«…Будем ли мы дремать в это время»

25 Фев 2021 09:30
Количество просмотров: 370

Надо сказать спасибо генерал-губернатору Туркестана Константину Петровичу фон Кауфману за воплощенную идею создания «Туркестанского сборника», в котором собраны и систематизированы печатные материалы о Туркестане и сопредельных с ним государствах. Эту миссию было поручено выполнить библиографу Владимиру Измайловичу Межову, проработавшему над сборником двадцать лет и подготовившему 416 томов. Всего «Туркестанский сборник» состоит из 594 томов: продолжили его составление уже другие библиографы.

Ценность этого грандиозного труда заключается в том, что по собранным материалам можно изучать историю края.

В. Межов высоко оценивал приобретение Россией Туркестанского края в торговом отношении, в ее проникновении в глубь Средней Азии, за которым внимательно следили англичане, тщательно охраняющие свои торговые интересы.

«В своей литературе, — пишет Владимир Измайлович со знанием дела, — они внимательно следят за всем, что выходит в свет по среднеазиатскому вопросу, составляют библиографические указатели и т.п. Будем ли мы дремать в это время».

Вот только некоторые фрагменты, собранные в «Туркестанском сборнике» (немногое удалось приобрести в Национальной библиотеке Узбекистана им. А. Навои сотрудникам областного госархива. В Ташкенте хранится часть томов из «Туркестанского сборника»).

После взятия Чимкента и Ташкента войском генерала М. Черняева журнал «Москва» в 1867 году «указывает на проникновение английских шпионов в Чимкент, Ташкент и Туркестан, которые призывают к восстанию против русских». Другое издание «Московские ведомости» в 1873 году пишет по поводу обеспокоенности англичан: «А вдруг русские дойдут до Индии?». (Индия была британской колонией). Даже французская пресса передавала озабоченность проникновением России в Индию.

То, что внешнее сношение Чимкента с Индией было, вне сомнений. Оно выражалось в том, что в город завозился чай из Индии и Цейлона. Англичане проникли в Среднюю Азию еще в конце XIX века. В Чимкенте через англичан работали три фирмы: «Товарищество «Алексей Губкин и Кузнецов и Ко» — это была самая крупная чайная компания в мире, имеющая основной капитал на огромную сумму, «Вогау и Ко», а также Вульфа Высоцкого (годовой доход этой фирмы не только за счет чая, но и сахара составлял до 900 тысяч рублей). В разные годы они потеряли свой выгодный бизнес: у первой в 1919 году все имущество национализировали, как, впрочем, и у Высоцкого, а Вогау, как немец, вынужден был покинуть Россию после начала первой мировой войны.

Тем не менее до этих событий чайная торговля процветала во всю. Если в 1850 году в Российскую империю завозили всего 372 тыс. пудов (5,9 тыс. тонн) чая, то в 1870-ом — 1480 тыс.пудов (25,7 тыс. тонн).

В Чимкентском уезде продавали от 25 до 35 тысяч пудов чая.

Так что англичанам, а также китайцам, у которых тоже закупали чайный лист, было о чем тревожиться.

Средняя Азия давно была зоной изучения природных и климатических особенностей (кстати, газета «Русский инвалид» в 1869 году сообщила об открытии метеостанций в Чимкенте и ряде других городов).

Посылались различные экспедиции, почему-то называемые путешествиями, как, например, Алексея Николаевича Северцова, не миновавшего на своем пути Чимкент, изучавшего флору и фауну Туркестанского края, наличие месторождений каменного угля, железной руды.

Большой интерес и полемику среди горных инженеров вызывал вопрос, есть ли в Чимкентском уезде каменный уголь и золото или нет. Несмотря на усердие В. Межова, ему не удалось полностью собрать в «Туркестанский сборник» все сведения о происходящем в генерал-губернаторстве, в чем его упрекали последователи, когда Владимира Измайловича уже не стало. Трудно было собрать все публикации, если иметь в виду, что в Российской империи издавалось много газет и журналов. Не был исключением и Туркестан, где издания были как на русском, так и на местных языках. Тем не менее государственная программа «Культурное наследие» в Казахстане позволила сотрудникам областного государственного архива побывать в научных экспедициях в России и Узбекистане и восполнить недостающую информацию о том, как искали российские инженеры месторождения полезных ископаемых.

В облархиве хранится заключение горного инженера К. В. Гилева, представленное генерал-губернатору Туркестана К. П. Кауфману 25 ноября 1876 года за № 173 «По содержанию рапорта Г. Д. Романовского о разведках на реке Ленгер в Чимкентском уезде».

Справедливости ради стоит сказать, что поисками каменного угля занимался сын известного российского горного инженера Степана Петровича Татаринова, который пошел по стопам своего отца, — инженер Александр Степанович, имеющий чин особых поручений по горной части Туркестанского генерал-губернатора. К. В. Гилев упоминает, что «месторождение каменного угля на реке Ленгер близ деревни Султан Рабат разведено еще при инженере Татаринове. Повторная разведка приведет, вероятно, к известным уже неблагоприятным результатам».

Из журнала горного совета, состоявшегося в Ташкенте 10 февраля 1871 года, видно, что каменный уголь на реке Ленгер близ Чимкента был исследован только на протяжении 90 сажен. Обнаруженный уголь после бурения скважин по анализу, произведенному в химической лаборатории Ташкента, оказался «весьма хороших качеств, и тогда предложено было продолжать разведочные работы посредством бурения и углубить хотя бы один шурф, чтобы познакомиться поближе со свойствами угля». Романовский не исключил возможности открытия угля хорошего качества, но работы надо было продолжать.

Горный инженер К. Гилев пишет: «Каков будет уголь одного или нескольких пластов, если настоящая разведка близ Султан Рабата его откроет. Есть или нет угольные пласты, заключающиеся в твердых породах? Вообще, заслуживает ли Султанрабатское месторождение разработки – может выясниться не ранее, как по окончании предприятий в настоящем году разведки».

Время показало, что, несмотря на весьма слабое финансирование разведки и отсутствие хорошего бурового инструмента, инженерам удалось обнаружить месторождение каменного угля. На ленгерском угле долгое время развивалась экономика города.

В 1906 году именем Геннадия Даниловича Романовского, горного инженера, разведывавшего месторождение ленгерского угля, а также опубликовавшего немало научных работ по геологии и палеонтологии Туркестана, была названа улица Чимкента.

В 1906 году Романовского уже не было в живых. И, полагаю, хотели в названии улицы увековечить имя человека, много сделавшего для нашего региона. Но улиц оказалось меньше, чем имен.

Потом улицу переименовали в Карла Маркса. Сейчас она носит имя Дулати. Дай Бог, уже не будет переименована. Неприлично часто менять названия.

А теперь вернемся к золоту, которое также искали в наших краях.

И опять всплывает имя Александра Степановича Татаринова, который написал: «Новая экспедиция обнаружила золотые примеси в ключах и реках, входящих в реку Терсу с левой стороны Чак-пака».

Золотоискателей оказалось много. В их числе был и предприниматель Иван Иванович Первушин, построивший первый в Туркестанском крае винзавод, в котором началось промышленное освоение винограда, выпуск отечественных марок вин. В Чимкентском уезде было несколько складов винной продукции фирмы Первушина. Занимался он и торговлей, и промышленностью.

Первушин организовал несколько партий по поиску месторождений золота, однако они оказались бесполезными. Ивану Ивановичу было, куда вкладывать деньги. Подсчитано, что, как сказали бы сейчас, в экономику Туркестанского края он внес более миллиона рублей.

Скептически настроенный к капиталистам читатель скажет: «А заработал еще больше!». И будет прав.

Вот что написал Д. Краевский в своей работе с говорящим названием «О поисках золота в Туркестане Сыр-Дарьинской области»: «Только река Кулан выше пикета «Тулькубашь», говорят, золотая. Проделали 13 шурфов, но они не принесли больших результатов — россыпи убогие, редко доходившие до 12 от 100 шурфов. Пыль на глубину от одного до трех аршин. Реки Сайрам и Келес, хоть и заявлялись партиями промышленника Первушина, на самом деле незолотоносные, потому что берут начало в горах, состоящих из гранита».

Но «россыпи убогие» знатоки все-таки прибирали к рукам.

Экспедиции, путешествия, организованные царским правительством с участием инженеров и ученых, не всегда были напрасными. Открытие месторождений давало толчок для зарождения новой промышленности.

 

Людмила Ковалева
Автор благодарен сотруднице областного государственного архива Х. Кичкембаевой за помощь

в подготовке этой публикации в нынешнее карантинное время.

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *