Настоящее кино Сергея Дворцевого

25 Ноя 2022 12:44
Количество просмотров: 2380

Недавно в Париже прошел фестиваль казахстанского кино. На Елисейских полях показали фильмы, созданные при содействии Государственного центра по поддержке национального кино по заказу Министерства культуры и спорта РК.

Со зрителями встретились сразу три лауреата Каннского фестиваля: С. Еслямова, С. Дворцевой и Д. Омирбаев.

В кинотеатре Lincoln показали драму «Паралимпиец», исторический блокбастер «Рассвет Великой степи», фильмы «Последний сеанс», «Огонь», «Возвращение Зои», «Тарлан» (кинопродукция Казахстана и Татарстана).

Кроме этого, прошел ретроспективный показ фильма «Тюльпан» и эксклюзивный показ проекта «Инфинити», созданного кинематографистами Франции, Бельгии, Казахстана, Украины и других стран.

Надо отметить, что показ фильмов казахстанских режиссеров в Париже прошел с большим успехом.

О фестивале, развитии кино, погружении в реальность и о многом другом мы поговорили с казахстанским и российским режиссером и сценаристом, лауреатом Каннского кинофестиваля, членом киноакадемии «Оскар», членом академии «Ника» С. Дворцевым.

С. Дворцевой с послом Казахстана во Франции Г. Арыстанкуловой на фестивале казахстанского кино в Париже.

— Сергей Владимирович, перед встречей с Вами я еще раз пере-смотрела фильм «Айка». Признаюсь, в первый раз я его досмотреть не смогла. Очень больно. Причем боль ощущаешь почти физическую. Вы оголяете нерв. Показываете все без прикрас. И от этого еще больнее становится. Как Вам это удается?

— Эта тема меня взволновала, когда на глаза попалась статья о том, что женщины из Кыргызстана оставили в роддомах только одной Москвы около 250 детей! Это было в 2012 году. Как это так?! Азиатские женщины бросают детей, как это может быть? Я сам родом из Южного Казахстана, и меня это, мягко говоря, удивило. Потом выяснил, что проблема действительно существует. Женщины стали рассказывать мне о своей судьбе. Встретился с одной, которая тоже оставила ребенка в роддоме, потом несколько раз возвращалась за ним, но забрать малыша не получалось. Как оказалось, это большая, но скрытая проблема. О ней мало кто знает. Кстати, больше всего вопросов у жителей Москвы, неужели у гастарбайтеров такая тяжелая судьба, и они все так живут? А дело в том, что москвичи видят лишь фасад, а что за ним скрыто, не знают. В Москве очень дорогое жилье, и гастарбайтеры вынуждены снимать одно на много человек. Они экономят на всем, лишь бы копейку домой отправить.

Отмечу, что люди, которые приехали в Москву на заработки из других стран, стараются не показывать, в каких условиях живут. Потому что боятся: у многих с документами не все в порядке. Даже меня, которого уже знают, не всегда впускали в свою жизнь. Согласуешь встречу, а за пять минут до нее получаешь эсэмэску с отговорками. Хотя знают, что я из Шымкента и отношусь к ним с уважением и пониманием.

Поэтому, когда москвичи говорят, что я сгустил краски, отвечаю, что они просто не знают этой жизни. На самом деле, люди просто не хотят этого видеть.

Я не говорю, что Москва — плохой город. Москва — огромный бизнес-центр, где все нацелено на заработок. Не секрет, что к приехавшим на заработки людям не только в Москве, но и в других больших городах относятся, мягко говоря, равнодушно.

«Хочу снять фильм в Казахстане».

— В фильме проводятся четкие параллели, которые хорошо считываются.

— Да, я провел параллели. Но прямого указания не было. Просто показываю жизнь, а жизнь иногда такая, как в этом фильме. Героиня Айка оказалась в тяжелой жизненной ситуации. Заняла денег на швейный цех и не смогла отдать. Поехала в Москву на заработки. Забеременела… Обстоятельства загнали ее в угол. И, конечно, все выглядит так, будто все против нее. Такое часто происходит. Когда человек попадает в сложные жизненные обстоятельства, думает, что все вокруг него происходит как назло. Жизнь полна контрастов, я просто за ними наблюдаю.

— Сложно было работать над фильмом? Там все на «нерве».

— «Сложно» — не то слово. Недаром так долго эту картину делали. Мы показали женщину, которая только вчера родила ребенка. Естественно, ее еще «штормит». Я хотел, чтобы зритель пережил все ее чувства.

Знаете, картины делают разные. Есть для развлечения и чтобы время убить. Я делал фильм не для того, чтобы его было приятно сосать, как леденец. Многие говорят, что эта картина, как удар в живот. Очень близко «Айку» воспринимают женщины, потому что сами переживали многие моменты. А для меня это было сложно снимать, потому что так хорошо не знал ни физиологии женской, ни психофизики. Все изучал. Много раз был в роддомах, разговаривал с женщинами. Очень сильное было погружение. Теперь знаю все, что чувствует женщина через три, шесть, восемь, двадцать четыре часа после родов.

Кадр из фильма «Тюльпан».

— Многие говорят, что картины «Тюльпан» и «Айка» очень похожи на документальное кино. В фильмах полное погружение в реальность.

— Мы не привыкли к правде на экране, мы привыкли к театру на экране. Красивые актеры, приятная музыка… Например, в Европе никто не сказал мне, что мой фильм документальный. Наши же зрители привыкли к театру, где все что-то разыгрывают. А я считаю, что кино должно быть настоящим.

— Получается, мы не хотим видеть правду?

— Конечно. Как говорят обычные люди: «Да я эту правду каждый день вижу на улице! Зачем вы мне ее показываете?» Люди хотят кино для отдыха. Я, кстати, не против. Считаю, что фильмы должны быть разные. Но если не будет серьезного кино, как не будет серьезной литературы и музыки, человек деградирует. Мозг привыкает к легкому зрелищу и не способен думать.

— Вы говорите, что в картине все должно быть настоящим. Добиться реалистичности нелегко. Вы вмещаетесь в установленные временные рамки, когда снимаете?

— Так как я еще и один из продюсеров своих фильмов, то сам регулирую этот процесс. Если приходится нарушать, то нарушаю, но знаю, что надо будет догонять. Высокий уровень правды на экране требует времени и много репетиций. Настоящая органика просто так не дается. Все чувства и эмоции надо прожить вместе с героями. А если этого не происходит, значит, это не настоящее. Как вы поняли уже, я люблю все настоящее.

— Мы это поняли, как и то, что кино для Вас не является средством заработка.

— Есть люди, которые относятся к кино как к бизнесу. У меня другое, для меня кино — это страсть. Сегодня я получил деньги — отлично! Завтра могу не получить. Но не могу этого не делать. Я люблю красоту кино, а красоту надо понимать и знать.

Некоторые меня спрашивают, зачем я снимаю такие тяжелые фильмы, лучше бы снял комедию. Но эта страсть меня вдохновляет, она и привела к «Айке». Да, сложный фильм, но я уверен, что со временем его будут смотреть все чаще. Как и «Тюльпан». Тоже говорили, зачем? А сегодня знаете, сколько у него поклонников? Прошло уже 15 лет после выхода фильма, а он воспринимается иначе.

На съемках фильма «Айка».

«Тюльпан» на одной копии в Америке заработал больше некоторых картин с участием голливудских актеров, снятых за огромные деньги.

— Что Вы можете сказать о развитии казахстанского кинематографа?

— Смотрите, у нас пока нет такой сильной кинокультуры, как в Европе и Америке. Там очень много людей смотрят фильмы в кинотеатрах, а потом обсуждают их. Во Франции кинотеатры посещает 61 процент населения, а в России и Казахстане меньше трех процентов.

Например, на фестивале казахстанского кино в кинотеатре Lincoln на показах был полный зал. Что меня поразило, я проходил мимо кинотеатра: там стояла очередь! Сначала подумал, что это очередь в магазин за какой-нибудь одеждой, а оказалось, люди стоят за билетами на ретроспективу корейских фильмов. Корейский кинематограф хорошо изучил, как работает французская система кино, и внедрил ее. И у Кореи сейчас бешеное развитие.

Я у одного корейского режиссера как-то спросил, сколько людей в Корее посмотрели его фильм. Он ответил: «500 тысяч зрителей». У нас если пять тысяч посмотрят — это успех. Но он сказал, что, по корейским меркам, 500 тысяч — это мало. Причем картина артхаусная, не Голливуд.

Нам надо развиваться и брать в пример лучшие образцы. Но тем не менее в Казахстане производится порядка 60-ти фильмов в год, и это большая цифра. Внедрением кинокультуры должно озаботиться государство.

Например, мой фильм «Тюльпан», помимо приза «Особый взгляд» в Каннах, получил еще приз от Министерства образования Франции. «Тюльпан» показывали в школах Франции, я встречался с учениками. Кино — это искусство и государство должно к этому серьезно относиться. Прививать культуру надо со школьной скамьи.

— Я прочитала в прессе, что Вы готовите проект с участием американских актеров?

— Да, готовился такой проект, но он временно приостановлен сначала из-за пандемии, а теперь из-за военной ситуации. Но я продолжаю общаться с американскими продюсерами.

«Золотая пальмовая ветвь» в руках исполнительницы главной роли в фильме «Айка» С. Еслямовой.

— Это будет кино Сергея Дворцевого?

— Конечно. Но только картина будет отличаться от «Тюльпана» и «Айки». Приключенческая история. Сто процентов фильм будет реалистичным.

— А какие фильмы Вам нравятся?

— Я киноман. Кино хорошо знаю и смотрю прежде всего картины Каннского фестиваля. Это стопроцентное качество, потому что отбираются самые лучшие. Смотрю фильмы Венецианского фестиваля. Иногда могу блокбастер посмотреть. Почему нет? Но вот, чего я не смотрю, так это сериалы. Есть неплохие сериалы, но нет ни времени, ни желания. Как только на экране появляется фальшь, не буду это смотреть. Мне не интересно, перестаю в это верить. А я хочу прийти в кинотеатр и обмануться, понимаете?

— Вас сложно обмануть: Вы профессионал. А как приходят идеи для очередного фильма?

— По-разному происходит. Для «Айки» в интернете статью прочитал, и закрутилось. Что касается «Тюльпана», то я был знаком с человеком, который не мог жениться из-за больших ушей. Я эту историю услышал, решил, что интересно, и сделал. Бывает, в самолете листаешь журнал и натыкаешься на что-то интересное. Например, прочитал произведение Тендрякова «Тройка, семерка, туз», и мне, как говорил Чехов, царапнуло душу. А когда царапнуло, становится интересно. Даже уже начал подготовку для съемок в Архангельске, но пандемия нарушила планы. Такие картины со сложной историей в данное время трудно снимать, и я ее отложил на время.

— Планируете съемки в Казахстане?

— Да, есть идеи, которые я давно вынашиваю, есть казахстанские продюсеры, которые меня подталкивают. Хотим снять фильм мирового уровня и поэтапно двигаемся в этом направлении. Обязательно хочу снять фильм в Казахстане!

Справка «ЮК»

В 2021 году впервые в мире в кинозале инженерного корпуса Третьяковской галереи прошла полная ретроспектива фильмов С. Дворцевого. Она охватила 25 лет творчества режиссера: документальные работы «Счастье», «Хлебный день», «Трасса», принесшие ему мировую славу, и игровые картины «Тюльпан» и «Айка», удостоенные призов Каннского фестиваля.

Вот что писали об этом в российской прессе: «Дворцевой редко и подолгу снимает свои фильмы, но их не спутаешь ни с чьими другими, они отмечены его уникальным киноязыком и неповторимым почерком. В общей сложности его поистине рукодельные картины завоевали более 80 наград на международных киносмотрах. Мало кто из наших киномэтров может похвастаться таким весомым творческим багажом».

Справка «ЮК»

Фильм «Тюльпан» завоевал Гран-при конкурса «Особый взгляд» в 2008 году и много других наград на престижных международных кинофестивалях.

Исполнительница главной роли в картине «Айка» С. Еслямова удостоена приза Каннского кинофестиваля за лучшую женскую роль в 2018 году. Фильм победил также на фестивалях в Котбусе и Токио, вошел в шорт-лист претендентов на премию «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке».

Татьяна Бурдель

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *