«Новый год уже, наверное, в пути»

21 Дек 2018

— так поется в популярной песне из фильма «Карнавальная ночь» о предстоящем наступлении Нового года. И мы тоже, как герои фильма, но не за пять минут до боя курантов, а с первых чисел декабря ждем с нетерпением: когда, когда, наконец, придет этот праздник с наивными традициями – во что одеться, чтобы новый год был удачным, и что поставить на стол, чтобы не обидеть Кабана, который придет на смену Собаке. И загадать желание, которое редко сбывается, но надеешься до глубокой старости: а вдруг случится чудо?

На Новый год мы становимся суеверными с меняющимися пристрастиями. Например, к хвойным деревьям, наличие которых в городе так раздражает в знойное лето (укрываться надо под раскидистыми ветвями лиственных!), а в декабре делает самыми любимыми и желанными, потому что, глядя на них, можно пофантазировать относительно леса, из которого приедут к нам в новогоднюю ночь Дед Мороз со Снегурочкой и привезут на роскошных санях подарки.

Новый год – это всегда застолье, когда родные и близкие собирались вместе.

Фирма, которая находится рядом с моим домом по проспекту Республики, 21 а, уже второй год борется за создание радости для тех, кто хочет иметь рядом хоть какое-то напоминание о хвойном лесе.

Год назад она посадила три сосенки, но они, несмотря на усилия сотрудников, не прижились. Летом высохли, хозяин посадил снова, каждый день поливает, и вот они стоят зелененькие с длинными колючими иголками. Искренне хочу, чтобы деревья окончательно укрепились корнями, как благодарность за труды тех, кто очень хотел иметь хвою под окном. Кстати, в отличие от скромных елок, сосна – более дорогое дерево, иметь его рядом с домом, по старинному поверью, — привлечь к себе здоровье. Но мне кажется, что не этим руководствуется хозяин (или хозяйка) фирмы. Сосны под окном — и зимой, и даже летом… Какая прелесть!

Как я ошибалась, утверждая, что 1991-ым закончился завоз к нам к Новому году натуральной хвои! Были «нулевые», когда мы дружно перешли на искусственные елки – «дешево и сердито». Но оказалось, что елочка из леса оставалась желанной гостьей на новогодних праздниках всегда. Даже заморская. Ее покупали, ставили дома, украшали игрушками, водили вокруг нее хороводы. Кому, правда, это приходилось по карману.

В 2014 году запретили свободную реализацию елок, выращенных в Казахстане. Но была лазейка: Комитет лесного хозяйства и животного мира МСХ разрешил приобретать их по заказу облакиматов для проведения культурно-массовых мероприятий. Сейчас скромные елочки, завезенные к нам из-за границы, преимущественно из России, стоят нескромно дорого. За полутораметровую ель нужно выложить на оптовках до 20 тысяч тенге. На треть дешевле можжевельник, если хотите им заменить «пушистую». Можно купить голубую ель в ведерке с грунтом, привезенную из Голландии, за 16 тысяч тенге. Но она не любит комнатной температуры и вряд ли доживет до старого Нового года. Деньги для короткого удовольствия на ветер! Тот, кто достает с антресолей искусственные елки, пусть не расстраивается, что натуральные не по карману. Как будто специально для них несколько лет назад американские ученые пришли к выводу, что на елочках из леса может образовываться плесень. Ее споры при дыхании могут навредить здоровью. А что нам несут искусственные, обработанные черт-те чем, скромно умалчивают. Но как бы нас ни пугали, без елок праздника не будет!

Было время, когда мы полностью обеспечивали новогодними красавицами Ташкент, центр Сыр-Дарьинской области, в состав которой входил и нынешний Сарыагашский район, где находится поселок Капланбек.

Этим занималось государственное имение под таким названием. Вот что написано в декабрьском номере газеты «Туркестанские ведомости» за 1905 год: «…практиковавшаяся в прежние годы доставка арчовых деревьев в Ташкент для продажи в качестве рождественских елок в этом году отменяется… и такую меру следует только одобрить. Для удовлетворения потребности обывателя в елках с будущего года заведующий госимуществом в Сыр-Дарьинской области А. А. Тилло устраивает на дачах в Капланбеке особый питомник, в который будут доставлены молоденькие ели из самаркандского питомника».

Тем не менее 31 декабря 1905 года в Военном собрании Ташкента было установлено «высокое арчовое дерево», привезенное из Капланбека. В празднике участвовали «по подписи».

Официально в Советском Союзе, когда в стране «жить стало лучше, жить стало веселее», начали праздновать Новый год с 1935 года.

28 декабря первый секретарь Киевского обкома ВКП(б) обратился через главную партийную газету ЦК ВКП(б) «Правду»: «Давайте организуем веселую встречу Нового года для детей, устроим хорошую советскую елку во всех городах и колхозах». Вряд ли этот вопрос не был согласован со Сталиным, поэтому большевики дружно бросились организовывать праздники. Замечу, что еще в 1929 году в рамках атеистической пропаганды было отменено празднование Рождества. Но с Новым годом надо было что-то делать на официальном уровне – ведь все равно народ праздновал эти события. И придумали, переключив внимание с одного праздника на другой.

Если не случались суды над «врагами народа», как, например, в 1937 году над троцкистами, когда страницы отдавались описаниям этих кошмаров, первые полосы газет посвящались успехам в жизни трудящихся Страны Советов и самой страны, которая развивалась вглубь, вширь и в высоту. Победы были приурочены к революционным праздникам и к Новому году. Новогодние рапорты красноречиво говорили о том, что с 1 января начнется новая жизнь, полная трудового энтузиазма.

Интересно было заглянуть в прошлое: как Новый год и Рождество освещались в газетах.

«Семиреченские ведомости», издававшиеся в Верном (Алматы), 3 января 1913 года разместили на первой полосе на солидной площади поздравления с Новым годом покупателей магазина «Гулейманова, Тазетдинова и Ибрагимова».

Первые страницы новогодних номеров отдавались рекламе. 31 декабря этого же года «Туркестанские ведомости» опубликовали рекламный материал «Вниманию плешивых». Это не был новогодний юмор. Речь шла о некоем докторе из Парижа, который решал проблемы плешивых.

Как веселились на празднике сто лет назад? «Семиреченская областная газета» 1913 года сообщала, что 6 января состоялся семейно-танцевальный вечер, первоклассные циркачи Им. Ис. Хайцевы показали представление. Народ был доволен.

Новый год – это всегда застолье, когда родные и близкие собирались вместе, чтобы отпраздновать Новый год или Рождество. Каким оно было лет 70 назад?

«Праздничные столы почти у всех были одинаковыми, — рассказывает жительница Жетысая тетя Люба Степанцова. – Время было предвоенное, но к Новому году берегли всякие вкусности: конфеты, яблоки. На столы выставлялись соленья: капуста квашеная, приправленная постным маслом и луком, отварная картошка. Если повезет, покупали селедочку. Ее украшали луковыми кольцами и поливали маслом. Мама пекла вкусный капустный пирог. Готовили винегрет. Ставили на стол морс, взвар из сухофруктов. И еще запомнились котлеты – редкость по тем временам. Вся еда была здоровая, сытная. Заводили патефон, плясали, пели. Было очень весело!»

Винегрет – старинный русский салат, о котором упоминается еще в 1792 году в книге «Новый совершенный русский повар или кондитер, или подробный поваренный словарь». В некоторых рецептах винегрета упоминаются анчоусы, рубленые яйца, кусочки селедки. Но с годами винегрет приобрел упрощенный и полезный вариант: свекла, картофель, квашеная капуста, лук, морковь. А моя бабушка для пикантности добавляла кислое яблочко.

Вот он, Люсьен Оливье, автор ставшего самым новогодним салата. Интересно, сколько тысяч тонн этого блюда съедает в праздник все постсоветское пространство?

Самый русский салат оливье, названный в честь создателя – Люсьена Оливье, который держал в Москве в середине XIX века ресторан французской кухни «Эрмитаж», ставший с годами символом Нового года, тоже претерпел изменения. В «Книге о здоровой и вкусной пище», изданной в 1948 году, в оливье включали мясо рябчика, сою кабуль (острый пикантный соус, состоящий из жгучего перца, уксуса, бульона, горчицы), листья салата лутук. Советские люди сделали из оливье, как и из винегрета, демократичный салат. Рябчика заменили докторской колбасой. Правда, майонез, как и зеленый горошек, появились у нас в 70-ых годах и распределялись по профсоюзной разнарядке накануне Нового года.

В 1955 году наша газета разместила рекламу чимкентского гастронома, который сообщил, что «имеет в продаже сельдь атлантическую, сыры «Советский» и «Голландский», консервы рыбные и овощные. В ассортименте — пельмени мороженые, шоколад соевый и ореховый, масло растительное, чай, кофе, кукурузные хлопья, сухие дрожжи и эссенции. Просим посетить наш магазин».

Во время войны по-прежнему проводились утренники для детей. Им раздавали кульки из плотной бумаги темно-коричневого цвета с конфетами, печеньем и орехами.

Сейчас скромные елочки, завезенные из России, стоят нескромно дорого. За полутораметровую ель нужно выложить до 20 тысяч тенге. Но было время, когда питомник Капланбек в Сарыагашском районе полностью обеспечивал новогодними красавицами и Ташкент, и всю Сыр-Дарьинскую область.

Устраивали утренники с Дедом Морозом и Снегурочкой. Хорошим и редким подарком были открытки: в 1942-ом издательство «Искусство» выпустило черно-красные открытки с патриотическим текстом «Враг будет разбит!» Накануне Нового 1945 года чимкентская артель «Гайрат» сшила для детей 100 детских костюмов, 654 платья.

В 1947 году Указом Председателя Верховного Совета СССР М. Калинина 1 января был объявлен выходным днем, так как в послепраздничный день производительность труда равнялась нулю. Людям надо было прийти в себя после веселого праздника.

С годами меняются главные символы Нового года, но остается непременной елка, украшенная игрушками, салат оливье и мандарины. И Дед Мороз со Снегурочкой.

Добавились и новые приметы – китайская пиротехника, которая после 12 ночи выписывает на небе замысловатые фигуры. Но и этот вариант стрельбы и взрывов — модернизированный. Еще при царице Екатерине II Новый год отмечали пальбой из пушек, которую отменил ее сын — царь Павел I.

 В 50-ые годы даже представить было невозможно того обилия продуктов, которые сейчас есть в магазинах.

М. Аширбеков, главный специалист управления сельского хозяйства, предложил продуктовую корзину, в которой – сельхозпродукция, выращенная на полях и фермах Туркестанской области в этом году. По его мнению, можно составить вполне «здоровый» новогодний стол, о котором говорила тетя Люба.

Бахчевые – 1 млн. 544,5 тыс. тонн (рекорд области) Плоды — 117 тыс. 162 тонны (рекорд) Виноград – 75,1 тыс. тонн
Молоко — 604,5 тыс. тонн (по итогам 10 месяцев) Мясо – 94 тыс. тонн (за 10 месяцев) Яйца – 162 млн. штук (за 10 месяцев)

Людмила Ковалева

 

Овощи — 1 млн. 90 тыс. тонн Картофель – 290 тыс. тонн

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *