А может, ну ее…эту историю?

27 Ноя 2020 16:04
Количество просмотров: 2050

За неполные 30 лет в регионе исчезли с лица земли такие материальные памятники культурного наследия, как городище Каратобе с прилегающим к нему могильником и два поселения Кайтпас-1 и -2, еще несколько лет назад находящиеся на территории уже несуществующей ЮКО. «Южанка» уже писала о начале незаконных работ на Караултобе у развязки дорог к селам Тамерлан и Шубарсу в Ордабасинском районе. Благодаря нашей газете и усилиям общественности удалось их приостановить, а затем и провести охранные работы.

С каждым годом сокращается в размерах городище Султан рабат в Толебийском районе, потому что сельские акимы дают разрешение на добычу глины на охраняемой государством территории. И за эти действия местная исполнительная власть не раз получала предписания из отдела охраны памятников областного управления культуры о незаконности действий и ответственности за уничтожение памятника археологии.

Но, как говорится, урок не впрок!

На данный момент отдел охраны культурного наследия областного управления культуры руководствуется Государственным списком памятников истории и культуры местного значения, который утверждается постановлением акима Туркестанской области. Последняя редакция списка была утверждена 17 сентября 2020 года постановлением № 188. При изучении документа выяснилось, что в списке памятники Казыгуртского района отсутствуют. Хотя на его территории десятки объектов материальной культуры, охраняемых государством. Взять хотя бы те же комплексы мавзолеев Искак-ата и Исмаил-ата.

Ничего не оставалось делать, как обратиться к Своду памятников ЮКО, вышедшему в 1994 году (благо, этот документ никто не отменял). Свод памятников создает научную основу для дальнейшего изучения, охраны и использования археологических, исторических, градостроительных и архитектурных, художественных памятников, расположенных на территории Республики Казахстан. Как вы понимаете, в нашем контексте ключевое слово – «охрана».

Читаем статью № 366: «…городище Турбатское. Находится в южной части села Турбат Казыгуртского района на возвышенной надпойменной террасе левого берега реки Тастаксай. Обследовано экспедицией археологического отряда ШПИ в 1982 году. Высота – 6-7 метров, основание — 60х75 метров.

Сохранились следы остатков древних улиц и вала, в северо-западной и северо-восточной частях городища фиксируются входы.

При обследовании найден подъемный керамический материал: в основном фрагменты сосудов типа хумов, корчаг крупных и средних размеров, а также части кувшинов, блюд, квадратных кирпичей караханидского времени и керамика монголо-тимуридского и более позднего периодов. Раскопки не проводились».

Одно только нахождение этого объекта в Своде дает ему право на защиту, а государство берет на себя эту обязанность.

Связавшись с акимом Турбатского сельского округа С. Айтимбетовым, стало понятно, что для решения проблемы надо задействовать тяжелую артиллерию. Поэтому корреспондент «ЮК» на онлайн-брифинге озвучил этот вопрос заместителю акима Туркестанской области С. Калкаманову и представителям областной прокуратуры.

Чиновник, курирующий вопросы культуры, пообещал разобраться, а областной надзорный орган поручил выяснить все обстоятельства районной прокуратуре.

Буквально на следующий день автору материала пришло сообщение пресс-службы акимата Казыгуртского района, в котором было сказано, что «в настоящее время работы по нивелированию приостановлены местным исполнительным органом. Законность использования данного земельного участка по целевому назначению и принадлежность к объектам историко-культурного наследия рассматриваются. О результатах будет сообщено дополнительно».

Выехав на место, корреспондент «ЮК» обнаружил, работы действительно приостановлены (хотя это были выходные), но около гектара на городище выровнено бульдозером.

Снесены культурные слои на уровне от двух до трех метров. Северная часть городища распилена до материковой поверхности, и уже проложена гравийная дорога.

Под ногами валяются немые свидетели жизни средневековья – осколки керамики, большая часть которой относится к эпохе караханидов, зернотерки и жернова. Здесь же при внимательном рассмотрении можно было обнаружить следы жизнедеятельности современного человека. Опять же разбитая керамика (пиалы и кесе), советский кипятильник для командировочных и куски пластика. Но даже если собрать все, что представляет какую-то историческую, археологическую и культурную ценность, часть древнего города с конструкциями верхних культурных слоев потеряна навсегда.

Фото- и видеоматериалы о ходе незаконных работ были переданы в районную прокуратуру.

«Что-то не так в нашей области с обеспечением сохранности памятников истории и культуры», — написал на своей странице в «Фейсбуке» историк, археолог А. Грищенко. И после перечисления объектов — памятников археологии местного значения, которые уже уничтожены, хотя охранялись государством, Александр Николаевич завершает свое послание очередным печальным сообщением: «Мне рассказали о сносе городища в селе Турбат Казыгуртского района. Точнее, его сровняли с землей, подготовили площадку под строительство теплиц… А ведь это село и область гордятся памятниками республиканского значения — комплексами мавзолеев Искак-ата и Исмаил-ата. Спрашиваю вас, исполнительные органы, и моих преемников в сфере охраны памятников: «Что вы делаете для сохранения достояния народа Казахстана? За что получаете зарплату?». Одновременно с постом А. Грищенко по телефону сообщил о случившемся корреспонденту «ЮК». Как разворачивались события далее – в нашей публикации.

А через неделю ваш покорный слуга получает еще одно послание. На этот раз автор письма — акимат сельского округа Турбат. Орфография и пунктуация сохранены:

«Касательно земельного участка сельскохозяйственного назначения, расположенного вблизи с мавзолеем «Ысқақ ата» в сельском округе Турбат Казыгуртского района, сообщаем следующее: жителю сельского округа Турбат А. Абдуразакову на основании решения акима Казыгуртского района от 10 марта 2000 года № 1202 для организации крестьянского хозяйства было выделено 14,1 гектара, из них пашня — 5,3 га, орошаемая пашня — 5,3 га, сенокос — 2,2 га, пастбища — 6,6 га на праве постоянного землепользования. Постановлением акимата района от 28 декабря 2017 года № 455 было изменено (право собственности – авт.) на право аренды на 32 года. На земельный участок получен государственный акт с кадастровым номером 19-289-001-424, который прошел государственную регистрацию 17.07.2018 года».

Северная часть городища распилена до материковой поверхности, и уже проложена гравийная дорога.

К письму прилагается ответ на запрос в Государственную корпорацию «Правительство для граждан» по Туркестанской области от 16.11.2020 года № 0313-35-05-26/310, в котором указано, что земельный участок общей площадью 14,1 гектара (кадастровый 19-289-001-424), принадлежащий крестьянскому хозяйству «Дехкан», расположен в южной части села Турбат, на левом берегу реки Тастаксай и не соприкасается с мавзолеем «Ыскак-ата» (указанный объект находится на территории городища Турбат – авт.).

Но речь идет не о мавзолее, который является памятником архитектуры и градостроительства, а о памятнике археологии — городище Турбат.

Несмотря на сухой официальный язык и обилие цифр, именно это письмо стало отправной точкой для дальнейшего расследования.

Имея на руках кадастровый номер, не составило труда на официальной странице управления земельного кадастра и автоматизированной информационной системы государственного земельного кадастра в открытом доступе получить план участка. Он, как родной, лег на часть городища, где проводятся незаконные работы.

Теперь обратимся к Закону «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия». Есть в нем одна интересная деталь, а вернее, статья 11 «Компетенция местных исполнительных органов областей, городов республиканского значения, столицы, районов (городов областного значения)». Пункт 13 (как символично!) этой статьи гласит, что местный исполнительный орган (районный акимат — авт.) имеет право лишать памятник истории и культуры местного значения его статуса и исключать из Государственного списка на основании заключения историко-культурной экспертизы по согласованию с уполномоченным органом, то есть с областным акиматом.

На момент, когда аким Казыгуртского района своими решениями вывел территорию городища из-под охраны и перевел в категорию земель сельхозназначения, отдел сохранения историко-культурного наследия управления культуры Южно-Казахстанской области возглавлял А. Грищенко, который подтвердил, что никаких согласований по лишению памятника его статуса районный акимат не проводил. Соответственно, не было никаких охранных археологических работ. А самоличное решение акима Казыгуртского района в марте 2000 года — нарушение комплекса законов.

Для читателя найти, кто был на тот момент главой района, не составит труда. Достаточно зайти в «Википедию», набрать в поисковике «Казыгуртский район» и получить полный список акимов с 1992 года по сегодняшний день.

Городище сровняли с землей, подготовив площадку под строительство теплицы.

Давайте поразмышляем, почему за 30 лет независимости Республики Казахстан за уничтожение памятников никто не понес наказания?

Как уже поняли читатели, уничтожили и продолжают уничтожать не один объект, охраняемый государством.

Во время недавнего прямого эфира заместитель акима Туркестанской области С. Калкаманов по вновь открывшимся обстоятельствам сообщил следующее: «Мной дано распоряжение отделу охраны памятников истории и культуры выехать на место. Несмотря на то, что акимат Казыгуртского района уверяет, что никаких нарушений нет, будут перепроверены границы памятника и все факты нарушения закона. Уверяю, что все виновные в разрушении памятника будут наказаны».

В прямом эфире С. Калкаманов обратился также к журналистам, общественности и жителям области с просьбой сообщать на своих аккаунтах в соцсетях о нарушениях законности в отношении памятников истории, археологии и культуры, тегнув его и акимат Туркестанской области.

«ЮК» обратился к директору института археологии им. А. Маргулана академику Б. Байтанаеву с предложением выехать на место и дать независимое заключение по городищу Турбат. Ученый дал свое согласие.

Если же в очередной раз выйдет так, что Закон «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» не сработает и не защитит то, что априори должен защищать, есть еще один закон — Закон «О национальной безопасности РК». Согласно статье 6, пункту 5, одной из основных угроз национальной безопасности является утрата культурного и духовного наследия народа Республики Казахстан. Быть может, сработает этот документ и защитит нашу историю?

Или, может, ну ее… эту историю?

 

Владимир Привалов

фото автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *