Его путеводной звездой стала наука

20 Ноя 2017 18:04
Количество просмотров: 1599

Она и привела его к заслуженной славе и подлинному признанию. Сначала у нас в стране, а затем и за рубежом. 25 октября нынешнего года на заседании ученого совета одного из старейших вузов России звания «Почетный доктор Санкт-Петербургского государственного архитектурного университета» единогласно удостоен академик Национальной инженерной Академии РК, профессор ЮКГУ им. Ауэзова, доктор технических наук Акбулат Раимбекович Ахметов.

Как следует из текста на дипломе — « За крупный вклад в развитие научной деятельности в области строительного материаловедения, укрепления международных научных связей, в том числе между вузами Российской Федерации и Республики Казахстан».

Чтобы понять значимость этого события, достаточно назвать цифру – почетных докторов в этом вузе на сегодняшний день всего 15! Это лучшие умы Европы, России, а теперь, благодаря нашим светилам науки, — и Средней Азии. Насчет светила – не преувеличение. А. Ахметов – автор более 130 научных статей и четырех монографий.

Естественно, что «Южанка» не могла пройти мимо этого события. Предлагаем читателям эксклюзивное интервью с героем дня.

На встречу Акбулат Раимбекович, естественно, пришел не в мантии почетного доктора, но высочайший уровень знаний, сила интеллекта, глубина творческой мысли, влюбленность в науку, академический взгляд на состояние науки и образования, я с первых минут разговора почувствовала и без нее.

 — Акбулат Раимбекович, весь коллектив «ЮК» искренне рад за Вас. Вы заслужили это звание. Но прежде чем рассказать, как проходила торжественная церемония награждения, познакомьте читателей газеты с университетом. Это действительно, один из старейших вузов России?

— Да, это так. СПбГАСУ основан 9 мая 1832 года по указу императора Николая 1. Правда, тогда он назывался училищем гражданских инженеров. А приравнен к высшим учебным заведениям был спустя 45 лет – в 1877-ом.

В советское время, с 1924 г., он стал называться ЛИГИ – Ленинградский институт гражданских инженеров. Потом было еще несколько переименований. Больше полувека его знали как Ленинградский инженерно-строительный институт. После возвращения Ленинграду его исторического названия, вуз сменил вывеску на Санкт-Петербургский инженерно-строительный, а год спустя, в 1993-ем году получил статус университета.

Но как бы он не назывался, это всегда была кузница высококлассных специалистов. В вузе преподавала научная элита. И воспитывала себе подобную. Весь мир знал имена П.Боженова, Н. Белелюбского, Д.Гримм, В.Шретера, М. Остроградского, К.Маковского и многих других выпускников этого вуза. Это они строили Санкт-Петербург, возводили исторические дворцы и здания, разводные мосты через Неву, церкви, кропотливо и скрупулезно восстанавливали Ленинград после блокады, строили самое глубокое метро в мире. Званием красивейший город Питер обязан им.

— Вы заканчивали КазХТИ, всю свою жизнь работаете в Казахстане. Как получилось, что СПбГАСУ признал Вас почетным доктором?

— Самое простое объяснение – оказывается, мой учебник «Ячеистые бетоны», который я издал в 2008 году, признан самым востребованным среди студентов и преподавателей этого вуза. Что, как автору, мне очень приятно. Ну а если заглянуть вглубь времен, то Питер для меня город особый. На вопрос друзей «Был ли я когда-нибудь в Ленинграде?» я отвечаю так: « Не только был, а жил в нем и строил этот город!». Целый год (1967-68) я работал бетонщиком на заводе «Баррикады», что находился за Большой Охтой по ул. Магнитогорская. Наша бригада тогда выпустила более 2000 плит перекрытий СПТК для строящихся домов в городе.

После службы в армии я твердо решил поступать в аспирантуру. Успешно сдал экзамены и стал аспирантом НИИЖБа в Москве. Здесь мне довелось познакомиться с поистине великими строителями: в области железобетонных конструкций с Гвоздевым, реологии бетона – Десовым,коррозии бетонов – Москвиным, жароупорных бетонов – Некрасовым и с автором Останкинской телебашни Никитиным.Об их научной деятельности и влиянии,которое оказали они на аспиранта Ахметова, я подробно написал в своей книге воспоминаний «Откровенно о прожитой жизни». Говорил я об этом и в своей речи после вручения диплома.

 — А как Вы узнали о награде?

— Пришло приглашение в ЮКГУ с просьбой откомандировать меня на заседание ученого совета СПбГАСУ. Ректорат пошел навстречу. И вот спустя 35 лет я вместе с Асем прилетаю в Санкт-Петербург в аэропорт Пулково и глазам своим не верю! Рядом с названием воздушной гавани неоновыми буквами по-прежнему сверкают такие знакомые слова «Город-герой Ленинград». И понял, что, несмотря на разительные перемены, он не поступился главным – гордостью за звание, завоеванное старшим поколением, и свято чтит память об этом.

Не отказался от своих наград и СПбГАСУ. В торжественных случаях его название звучит так – университет ордена Трудового Красного Знамени, Ордена Октябрьской революции. Особый пиетет вызвал старинный зал, где по давней традиции проводятся торжества. Его украшают портреты основателя вуза – императора Николая I, выдающихся выпускников – архитекторов и художников. Они написаны талантливыми живописцами и кажутся живыми,внимательно наблюдающими за всем происходящим.

Ректор университета академик РАН Евгений Рыбнов представил меня членам ученого совета, а в нем ни много ни мало – 59 человек. Декан строительного факультета зачитал биографию, познакомил с моими научными трудами и достижениями, отметив, что моя научная монография поячеистым бетонам широко используется в вузе в качестве учебника и считается одним из лучших и современных на эту тему. Признаюсь, было приятно, что все 59 членов ученого совета единогласно проголосовали за присвоение мне звания почетного доктора вуза.

Под звуки гимна «Гаудеамус» студенты внесли в зал мантию. Когда ее на меня надели, ректор вручил диплом за номером 15. Это был очень волнующий момент. О чем я не преминул сказать в своей речи, искренне подчеркнув, что для меня большая честь выступать с трибуны старейшего университета России с богатыми традициями, славной историей и особой чувствительностью к науке, уважением к ученому. И привел слова лауреата Нобелевской премии академика Петра Капицы: «Какой большой кладезь творческого таланта всегда был в нашей инженерной мысли. В особенности сильны были наши строители». Они лучше всего отражают уровень подготовки и творческую научную атмосферу этого университета.

— Знаю, что не менее сильное впечатление произвел на собравшихся и  приведенный Вами пример сотрудничества московских ученых НИИЖБа и ученых вуза. 

— Наверное, для широкой аудитории решение этой научной загадки не будет интересным.

— Но у нашей газеты немало подписчиков, работающих на больших и малых стройках. Им-то будет очень интересно. Расскажите, пожалуйста!

— Было это в конце 60-ых годов. Жители подмосковных поселков Лыткарино и Березники пожаловались в правительство на некачественную работу строителей: в домах появились трещины. А построены они были как раз из ячеистого бетона.

Поручили решить проблему ученым лаборатории «Ячеистые бетоны» НИИЖБа. Руководил ею тогда профессор Анатолий Баранов. Каждый день все собирались в лаборатории и обсуждали, как избавиться от проблемы трещинообразования в ячеистобетонных изделиях. Перебрали множество версий, проверили все технологические переделы на Ступинском заводе, исследовали песок в местном карьере, цемент, который поставлял Воскресенский цемзавод. И… ничего! Если не считать, что в цементе был обнаружен трепел – минеральная добавка оксида кремния при корректировке шлама.

На меня, как на молодого аспиранта, была взвалена вся экспериментальная работа.

Хоть и говорят, что отсутствие результата – тоже результат, но нам нужен был конкретный ответ на конкретно поставленный вопрос.

А исследования не давали результатов, пока ученые не обратились к работам Петра Боженова. В них он отмечал, что аморфный кремнезем (трепел) в отличие от кристаллического (песок) в условиях автоклавного твердения, обладая большой поверхностной энергией, может вызвать в изделиях большое внутреннее напряжение и привести к образованию трещин.

В ходе сравнительных экспериментов это подтвердилось. После автоклавной обработки растворные образцы кубы с добавкой трепела при погружении в воду разрушились, приняв форму шара. Дальше решение проблемы, как говорят, стало делом техники. И еще – благодаря трудам ученого Боженова в С 277-77 «Инструкция про изготовлению изделий
из ячеистого бетона» внесена соответствующая поправка.

Мне же запомнилось, как мой руководитель Баранов предложил заполнить всю стену экспериментального павильона, а это более 20 квадратных метров, блоками из ячеистого бетона для испытания на долговечность. «Зачем вся эта трудоемкая работа?» — спросил я. А он ответил: «Вот приедешь через 10-20 лет и испытаешь блоки. Тем более что таких
испытаний никто в мире не проводил. Ты будешь первым!» Для меня тогда 20 лет казались вечностью. Но время летит незаметно. И когда я приехал в НИИЖБа через 12 лет на стажировку, Анатолий Тимофеевич подвел меня к стене и предложил проверить блоки. Я нашел журнал контрольных испытаний, разобрал стену и с аспирантом Бисеновым
распилил их послойно. Результаты легли в основу моей докторской диссертации. Я подивился чутью и дальновидности моего Учителя, который думал о моей дальнейшей карьере, хотя я тогда и кандидатскую еще не защитил. Вот такое отеческое отношение к молодым кадрам сохранилось в вузе, как и старая, проверенная временем система подготовки кандидатов и докторов, что позволяет создавать мощный научный потенциал не только для России.

После официальной церемонии во время чаепития я поинтересовался у ректора, сколько казахстанцев обучаются в их вузе. Оказывается, немало — 143 студента и аспиранта. Будет кому двигать вперед казахстанскую науку. Ведь она, как писал гениальный Эйнштейн,  «…не является и никогда не будет являться законченной. Каждый важный успех
приносит новые вопросы». И решать их нам – ученым!

— Спасибо, Акбулат Раимбекович, за интервью. Хочу пожелать Вам только одного — поистине сибирского творческого долголетия. Потому что знаю: совместно с НИИ строительных материалов Алматы и кафедрой технологии строительных материалов СПбГАСУ под руководством профессора Пухаренко Вы проводите исследования модифицированных бетонов с направленными свойствами. Это очень важно для современного строительства. Наши города, в том числе и Шымкент, должны прирастать этажами вверх, гарантируя поистине «железобетонные» безопасность и комфорт.Успехов Вам в Вашем поиске! 

А они, не сомневаюсь, будут. В науке, как известно, нет широкой столбовой дороги. Зато есть те, кто не боится с упорством и настойчивостью идти тернистыми тропами во имя новых открытий. А. Ахметов — один из таких ярких движителей прогресса. Гордость казахстанской,а теперь и российской науки.

Н. Казорина
НА СНИМКЕ: так чествовали нового
почетного доктора СПбГАСУ.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментария в “Его путеводной звездой стала наука

  1. Язык, высокий стиль изложения Н. Казориной понравился. Буду искать и читать ее статьи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *