Курдская пастораль

30 Июл 2020 17:21
Количество просмотров: 1721

«Эй, мама! Пастушка мне любить отрада. Ты меня за пастушка, мама, выдай замуж. Ты меня за пастушка, папа, выдай замуж. Буду счастлива всегда с ним. Отработаю потом за калым», — распевали курдские девушки.

А с другой стороны, кого же еще они могли пророчить себе в спутников жизни, ведь практически все мужчины именно этим и занимались — пасли и выращивали скот.

Большинство курдов кочевало, и скот был и остается их главным капиталом. Вся их жизнь была подчинена требованиям ухода за домашними животными, которые диктовали образ жизни, формировали сознание, становились объектом всевозможных обычаев и ритуалов. Разумеется, и главные праздники этого народа тоже связаны с ними.

Их три. И они посвящены овцеводству. Именно овцы составляют гигантскую совокупную отару курдов во всех регионах их проживания. Есть еще поголовье коз, но оно вторично. Исторически это объясняется тем, что пастбища, как правило, удалены от жилья, и на перегоны скота уходит много времени. Крупнорогатым не под силу дальние расстояния, а барашки их преодолевают успешно. Так что овцеводство задано этому этносу климатом и географией. Сейчас число кочевников неуклонно сокращается, и курды все более переходят к оседлому образу жизни. Но отгонное животноводство все еще остается актуальным.

Так вот, первым в троице сельских праздников является весенний саре-пэз, или начало приплода. На языке курманджи pez означает овца. Суть его проста: приветствовать появление на свет ягнят. Это событие обставляется самым торжественным образом. На дворе уже весна, снег сошел, деревья оделись в молодую зелень, и деревня приходит в движение — начинается подготовка к тому, чтобы перегнать овец для окота в места, называемые долга. Каждый сопровождает свое стадо, чтобы принять роды и обеспечить должный уход ягнятам, которым вскоре предстоит нелегкое путешествие в горы.

Появление приплода отмечалось застольем. Беднякам это было не по карману, потому праздник на полную катушку раскручивали богатые соплеменники. Каждый состоятельный курд резал барана и звал соседей. Молодежь тут же устраивала гулянье, пела и плясала. По окончании все благодарили устроителей за угощение и желали, чтобы они получили за лето много масла и сыра, чтобы чума обошла стороной скот и летняя пастьба закончилась благополучно.

Характерно, что в курдской колыбельной песне обращение к младенцу именно как к ягненку: «Баю, баю, мой ягненок, баю. Ты плачешь, а мне не спится». Вся материнская нежность и забота выражена в образе овечьего детеныша – это ли не свидетельство того, насколько важно данное домашнее животного в жизни курда.

До того как податься в горы, проделывалась очень важная работа — нужно было выбрать оба-баши: человека, который руководил всей отгонной кампанией. Он был из числа влиятельных и богатых членов общины, уважаемый ими. Ему подчинялись беспрекословно. Именно он выбирал место пастбища и назначал время перехода с одной кочевки на другую. И дату баро-дана объявлял тоже он. Это происходило, как только окрепнут ягнята, а в горах начинал обильно таять снег. С раннего утра в народе приподнятое настроение. Девушки доставали свои лучшие наряды, украшали головы венками из полевых цветов. Барышни из зажиточных семей вдевали в нос карафилы – круглые золотые пластинки величиной с российский пятак, к которым крепилось раздвижное колечко. Украшение, кстати, кастовое, и богатые курды еще в детстве прокалывали дочерям нос ради него.

Каждый по-своему наряжал собственных овец, привязывая к ним пучки окрашенной шерсти, а к ошейникам лучших баранов подвешивались колокольчики. В последний момент перед отправкой хозяева скота адресовали пастухам завещание: «Поручая тебе свое стадо, я обязываю тебя хорошо охранять его, честно и добросовестно исполнять свое дело».Наконец, все было готово к тому, чтобы тронуться в путь. Оба-баши давал сигнал к отправлению. Шествие возглавлял главный пастух в нарядном одеянии, он подносил к губам свирель, и процессия трогалась с места. За главным пастухом покорно следовал красавец козёл – по-курдски «мери». С колокольчиком на шее, особенность которого в том, что он звенел на самой высокой ноте. А далее шествовала толпа молодежи, подпасков, детей. Все пёстрое, нарядное, веселое. Долина раскрашена цветами, ярко светит солнце, а вдали сверкают снежные вершины гор.
Это праздничная зарисовка. На самом деле, переход на дальние пастбища вовсе не был легким. Он требовал не только умения обращаться с животными, но и был сопряжен с риском для жизни: стадо требовалось охранять как от диких хищников, так и от недобрых людей. А также, и это важно для характера курдов, зачастую приходилось пробивать себе дорогу к пастбищам. Куда деваться.

До поздней осени пасутся отары в подножье величественных вершин. Причем кочевье поднимается выше и выше, пока не упирается в непроходимые скалы. Кстати, курды очень почтительно относятся к горам, что ярко отразилось в их фольклоре. Герои эпоса проверяют доблесть не только людей, но и своих выхоленных жеребцов на крутых скалах, в каменистых ущельях, в труднодоступных горных местах. В народном творчестве самыми величественными героями выступают именно горы. Эпические персонажи не выходят на поле битвы, не поклявшись святостью гор, и эта клятва — самая возвышенная, самая священная. И погибают герои эпоса в самых очаровательных горных пейзажах. Курды и горы — это очень органичное единство.

Когда близ вершин начинает выпадать снег, кочевье спускается ниже. Можно сказать, что курды постоянно следуют за снегом: весной они поднимаются вверх по мере его таяния, осенью уходят от него вниз, в долину, когда горы начинают дышать холодом, и к октябрю вновь оказываются близ своих зимних жилищ. Население, занятое летом земледелием, с воодушевлением встречает стадо. Разумеется, более других рады пастухи и подпаски, ведь они наконец получают расчет за свой многомесячный труд.

Рады и племенные бараны, ведь их в этот день допускают к овцам. Праздник так и называется бэран-бэрдан, буквально — «запуск баранов», чтобы весной следующего года овцы принесли ягнят одновременно. Мужчины по случаю овечьей свадьбы палят из ружей. Женщины готовят кушанья, пекут сдобу и щедро угощают малоимущих.

Бэран-бэрдан важен и для молодежи. Девушки накидывают свои шелковые платки на выбранных баранов. После чего парни снимают эти платки с бараньих шей в знак признания в любви и готовности взять в жены. Родители зорко следят за этим действием, чтобы знать, с кем вскоре состоится помолвка.

Этот осенний праздник по-своему итожит сельскохозяйственный год курдов, все богатство которых — в стадах. Масло и сыр, мясо и шерсть будут частично проданы, чтобы иметь расходные деньги. Многовековая практика овцеводства этого этноса привела к блестящим результатам: курды путем длительной народной селекции вывели новые породы овец с выдающимися характеристиками: крупные, с двойным курдюком. И очень выносливые, как и сам народ.

Такая вот получается пастораль, что в латинском языке означает пастушеский, а в художественном смысле относится к идиллическим картинкам сельской жизни, где пейзане (крестьяне) мирно трудятся и пасут стада на лоне красивой природы. Курдская пастораль далека от идиллии, потому что этот народ всю историю вынужден был выращивать скот с оружием в руках, отвоевывая себе место под солнцем. Себе и стадам.

Зинаида Савина

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *