Недетские игры

12 Апр 2021 10:35
Количество просмотров: 488

Пока казахстанские законодатели обсуждают, как точнее выразить понятие «буллинг» и внести его в законы РК «О правах ребенка в РК» и «Об образовании», школьные конфликты продолжают отравлять жизнь детям и родителям

Очередной случай произошел в городе Ленгере Толебийского района Туркестанской области. Ученики двух младших классов частной школы «Мейр-Бейс» дружно попинали упавшего на пол одноклассника. Дети не протянули руки, чтобы помочь подняться, а вот ударить ногой беззащитного не отказались. Детские шалости или проявление жестокости — разобраться в этом предстоит следствию. Дело по заявлению матери пострадавшего мальчика расследует управление полиции Толебийского района.

На фасаде здания два объявления, одно из которых извещает о наборе в начальные классы, другое — о приеме на работу учителей.

11 марта этого года девятилетний Егор Г. вернулся из школы позже обычного. Встревоженная старшая сестра тут же позвонила маме: «Егору плохо. Голова кружится, тошнит, кровь из носа. Говорит, что его мальчики в школе побили». Мать велела вызвать скорую помощь и помчалась из Шымкента, где работает, в Ленгер. После осмотра врачи Ленгерской городской больницы диагностировали у Егора закрытую черепно-мозговую травму и ушибы мягких тканей. Спустя неделю мальчика перевели по состоянию здоровья в областную детскую больницу, и к лечению подключились нейрохирурги.

Доигрались до больницы

По словам мамы пострадавшего ребенка Татьяны Г., конфликт с одноклассниками у сына длится несколько месяцев. Только классному руководителю так и не удалось его разрешить. А психолога в школе нет.

— В первом классе Егор учился в государственной школе № 5,- рассказывает Татьяна. — Но с введением дистанционного обучения нам не дали ни планшета, ни компьютера. Да и сидеть с ним дома на карантине некому. Дочь учится в 11-ом классе, я работаю сиделкой в Шымкенте, возвращаюсь поздно. Поэтому с сентября перевела сына в частную начальную школу «Мейр-Бейс», которая только открылась. Удобно было, что есть продленка с питанием. За эти услуги платила 13 тысяч тенге в месяц. Дорого для меня, конечно, но выбора не было. В классе учатся всего семь учеников, а учителей за год сменилось несколько. Конфликты у Егора начались с мальчиком Дияром, постоянно стычки какие-то: то стукнет, то вытащит что-то из рюкзака. Егор жаловался мне, я — учителю. С директором поговорить не смогла — ее постоянно нет на месте.

Уже находясь в областной детской больнице, где подтвердили диагноз «закрытая черепно-мозговая травма», Егор рассказал о случившемся:

— В тот день мы переоделись в классе, чтобы пойти на физкультуру. По дороге в спортзал я споткнулся и упал. Меня стали пинать ногами другие дети. Потом Тимур ударил меня по голове, и я стукнулся о стенку. Не хочу больше в эту школу. Мальчики меня обижали, били, а я в ответ бил их.

Судя по состоянию Егора, ему, очевидно, потребуется помощь психолога и побольше положительных эмоций, которые смогут вернуть ребенку способность радоваться жизни.

На видео с одной из камер школы, которое оказалось в распоряжении редакции, отчетливо видно, как в коридоре Егор падает на пол, споткнувшись о складку на ковровой дорожке. Дети один за другим подходят и пинают лежащего мальчика. Кто-то из ребят все-таки оттаскивает Егора и помогает подняться. Через некоторое время конфликт продолжается: один из мальчиков толкает Егора в спину, тот падает. Пытается подняться, но его начинают пинать. И за все это время в коридоре не появился ни один взрослый, который мог бы остановить драку.

«Упустили, недоглядели»

В частную школу «Мейр-Бейс» так просто не зайти. Ворота закрыты на замок. Родители, встречающие детей, звонят в дверь, и вахтерша выводит ребенка. Спрашиваю у ожидающих родителей, были ли они когда-нибудь внутри школы. Никто не был: не положено.

«Конечно, хотелось бы увидеть, какие классы, столовая, чем кормят. Но сказали, что карантин. Нельзя. Если бы не дистанционка, то отдала бы сына в государственную школу. Хотя качество обучения оставляет желать лучшего», — сказала одна из мам.

Наконец, из управления полиции после дачи показаний вернулась заместитель директора школы К. Ижанова. С ней мы и проходим внутрь.

— Школа у нас начальная, учатся пока 109 учеников с первого по третий класс, — объясняет по пути Калима Клыштурдиевна. — Открылась школа в сентябре, я вообще только с декабря пришла работать. Проблем хватает, не буду скрывать, в том числе и с кадрами. Нет пока завуча по воспитательной работе и психолога.

То, что в случившемся есть вина учителя и школы, она признает: «Мы где-то упустили, недоглядели».

— Я так думаю, это была игра, — объясняет К. Ижанова. — В тот день я вызвала учителя физкультуры в 12:05. Поручила ему объединить два класса, так как учитель одного из них заболел. Численность детей в классах небольшая, поэтому санитарные нормы и вместимость спортзала позволяли это сделать. Например, во втором «А», где учится Егор, всего семь учеников. А в тот день их и вовсе было четверо.

Пока я разговаривала с учителем, произошел этот инцидент. Дело в том, что спортзал и столовая у нас находятся на нулевом этаже. Других кабинетов там нет. Дети, услышав, что будет физкультура вместо русского языка, спустились вниз самостоятельно. Была перемена, они играли, Егор споткнулся и упал. Потом он встал, убежал.

К большому сожалению, Егор никому не пожаловался. Даже отзанимался на уроке физкультуры и ушел домой. Узнали мы о том, что случилось, только через два часа, когда мама позвонила директору. Учителя физкультуры и классного руководителя отправили домой к Егору, но никого не застали. Пошли в больницу к ребенку. На следующий день я поговорила с заведующим отделением, который сказал, что состояние мальчика удовлетворительное — выпишут через неделю. Занялась разбором инцидента, посмотрели видео с камер. Для нас это ЧП, и мы должны сделать выводы.

В школе, по словам заместителя директора, установлено 29 камер. Достаточно, только толку-то от них, если монитор находится в кабинете директора С. Кошкали, которая редко находится на рабочем месте. Без нее доступа к видео ни у кого нет. Однако записи сохранились, их уже изъяла полиция.

«17 марта по заявлению матери ребенка было возбуждено уголовное дело на основании статьи 140, части 2 УК РК «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» в отношении учителя физкультуры школы «Мейр-Бейс», — сообщил заместитель начальника по следствию управления полиции Толебийского района Т. Абуов. — Ведется следствие, детали которого я разглашать не могу. Изъятые видеозаписи с видеокамер школы приобщили к делу. По этой статье вина квалифицируется как проступок и наказывается штрафом до 160 МРП, исправительными либо общественными работами до 160 часов».

Егор уже выписан из больницы, ему предстоит реабилитация. А мама благодарит врачей областной детской больницы за лечение сына.

Родители в здание школы попасть не могут.

Дерутся дети — виноваты взрослые

«Откуда в детях жестокость?!» — риторический вопрос звучит в комментариях под каждым сообщением о школьных драках. Взрослые ужасаются, винят учителей, сетуют на вседозволенность и неограниченный доступ детей к интернету. Можно долго искать ответы на вопросы: кто виноват и что делать, но школьных конфликтов от этого меньше не станет. Однозначно, что в детской жестокости виноваты взрослые. Значит, нам и исправлять. Всем вместе: родителям, педагогам, обществу. А не перекладывать вину друг на друга.

 

Алиса Масалева
фото автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1 комментария в “Недетские игры

  1. Правы «все психологи» детская жестокость все чаще и чаще встречается. Мне кажется, что в этом могут быть виноваты соц. сети, игры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *