О работе, которая никогда не заканчивается

19 Июл 2017 10:31
Количество просмотров: 1469

 В сентябре 2013 года Президент Казахстана Н. Назарбаев сказал: «Кроме Астаны и Алматы, нужно создавать третий — Шымкент, еще один мегаполис может быть сформирован в западном регионе республики. Создание нового административного центра города является продолжением стратегии по увеличению числа жителей до миллиона». Это задание Главы государства стало для областного центра ЮКО точкой отсчета, с которой началась новая жизнь города. За четыре года изменилось многое: площадь Шымкента увеличилась в несколько раз, выросло количество горожан и автомобилей, появились новые жилые микрорайоны. А ведь все это необходимо содержать в чистоте. Один день без уборки обернется для Шымкента настоящей катастрофой.

 Научный подход к уборке

 Когда я спросила генерального директора ТОО «ЛТД Турмыс» Г. Садыбекова, что необходимо поменять, усовершенствовать в работе коммунальных служб, он не задумываясь ответил: «Вывоз мусора». Не новичок в коммунальном деле, Галым Заирович раньше нес ответственность за содержание в образцовом порядке южной столицы Казахстана — Алматы. И точно знает, что уборка мусора — больная тема для любого города. Кстати, именно в этой отрасли городского хозяйства не обойтись без науки и тщательного анализа.

— Шымкент — третий по величине город в республике, будущий мегаполис, а вывоз мусора до сих пор не упорядочен, — говорит Галым Заирович. — Ежедневно вывозится более 500 тонн мусора на городской полигон. Но вопрос в том, что утвержденные в 2011 году нормы накопления мусора для Шымкента давно устарели, а новый анализ никто не проводит. По Экологическому кодексу каждые пять лет необходимо пересматривать эти нормы. Ведь мы должны изучить не только количество производимого городом мусора, но и его морфологический состав: сколько пластика, бумаги, стекла и так далее выбрасывает то или иное предприятие, аптека или магазин, жилой микрорайон… Нам надо знать не только то, сколько сейчас в Шымкенте проживает людей, но и посчитать, сколько они вырабатывают мусора. Ведь из тех денег, которые взимаются за вывоз мусора, часть должна поступать в городскую казну в виде налога. Это тоже нужно подсчитать, спланировать.

Кроме того, техника, вывозящая отходы, рассчитана на определенный объем. Если не брать во внимание эти данные, то мусоровывозящие организации будут вынуждены раз за разом гонять машины по одним и тем же маршрутам, что приведет к дополнительным затратам. Необходимо также рассчитать, сколько мусора может вместить городской полигон.

Вот еще одна проблема: сейчас не проводятся тендеры на вывоз мусора той или иной организацией. У кого есть техника, тот и занимается. А отсюда нестабильная работа отдельных коллективов. Что нужно сделать, чтобы искоренить проблему? Надо, чтобы город был администратором в плане распределения объемов работ по вывозу мусора, закреплению территорий за определенными компаниями.

Восстановлению не подлежит

 Не менее острая проблема — состояние ирригационной системы города.

— Я сам из Шымкента, — говорит Галым Заирович. — Но учился, а потом и работал в Алматы. Когда наконец-то вернулся в родной город, понял, что в первую очередь нужно серьезно заняться не только санитарной очисткой и озеленением города, но и отводом ливневых вод.

Да, раньше у нас была уникальная арычная система. Но в 90-х годах она была разрушена. Люди строились, развивали свой бизнес, никто и не думал о системе ирригации. В итоге большую часть арыков застроили, залили бетоном. Сейчас, конечно, мы пытаемся их восстановить, но в некоторых местах это сделать невозможно.

А территория города увеличивается. И чтобы восстановить городские каналы, надо провести серьезные исследования. Куда потечет вода, где уклоны, где перепады высоты, где инженерные сети, где подпочвенные воды?

В городе есть несколько районов, которые затапливает даже в небольшой дождь. Наши люди выезжают, прочищают арыки. А по-хорошему надо ремонтировать, восстанавливать и реконструировать. То есть нужна серьезная городская программа, согласно которой специалисты должны все тщательно изучить. Мы можем их консультировать, потому что прекрасно знаем обстановку. Я знаю районы, где строятся здания, перекрывающие арыки, по которым выводили воду из точек затопления в Кошкарату. Пытаемся переделывать ирригационную систему, однако вся земля в частной собственности, поэтому строения приходится обходить. Но земли-то мало! Все забетонировано и заасфальтировано. Именно поэтому город зачастую может пользоваться только существующей арычной системой. Вот конкретный пример: по пр. Кунаева был застроен ливневый арык, и вода по нему больше не могла уходить. Пришлось строить обводной канал. Сейчас в наших планах его расширить. Такая же ситуация по улице Рыскулова перед рынком «Евразия». Там тоже нарушена арычная система. Я специально отправлял людей, чтобы они проверили, где у нас можно провести дополнительные арыки. Например, на той же улице Рыскулова, так как старый проходит через территорию воинской части и требует реконструкции.

Или вот еще частое явление: при строительстве или ремонтах дорог и тротуаров не учитывается специфика системы ирригации. Получается так, что поток воды, идущий в лотках сечением 0,5 метра, попадает в лоток, рассчитанный на 0,3. А бывает, что метровый канал упирается в меньший по объему, и туда же с других улиц подведены еще лотки с различным сечением. В результате возникает эффект бутылочного горлышка. Естественно, весь лишний объем воды пойдет через верх.

Потопы на дорогах возникают еще по одной причине. В Шымкенте есть ирригационные трубы, которые расположены под дорожным полотном. Они чаще всего засоряются мусором, теми же баклажками, которые выкидают горожане. По улице Туркестанской и вовсе парадокс: ирригационная труба занята коммуникациями — всевозможными проводами и кабелями. Нарушение всех технологий налицо! Чьи-то специалисты не стали долго думать, а просто кинули сети в готовую трубу, тем самым уменьшив ее диаметр. Соответственно, вода физически не может уйти в этом направлении и поднимается на поверхность.

 Что общего между дворником и зелеными насаждениями?

 Только то, что к обоим в Шымкенте, увы, зачастую относятся пренебрежительно. В советское время наш город занимал одно из первых мест в стране по чистоте, количеству деревьев и благоустроенности. А статус дворника был высок. К сожалению, сегодня далеко не все ценят труд уборщиков. На только что подметенные тротуары бросают бумагу, пластиковые бутылки. Даже если человек воспитан и не позволяет себе этого, то мало кто из горожан задумывается о чистоте улиц. Люди видят переполненные урны, стихийные свалки и… проходят мимо. А ведь можно позвонить в call-центр ЖКХ по телефону 39-55-55 или в диспетчерскую — 53-00-18. Операторы, приняв заявку, сами позвонят в ту компанию, которая обслуживает данную территорию, и заставят их принять меры.

— Убивает равнодушие, — говорит Г. Садыбеков. — Нужны образовательные программы, надо воспитывать в людях культуру поведения. С детского сада надо приучать детей убирать мусор, доносить мусорное ведро до контейнера.

А то, как относятся к деревьям некоторые шымкентские предприниматели, горожане знают прекрасно.

— Я сам по образованию инженер лесного хозяйства, — рассказывает Г. Садыбеков. — Сейчас мы ведем инвентаризацию зеленых насаждений города. Смотрим, какие деревья аварийные, какие представляют опасность, в каких местах надо их высаживать. В течение лета закончим эту работу. А затем будем утверждать план по обрезке деревьев. Это можно делать только по разрешению специалистов отдела ЖКХ.

На мой вопрос, зачем высаживать в жарком и пыльном Шымкенте хвойные деревья, которые все равно погибают, Галым Заирович ответил, что сейчас высаживают только хвойные, адаптированные к нашим условиям, — тую и крымскую сосну.

— Там, где посажены хвойные, проводим капельное орошение и тщательно ухаживаем, — говорит Г. Садыбеков. — Но хвойных у нас в городе в процентном отношении немного. А из лиственных надо сажать каштан, чинару и другие деревья. Они дают роскошную тень, красиво цветут и долговечные.

Понятно, чтобы люди работали на совесть, их труд должен достойно оплачиваться. Привнося здоровую критику, как опытный руководитель Г. Садыбеков начал с себя. С 1 января 2016 года всем сотрудникам ТОО «ЛТД Турмыс» на 30 процентов была поднята заработная плата.

— Если они получали 30-40, то сейчас 70 тысяч тенге плюс премии, — говорит Г. Садыбеков. — Люди заинтересованы и работать стали лучше. Бывает, наших сотрудников приходится привлекать сверхурочно, тогда это оплачивается согласно закону РК. Благодаря такой политике уменьшилась текучка, работники стали держаться за свои места. А от этого выигрывают все.

Н. Хайкина

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *