разговора в открытую дверь заглядывает женщина с мальчиком лет восьми. Радостно улыбаясь, говорит, что пришла поблагодарить за ребенка. В глазах — слезы благодарности.

«В шесть лет сын пошел в школу, но почти сразу начались проблемы, — рассказывает жительница Шымкента, пожелавшая остаться неизвестной. — Учительница стала постоянно говорить, что ребенок бегает на уроке, бросает мел, агрессивно на всех реагирует. Порекомендовала пойти к психиатру. Но мы слышали о Кенжегуль Саутпаевне и решили сначала сходить к ней. Оказалось, у ребенка органический невроз. Я занервничала, но врач успокоила, что ничего страшного в этом нет. Что таких детей сейчас очень много, и это лечится. Просто нам, оказывается, надо было гораздо раньше обратить внимание на проблему, когда сын еще в садик ходил. Там он тоже часто был раздражительным, кричал и даже кусался, но мы не водили его к врачу, думали, что это просто переходный возраст или особенности характера. Оказалось, дело не в характере».

«Надо было еще в годик начать лечить, — включается в разговор К. Курбанбаева. — Если у ребенка нет патологии центральной нервной системы, у него не будет органического невроза, он не будет так себя вести. Поэтому, если ребенок не может сидеть на месте, постоянно находится в агрессивном и раздраженном состоянии, лучше заглянуть к невропатологу — и все встанет на свои места».

Пациентов, с благодарностью заглядывающих в кабинет, подходящих на улицах и приносящих домой цветы, — десятки. И все они искренне рады, что такие специалисты, как Кенжегуль Курбанбаева, остаются работать в нашей области.

Ирина Притула

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *