Иван, медовых дел мастер

30 Апр 2019

Основы этой профессии чаще всего постигают на практике, а не в учебном заведении. она продолжает оставаться одной из самых древних и нужных

Бортниками называли на Руси медовых дел мастеров, которые пользовались в народе заслуженным почетом и уважением. Задолго до образования Киевского государства славянские племена заложили основы бортевого пчеловодства, которое века спустя превратилось в одну из самых важных и прибыльных отраслей экономики. Как великую драгоценность, берег бортник каждую пчелу, знал, какую пользу она приносит. «Одну ложку съешь – другая сама в рот просится», «С медом, говорят, мужик даже лапоть проглотил», «С медом и беду съешь» — о первом лакомстве на Руси сложено немало пословиц. Существовали даже целые бортнические поселения, жители которых промышляли исключительно медом.

И. Меркулов
У И. Меркулова сегодня около сотни ульев. Сотня окошек в его большом передвижном вагончике.

Трудно представить русский быт без меда: кадки с медом разных оттенков и ароматов на шумных базарах и ярмарках, янтарные полновесные соты в глиняной чашке на деревянном обеденном столе. Мед придавал силы, крепость, легкость в теле. Ему приписывали способность продлевать жизнь, сохранять здоровье, молодость души и тела. 

На юге Казахстана, по словам главы крестьянского хозяйства «Тянь-Шань», руководителя филиала Ассоциации русских, славянских и казачьих организаций по Туркестанской области и Шымкенту Д. Пономаренко, первые пасечники появились чуть больше века назад: медовое ремесло принесли русские переселенцы. Сегодня ассоциация объединяет около тысячи пчеловодов, среди которых полный интернационал: помимо славян, есть казахи, узбеки, турки.

Кстати, такой же интернационал и среди пчел: карпатка, австрийка, немка, итальянка и наша, южноказахстанская – районированная. О пчелах, пасеке и меде потомственный пчеловод И. Меркулов знает, наверное, все: более 20 лет отдал этому делу. Исколесил за эти годы всю область и знает наперечет самые «вкусные» для пчел места. Признается, что природа Южного Казахстана с ее красотой, теплом, пышноцветьем и разнотравьем — рай для пчеловодов.

Весна – горячая пора на пасеке. Сезон уже начался, и работы у пасечника много. Пчелы деловито кружат над полем, явно поглощенные процессом. Но дилетанта, вроде меня, их жужжание заставляет жмуриться от страха: а вдруг ужалят?! Иван успокаивает: своих насекомых он знает.

— Дед и дядьки мои были знатными пасечниками, я с ними с малых лет в подмастерьях. Так и втянулся, — рассказывает Иван. — После армии получил профессию инженера КИПиА, но работал по специальности недолго: пчеловодство манило больше. С 22 лет стал самостоятельно работать, завел первые ульи. С тех пор только этим и занимаюсь. И ни разу не пожалел об этом. Постоянно на природе, озера, реки, горы – места ведь у нас замечательные! Главное — красоту эту сохранить, не загадить. К сожалению, часто встречаем бескультурных туристов, оставляющих после себя горы мусора. Больно за это очень.

Пчелиное хозяйство И. Меркулова сегодня насчитывает около сотни ульев. Сотня окошек в его большом передвижном вагончике. Это и офис пчеловода, и дом, правда, с минимумом удобств. Весь сезон – с мая по октябрь – колесит на нем по всему краю. Медоносные места знает, изучает и держит на примете. За сезон меняет места дислокации минимум 4-5 раз, накручивая по 300-400 километров. В коллегах по цеху — мужья сестер. И даже три дочки Ивана потянулись к пчеловодству вслед за отцом.

В это ремесло, говорит Меркулов, должны звать исключительно живой интерес и любовь к делу, а не жажда прибыли. Иначе ничего не получится.

— Теплый климат, ранняя весна – и Южный Казахстан буквально расцветает, главное, чтобы дожди и заморозки не помешали, — рассуждает Иван. — За цветением верблюжьей колючки чаще всего едем в Жиенкум: это по дороге в Туркестан. В Каскасу и Сайрамсу – за июльским разнотравьем, когда цветут чабрец, эспарцет, материнка, горький василек и другие травы. Курайный мед получаем в Чубаровке. Хотя горы тоже не всегда радуют, бывают и «сухие» годы. В хороший сезон один улей дает привес меда по 4-5 кг в день, в средний – около трех. Так что сравнение трудолюбивого человека с пчелой – очень верное. Их рабочий день начинается в пять утра и длится до захода солнца. В поисках медоноса пчелы могут пролететь несколько километров. А на одну пчелиную семью нужен минимум гектар цветочного поля — такие они трудяги.

Но и хороший пчеловод не должен отставать от своих жужжащих работяг, обеспечивая им комфортное существование. Наготове должны быть новые рамки, если пчелы начинают роиться, подкормка, если нет нектара из-за холодной дождливой погоды.

Фактам о пчелах нельзя не дивиться. Даже в самый лютый мороз температура в улье — 28 градусов тепла. Пчелы поддерживают свой микроклимат. Есть корм – обязательно перезимуют. Едва только воздух снаружи прогреется до 15-ти градусов, пчелы вылетают. И первые медоносы для них – одуванчики. Кстати, у пчеловодов свои «взятки». «Взяток» – это цветочная пыльца, которую пчела несет в улей на своих лапках.

К августу, когда в Шымкенте традиционно проводится самый сладкий фестиваль «Медовый спас», у пчеловодов уже внушительный запас нового «урожая». Ярмарки у церквей в православный праздник да наработанная собственная клиентура – главный «рынок сбыта» у пчеловодов. И качество здесь – ключевой фактор. Иван застал те славные времена, когда весь мед забирали у пасечника заготконторы и консервные заводы. Но сегодняшняя перерабатывающая промышленность с обилием различных Е-добавок перестала в нем нуждаться. Зато у обычных покупателей натуральный и полезный продукт востребован.

Алиса Масалева
фото автора
  

1 комментария в “Иван, медовых дел мастер

  1. Пчеловодом быть здорово. Однако у промышленных пчеловодов есть одна проблема — это сбыт меда по хорошей цене. Только это останавливает от еще большего развития пчеловодства в России.

Добавить комментарий для Пчеловод Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *