Колыбель детства Светланы

21 Фев 2018 15:39
Количество просмотров: 1136

В Келесском (ныне Сарыагашский) районе раньше проживало немало представителей немецкой национальности. Их уже не осталось, уехали в Германию. Среди уехавших – С. Розенберг, которая работает поваром в одном из кафе.

Светлана любит вспоминать свое детство в селе Абай.

– Мы скучаем по своему далекому аулу, – рассказала она мне при знакомстве в социальной сети. – Ничто не сравнится с купанием в реке Келес и хождением босиком по горячей пыльной дороге, играми с подружками до заката солнца. Сердце разрывается от воспоминаний детской поры, когда вместе с девочками-казашками пасла овец, на хлопковых полях в мешок набирала траву для домашнего скота. Нашим транспортом были арба и велосипеды. Казахи-соседи были очень добрыми людьми. Ко мне обращались, как к своей дочери, называли айналайын.

Хотя училась в русском классе, вне школы говорила только на казахском. Мы с моими сверстниками-немцами на казахском говорили даже чаще, чем на своем родном или русском, потому что подруг-казашек у нас было больше. Говорили и пели на казахском, даже думала на казахском. Только дома с родителями и братьями разговаривали на немецком. Не только я, но и другие немецкие мальчики и девочки чисто и без акцента говорили по-казахски. Бывало, сами того не замечая, немцы с немцами здоровались и начинали говорить по-казахски.

В Германии не принято часто ходить друг к другу в гости. Да и времени на это нет. А когда встречаемся по праздникам или в выходные, обязательно вспоминаем соседей-казахов, свою улицу… Казахский язык не забыли, иногда специально на нем говорим, чтобы душе стало легче.

Мне с детства особенно запомнился дедушка, который менял леденцы-петушки, шары и облитые карамелью яблоки на бутылки. Древний, черный от палящего солнца старик разъезжал по улицам и во все горло кричал: «Ие, шар-ра-бар-ра!» Услышав его, мы сразу понимали, что ему нужны пустые бутылки. За одну бутылку даст петушка или шар, а за две – яблоко. В немецких домах всегда были пустые бутылки: отцы баловались вином и пивом. Берем три-четыре бутылки и бежим к «шаре-баре».

Посередине нашей улицы жила казахская семья, даже имя отца семейства помню – Исрайыл. У него был сын Кайыржан. Он тоже хотел подойти к «шаре-баре», но у них дома бутылок не было. Исрайыл, узнав, что пришел меняла, отпросился с работы. По пути домой он предупредил старика, чтобы не уходил и поспешил в магазин. Исрайыл купил в магазине две бутылки лимонада или минеральной воды и перелил их в банку. А бутылки отдал Кайыржану. А мы сидели в тени деревьев возле арычка, облизывали леденцы и за всем наблюдали. Нам было страшно интересно.

…По словам Светланы, бывшие абайские немцы, теперь уже пожилые, скучают по работе на полях, вспоминают, как строили дома асаром, и, конечно, абайский шумный базар.

Серик Алданов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *