На страже национальной безопасности

12 Июл 2019 16:11
Количество просмотров: 332

Завтра, 13 июля, сотрудники самой секретной, элитной казахстанской службы — КНБ — отмечают свой профессиональный праздник.

Комитет национальной безопасности — это специальный орган, подотчетный Президенту страны. На него возложены полномочия по обеспечению безопасности и охране суверенитета Республики Казахстан. Служить в его рядах — большая честь и ответственность. С профессиональным праздником, носители секретов, бойцы невидимого фронта!

19 декабря 1991 года после провозглашения Декларации о государственном суверенитете Республики Казахстан было подписано постановление Кабинета министров № 788 «О Комитете государственной безопасности Республики Казахстан», в котором говорилось о создании вместо союзно-республиканского органа КГБ СССР, как не правомочной структуры, Комитета государственной безопасности Республики Казахстан.

20 июня 1992 года постановлением Верховного Совета РК введен в действие подписанный Президентом Республики Казахстан Закон «Об органах национальной безопасности Республики Казахстан».

13 июля 1992 года Президент Республики Казахстан Н. Назарбаев подписал Указ о преобразовании КГБ РК в Комитет национальной безопасности Республики Казахстан.

Под кодовым названием «Набат»

27 лет назад в Чимкенте была проведена беспрецедентная спецоперация по освобождению заложников. Все, кто в ней участвовал,  — и пленники матерых головорезов, и бойцы спецподразделения, бросившиеся на штурм, — остались целыми и невредимыми,

Воскресная пресс-конференция

23 февраля 1992 года был воскресным днем. Утром мне позвонил редактор областной газеты «Южный Казахстан» Юрий Георгиевич Кирюхин. «Никуда не отлучайся. Жди телефонного звонка. Будет срочное задание. Обязательно возьми служебное удостоверение», — сказал он. Раз сам шеф дает команду, значит, нужно ждать чего-то очень важного. Я приготовилась. Звонок прозвучал: «Через несколько минут в управлении КГБ РК по Чимкентской области состоится пресс-конференция. Ноги в руки и вперед».

Так впервые я попала в чекистское ведомство на улице Советской (сейчас Казыбек би), окутанное секретами и тайнами. В вестибюле уже были журналисты. У нас проверили документы, и мы пошли наверх. Собрались в небольшом помещении. Пресс-конференцию давал начальник управления КГБ по Чимкентской области генерал-майор Е. Мустафетов.

О заложниках, захваченных террористами, тогда мы знали понаслышке. Из телевизора, зарубежной новостной хроники, художественных и документальных фильмов. Пребывали в полной уверенности, что эта зараза где-то там, далеко, и до нас не докатится.

И на тебе — как гром среди ясного неба. «Сегодня в Чимкенте сотрудники спецподразделения «Альфа» освободили пассажиров автобуса «Икарус», ставших заложниками сбежавших из-под охраны вооруженных заключенных, — сообщил Есенгельды Абельзаминович. — Все заложники живы. Бойцы «Альфы» тоже. Террористы уничтожены».

Сначала нужно было переварить прозвучавшую информацию: город и горожане жили своей обычной жизнью, не догадываясь о грянувшей опасности. Журналисты стали задавать вопросы. Генерал отвечал, не вдаваясь в подробности. По его словам, матерые преступники сбежали из-под стражи с оружием охранников в Кызылординской области. Там же захватили пассажирский автобус, следовавший в Сарыагаш. Потребовали самолет и деньги, чтобы вылететь за границу. В противном случае грозили расправиться с заложниками, среди которых были старики, женщины и дети. В город срочно прибыли сотрудники спецподразделения «Альфа». «План предстоящей операции, — сказал Е. Мустафетов, — они отрабатывали в городском автопарке. А местом ее проведения стал Чимкентский аэропорт. Все закончилось успешно».
Вот такая на тот момент была официальная информация в СМИ. Подробности появились много позже, как известно, большое видится на расстоянии.

Как проходила операция

в Кызылординской области Алматинский журналист О. Губайдуллин раскопал подробности со ссылкой на участников чимкентской операции, как сбежали заключенные, взявшие пассажиров автобуса в заложники. «Вся вина, — писал журналист, — лежит на конвоире, сопровождавшем спецвагон с заключенными. Он открыл запоры. Те ворвались в купе к начальнику конвоя, связали его и забрали еще три пистолета. Сорвали стоп-кран и сбежали».

В сборнике «Спецслужба Южного Казахстана», вышедшем в 2012 году, опубликованы воспоминания генерала-майора запаса органов КНБ РК М. Дауенова. В 1992 году он возглавлял управление КГБ Кызылординской области и руководил операцией по освобождению заложников на подведомственной территории.

«Шесть осужденных, переправлявшихся этапом в Среднюю Азию, завладели оружием, убили трех солдат и покинули спецвагон. Параллельно железнодорожному пути проходит автотрасса Кызылорда — Чимкент. Преступники захватили рейсовый «Икарус» с двумя десятками пассажиров и направились в сторону поселка Чиили, к автовокзалу которого подтянулась милиция. Вот и вся информация, которую я имел утром 22 февраля, направляясь с оперативной группой к месту предполагаемых событий, — пишет он. — В Чиили я застал скверную ситуацию. Выяснилось, что когда бандиты стали выходить из автобуса вместе с пассажирами, милиционеры открыли огонь. Двоих убили. Двоих задержали. В перестрелке погиб один милиционер. Два оставшихся в живых бандита закрылись вместе с 11 пассажирами. На юридическом языке это был захват заложников. На этот случай была отработана операция «Набат», которая автоматически вступала в действие».

«Главарь Глухов, — вспоминает М. Дауенов, — имел опыт захвата заложников в Чите. Сначала были переговоры, продолжавшиеся почти 10 часов. Поздно вечером Глухов поставил условие — двигаться в сторону Чимкента. Впереди «Икаруса» должна идти машина ГАИ. Следом за автобусом, в 15 метрах, моя машина. Далее — машина начальника УВД и прокурора». Это условие было выполнено.

На АЗС уже на территории Чимкентской области сбежал водитель «Икаруса». Его нашли. Но он разрыдался: «У меня шестеро детей. Пожалейте». Милиционеры остановили ехавший по трассе навстречу «КамАЗ», следовавший с грузом из Казахстана в Россию. Объяснили водителю, российскому жителю, возникшую ситуацию. Тот сразу дал согласие, сел за руль «Икаруса». И тут же его взял под прицел Макарова появившийся рядом один из сбежавших заключенных.

Россиянин направился в Чимкент.

Возглавил операцию «Набат»

В интервью корреспонденту КазТАГ генерал-майор Е. Мустафетов рассказал, почему он возглавил операцию по освобождению заложников, в чем уникальность чимкентского «Набата» 1992 года.

Процитирую его ответ: «Если помните, накануне развала в Советском Союзе и ряде других государств мира участились случаи проведения операций «Набат». Однако, к сожалению, все они завершались гибелью отдельных заложников либо участников операции. Руководители этих операций становились объектами служебного разбирательства, уголовного преследования, привлекались к судебной ответственности, лишались должностей, званий, орденов, медалей, завоеванного многолетним трудом авторитета, оставались без пенсии. По приказам, тогда существовавшим, начальник управления КГБ должен был возглавить операцию «Набат».

Бандиты, захватившие заложников в Шымкенте, являлись уголовными авторитетами, приговоренными к высшей мере наказания, и в ответ на действия силовых структур против них они готовы были принять жесткие ответные меры. Именно в этих условиях надо было решить, проводить операцию или нет. Поэтому я на свой страх и риск ради сохранения жизни заложников дал приказ провести эту операцию, готовый в случае неудачи понести любое наказание. Но мне помог Всевышний. Никто из заложников и участников операции не пострадал».

И сегодня нужно отдать должное смелости, мудрости, мужеству генерала Е. Мустафетова, бесстрашию и высокому профессионализму спецназовцев, бросившихся на штурм захваченного «Икаруса».

При подготовке этого материала я встретилась с генерал-майором КНБ РК М. Раманкуловым. Сейчас он возглавляет совет ветеранов ДКНБ РК по г. Шымкенту. В 1992 году Мирхайдар Раманкулович занимал должность заместителя председателя КГБ Казахстана по кадровой работе. И когда в Южном Казахстане случился прецедент, он вошел в состав республиканского штаба по освобождению заложников.

«Мы участвовали в разработке операции «Набат», согласовывали план действий, держали по ВЧ единственную в те времена оперативную связь с кызылординскими и чимкентскими чекистами, знали реальную ситуацию, — поведал он. — Тогда мы впервые в Казахстане столкнулись с реальной террористической угрозой. И, к счастью, уже имели первые наработанные навыки противодействия этой беде. Правда, не в боевых, а мирных условиях».

М. Раманкулов рассказал об учениях по освобождению заложников, прошедших в Алма-Ате в 1991 году. «Они согласовывались с Москвой, — прокомментировал он. — Участвовали в них сотрудники спецподразделения «Альфа», получившего позже название «Арыстан». По сценарию террористы захватили пассажирский самолет и захотели улететь на нем в другую страну, в противном случае грозили изрешетить всех пассажиров. Перед спецназовцами была поставлена задача — спасти заложников, ликвидировать захватчиков. Проникнуть внутрь воздушного судна можно было через небольшое отверстие в кабине экипажа. Нашли бойца соответствующей комплекции и т. д. В момент команды «Штурм!» рядом с самолетом прогремел взрыв, вспыхнуло пламя, чтобы отвлечь террористов. На учениях присутствовали члены президентского аппарата».

Позже, по словам М. Раманкулова, состоялся разбор полетов. В числе недочетов было обозначено, что нужно действовать стремительнее. Но практический опыт бойцы получили. И он пригодился в Чимкенте.

Бандиты, захватившие «Икарус», потребовали грузовой самолет Ил-76, в который, по их условиям, должен был, не останавливаясь, въехать автобус.

«Мы вынуждены были согласиться на это требование, — сообщил Мирхайдар Раманкулович. — Это был стратегический ход, чтобы подготовиться к операции. В чимкентском автопарке «альфовцы» во время отработки предстоящего штурма буквально разнесли предоставленный в их распоряжение «Икарус». Один боец сгибался, второй стремительно прыгал ему на спину, головой вышибал стекло на окне и залетал в салон. В шлем специально добавили утяжеляющий предмет, чтобы при ударе стекло мгновенно рассыпалось.

«Первопроходцы» брали на мушку заключенных, чтобы не дать им расстрелять пассажиров. Такая атака была отработана до автоматизма».
Когда «Икарус» подъехал к аэропорту и направился к воротам на летное поле, в него специально врезался водовоз-поливалка. Раздался взрыв. Повалил дым. А бойцы, как в крутых боевиках, тут же ввалились в салон. Один из преступников все-таки успел выстрелить в храброго водителя-добровольца. Но судьба хранила его, пуля прошла по касательной возле виска.

«Когда все закончилось, — продолжил генерал, — водитель автобуса сразу же убыл к оставленному на дороге «КамАЗу» и отправился домой в Россию. Мы стали разыскивать, а его и след простыл. Сначала по номерам установили большегруз. А потом и фамилию — Александр Чехонин».

«В то время мы даже не смогли оценить эффективность проведенной спецоперации. Считали, что так и должно быть, что это наша обычная работа, — признался мой собеседник. — Но когда проанализировали, сравнили с другими аналогичными акциями по освобождению заложников по всему свету, оказалось, что это был блестящий результат: здравствуют все без исключения заложники и те, кто пришел им на помощь. Чимкентский «Набат» стал учебным пособием, его изучают и отрабатывают нынешние бойцы «Арыстана». Не зря говорят: трудно в учении — легко в бою. Это славная страница в истории казахстанской службы государственной безопасности».

Т. Корецкая

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *