Детский суицид

13 Ноя 2019 17:40
Количество просмотров: 1727

Прокуроры и ученые МКТУ им. Ясави объединились против этой беды

В январе текущего года прокурор Туркестанской области Н. Абдиров и президент МКТУ им. Ясави Б. Абдрасилов подписали меморандум о сотрудничестве.

На ноябрьском оперативном совещании, в котором приняли участие профессорско-преподавательский состав университета, представители департамента полиции области, управления общественного развития, НПО, речь шла об актуальных для многодетного южного региона проблемах — правонарушениях несовершеннолетних, преступлениях против них, а также о детском суициде.

Защитить подростков

Прокурор области Н. Абдиров констатировал: «Каждый седьмой ребенок страны проживает в Туркестанской области. Мы самый многодетный регион». Заострил внимание на росте числа подростковых преступлений и уголовных правонарушений против половой неприкосновенности несовершеннолетних.

«Чтобы остановить рост этого вида криминала, мы создали специальную группу по защите прав несовершеннолетних. На нее возложили надзор за законностью по уголовным, гражданским и административным делам, фигуранты которых — подростки. Ее члены выезжают в регионы, оказывают правовую и практическую помощь на местах. По инициативе прокуратуры области специальная следственная группа работает и в областном департаменте полиции», — сообщил Н. Абдиров.

И уже можно говорить о положительной динамике. За девять месяцев текущего года количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, по сравнению с прошлым годом снизилось на 5,8 %, а против них — на 9,2 %. Количество преступлений, связанных с посягательством на половую неприкосновенность подростков, уменьшилось на 24,6 %.

Это страшное слово «суицид»

На совещании шла речь о детском суициде — печальной проблеме многодетного южного региона. Статистика, прозвучавшая в выступлении заместителя начальника управления прокуратуры области А. Накипбекова, вызывает тревогу. За девять месяцев этого года в области зарегистрировано 35 детских суицидов: рост по сравнению с прошлым годом составил 20 %. «В течение последних трех лет, — резюмировал  А. Накипбеков,- этот показатель стабильно растет». Почему дети выбирают такую страшную стезю? Почему обрывают жизнь практически на самом старте, не познав красоты мира, не ощутив его прелести и ярких красок?

Прокуроры исследовали эту трогающую до боли в сердце статистику.

Из 35 суицидов с летальным исходом 19 приходится на мальчиков, 16 — на девочек. 25 самоубийц учились в школе. 10 нигде не учились. 29 закончили свой короткий земной путь, надев на себя петлю. Из оставшихся шести кто-то вскрыл вены, кто-то отравился, кто-то спрыгнул с высоты.

Было еще 39 официально зарегистрированных попыток суицида: 28 среди девочек, 11 среди мальчиков. К счастью, их спасли. Но пережитый стресс, конечно же, не пройдет бесследно.

Прокурорский анализ показал: детский суицид составляет 13 % в общей статистике добровольного ухода из жизни. Наиболее опасный суицидальный возраст — 14 -15 лет. На него приходится 60 % детских самоубийств. Причины чаще не материальные, не жизненные затруднения, социальные или бытовые стрессы, как у взрослых, а конфликты в семье, школе, личном окружении.

По инициативе прокуратуры области для обучения школьных психологов в Келесском районе из бюджета было выделено 2,5 млн. тенге.

Мог трехлетний малыш убить себя?

Во время изучения прокурорами регистрации фактов детского суицида «вылезли» нестыковки и ляпы, допущенные сотрудниками правоохранительных органов. Например, в официальных отчетах значилось, что трехлетний малыш в Жетысайском районе совершил суицид и скончался в больнице. Ну разве такая кроха способна осознавать, жить ей или нет? Самостоятельно принимать решение убить себя? Абсурд! Прокуроры проверили этот факт. И оказалось, что из-за недосмотра, разгильдяйства взрослых трехлетняя девочка полезла куда не надо и опрокинула на себя кастрюлю с кипятком. В данном случае о детском суициде вообще не может быть речи, тем более с летальным исходом. Жетысайские полицейские зафиксировали оконченный суицид в официальном отчете и отправили в центр по правовой статистике и специальным учетам. На деле же медики обваренную кипятком девочку спасли. Имел место несчастный случай. А горе-родители, спровоцировавшие беду, оказались вроде и ни при чем.

В Тюлькубасском районе у 14-летнего подростка разболелся зуб. Чтобы унять нестерпимую боль, он выпил лекарство. Отравился. Медики его спасли. Но в полицейских отчетах это оконченный суицид.

В Сайрамском районе сотрудники полиции исказили статданные суицида: подросток нечаянно выпил из бутылки жидкость для удобрения растений. Фактически было отравление, а в статданных — суицид.

Все это заставляет делать выводы: как поверхностно, не вникая в суть, порой регистрируется эта беда. Зафиксировали факт на бегу — и с плеч долой. Самоубийство — не преступление, это выбор конкретного человека, не преследуемый законом. Но в Уголовном кодексе есть статья, предусматривающая наказание за доведение до самоубийства. Но применяется она крайне редко. Несколько лет назад в Сайрамском районе расследовалось уголовное дело в отношении учительницы о доведении ею до самоубийства школьницы. Районный суд вынес обвинительный приговор.

На памяти и трагедия в бывшем дачном массиве «Кайнарбулак» — сейчас пригороде Шымкента, где повесился старшеклассник. Он оставил записку, в которой назвал своих палачей, превративших его жизнь в ад. Трагедия получила широкую огласку в СМИ и социальных сетях. И это, надо полагать, заставило силовиков начать досудебное расследование. На скамье подсудимых оказался одноклассник погибшего — классный лидер, по команде которого у школьников вымогали деньги, унижали. Этот процесс вел председатель специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних (СМСДН) г. Шымкента К. Конырбаев. Он приговорил экс-школьного лидера к трем годам лишения свободы за вымогательство и доведение до самоубийства. «Это дело единственное в моей практике», — сказал Канатбек Досаевич (сейчас он возглавляет СМСДН Туркестанской области). Это уголовное дело стало прецедентом в нашем регионе.

Тайна за семью печатями

Обычно причины конкретного суицида у нас замалчиваются. Однажды я попыталась провести журналистское расследование. В одной из лучших школ в селе Казыгурт добровольно рассталась с жизнью одиннадцатиклассница. Училась она неплохо. Выбрала вуз, в который собиралась поступить. Отец ее уезжал на заработки в столицу, мать торговала на рынке. Побеседовала с учителями, психологом.

Попыталась вызвать на откровенный разговор одноклассниц. Все заученно твердили: ничего не предвещало беды. Не было ни конфликтов, ни жалоб. Накануне всем классом ходили на субботник. Участвовала в нем и девочка, которую вернувшаяся вечером домой мать обнаружила в сарае в петле. В районном отделе полиции констатировали только случившийся факт. А встретиться с матерью, потерявшей дочь, не осмелилась: как лезть в чужую плачущую душу?

Не могла выпускница школы взять и просто так наложить на себя руки. А причины, конечно же, были. И можно предположить, школьница попала в ситуацию, когда единственный выход, по ее мнению, был тот, на который она и отважилась.

Заместителю начальника райотдела внутренних дел тогда я задала вопрос: может, школьница была беременной? Он развел руками: ее сразу похоронили.

Могу предположить, что мать догадывается, почему дочь так поступила. И это будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь.

Последняя трагедия случилась в Кентау. Совершил суицид первокурсник одного из престижных колледжей. Что заставило подростка из малообеспеченной семьи надеть на себя петлю? Однако кентауская прокуратура, полиция, руководство колледжа набрали в рот воды, как будто ничего не произошло.

Каждый факт — под лупу

Выступивший на совещании президент МКТУ им. Ясави Б. Абдрасилов подчеркнул, что университет приступил к реализации плана совместных мероприятий. Создана рабочая группа в составе сотрудников прокуратуры, полиции. Ученые МКТУ по актуальным проблемам, обозначенным прокуратурой области, приступили к научным исследованиям. Планируется издание методических рекомендаций и учебно-методических пособий по профилактике детского суицида.

Все это должно стать подспорьем для родителей, учителей, школьных психологов, прокуроров, полицейских. Актуальная и очень своевременная инициатива. Самое главное, чтобы она дала конкретный положительный результат — остановила детский суицид в Туркестанской области.

Татьяна Корецкая

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *