Под горой — село большое

23 Авг 2019

Под горой — село большое — таким было первое впечатление об увиденном поселении некоего паломника по имени Кузьма, пешком протопавшего от села Дорофеевки до Егорьевки 15 верст.

«И не дошел бы в жаркий день, если б не родники, что встречались на моем пути. Богата ими оказалась Егорьевка». Местный настоятель храма Великомученика Георгия Победоносца отец Филипп рассказал, что некогда прямо в самой церкви бил родник, потом его забили, но ключи чистой воды вышли на поверхность совсем рядом – и это место стало святым для паломников и остается до сих пор. Во дворах многих старожилов и поныне находятся колодцы – в них родниковая вода. И чем больше ее используешь, тем больше она прибывает. Как в жизни: чем больше отдаешь людям, тем больше приобретаешь.

Может, протекающая рядом Сайрам су, родники да невысокие холмы и стали местом притяжения переселенцев из российских губерний еще во времена Российской империи.

А может, частые неурожаи гнали людей туда, где есть земля, вода. Отец Филипп посеял во мне сомнение относительно даты образования Егорьевки, сообщив, что храм существует с 1888 года. А значит, само село – еще раньше. Есть одно воспоминание, Григория Устинова, который, ссылаясь на слова дедушки 1874 года рождения, рассказывал, что под горой был яблоневый сад, и улица, что шла от него, называлась Садовой.

До сих пор в разных источниках встречала, что село Егорьевское, позже получившее название Георгиевка, ныне — Коксаек, было образовано в 1892 году, но 73-летний потомок первых поселенцев, сельский учитель физики Михаил Семенович Матвиенко уверенно сказал:

Картина,выполненная в дереве, — подарок храму от верующих Шымкента.

— Берите цифру за 150 лет и будете правы. Мой прадед Тихон Иванович родился в Георгиевке в 1887 году, здесь его и похоронили уже в зрелом возрасте. Во время образования колхоза он был знатным бригадиром. В 30-ые годы выращивал такие арбузы, что его отправили в Москву на Выставку достижений народного хозяйства (ВДНХ) демонстрировать результаты. В Москве ему за успехи вручили медаль. Сейчас изучаю свою родословную, хотя делать это надо было тогда, когда деды были живы. Тем не менее удалось выяснить, что Иван, отец Тихона, привез большую семью с многочисленными родичами с Дона на несколько лет раньше – точную дату узнать не удалось, но где-то в пределах трех-четырех лет. Ехали на бричках большим семейством с домашним скарбом. Предки были из казаков, которых прельстило, что в Егорьевском казакам давали землю бесплатно.

А Матвиенко уже были донскими казаками. Но, по признанию имперского статистика А. А. Кауфмана, наделение землей русских переселенцев происходило «полудобровольно, полупринудительно». То есть нередко земля изымалась у местного населения в пользу прибывших.

Семьи расселились в разных селах: одни — в Беловодском (ныне Аксукент), другие — в Дорофеевке (Первомаевка) — самом крупном и богатом селе, оно и сейчас по населению идет следом за Ленгером, в нем проживает 18 тысяч человек, а третьи — в Егорьевском.

— Но потом все Матвиенко переселились в Егорьевское, — вспоминает Михаил Семенович. — Может, оттого что отец Тихона, Иван, был головой поселения. Он был очень деятельным, практичным мужиком, которого почитали местные жители.

Храм Великомученика Георгия Победоносца. Настоятель храма отец Филипп.

Родичи «подгребали» к начальству поближе. Но лодырей среди них не было, как, впрочем, и среди остальных переселенцев.

Местная управа находилась на втором этаже двухэтажного дома, на первом был магазин. Дом, видать, был построен на совесть и простоял лет сто, но его потом разрушили не из-за ветхости, а чтобы построить более современное здание. К слову сказать, казацкие дома были в селе легко узнаваемыми: с наличниками на окнах, оригинальными навесами, под которыми в летнее время на обед собирались за столом большой семьей. Дома украшали. Не отошел от этой традиции и Михаил Семенович. Наружные стены нынешнего дома разукрашены розами.

— Сейчас в селе казацких домов осталось от силы пара-тройка, — сказал М. Матвиенко.

Михаил Семенович Матвиенко.

В селе Георгиевское сначала было всего лишь сто дворов (до сих пор среди старожилов ходит еще одно название поселения – Чушка булак – «Кабанье озеро» из-за огромного количества нетронутого ареала диких кабанов). На его обустройство царским правительством было выдано казенного пособия 2432 рубля. За год было построено 93 избы, закуплено много скота. Вот какая получилась арифметика: 69 лошадей по 35 рублей каждая обошлась в 1725 рублей. Волы 102 х 20 рублей — в 2040 рублей, коровы 60 х 15 — 900 рублей, шесть верблюдов по 40 рублей каждый — 240, молочный скот 61 х 5 — 305 рублей. Избы построили за 4650 рублей. То есть все имущество обошлось жителям Георгиевки в 9860 рублей. Если из этой суммы вычесть казенное пособие, то выяснится, что поселенцы за год заработали 7428 рублей, что говорит о трудолюбии этих людей.

Очень славилось молоко, которое возили продавать даже в Чимкент и Ташкент. Предприимчивые жители Дорофеевки, у которых было 1500 десятин земли, много скота, устраивали по четвергам большую ярмарку, на которой продавали зерно, кожу, шерсть в таких объемах, что «задвинули» популярную Сайрамскую ярмарку. А потом еще и проложили за свой счет короткую дорогу в Ташкент, чтобы возить на продажу товар. Этой дорогой на ташкентский рынок пользовались и жители Георгиевки. Молочная продукция села стала основой для создания здесь в советское время маслозавода, который давал в год десять тонн продукции. С 1992 года на его базе работает фирма с международным брендом, которая закупает у населения до 80 тонн молока. На ней трудятся 128 человек. Из них 110 — местные жители.

Среди поселенцев были русские, украинцы, мордвины. Мордовские семьи разводили коз, из козьего меха женщины вязали платки, которые продавали в Ташкенте от 4 до 18 рублей за штуку. А мужики выделывали кожу, тачали сапоги и продавали их от 45 до 50 рублей за пару.

— В нашей семье женщины хорошо вязали пуховые платки — по женской линии они — из Поволжья, мордвины Дунаевы, а по мужской — украинцы из Малороссии. А вот меня каким-то образом записали русским при типично украинской фамилии Матвиенко. И пошли от меня дети, внуки — все русские, — смеется Михаил Семенович.

По словам М. Матвиенко, при его прадеде, и он в этом активно участвовал, была построена первая церковь.

Некоторые архивные источники как будто подтверждают, что первоначально егорьевцы выкупили у крестьянина Павла Гуляева дом, превратив его в церковь. А потом «приговором сельского схода от 13 мая 1901 года было решено строить новую церковь». Хлопотать об этом было поручено священнику Павлу Дамианову. Местные жители на благое дело пожертвовали две тысячи рублей и колокол.

Но отец Филипп утверждает, что нынешний храм значится с 1888 года.

Храм Великомученика Георгия Победоносца уже давно стал духовным центром православных не только близлежащих сел, но и городов области. Приезжают сюда паломники и из-за рубежа. Когда в 1925 году с Никольского собора в Чимкенте были сняты колокола, один из них достался Георгиевскому храму.

— Удивительно то, что в 1937 году наш храм был единственным действующим в области культовым учреждением, — говорит отец Филипп. — Рассказывали, что удалось это сделать благодаря финансовой заинтересованности некоторых большевиков: верующие платили дань воинствующим атеистам, чтобы церковь не закрывали. Но потом храм все равно закрыли и открыли только в 1991 году по просьбе верующих.

Аким Коксаекского сельского округа Айтжан Кабылбеков (справа) со старейшей жительницей села Коксаек Анной Николаевной Алдабаевой (в первом ряду).

За полтора века существования села много воды утекло.

Но потомки первых переселенцев все еще живут в Коксаеке. Из 13 тысяч жителей в селе проживает 1193 русских, 75 украинцев, 23 белоруса, 15 мордвинов, 14 немцев, 23 татарина и один чуваш.

— Анне Николаевне Алдабаевой 88 лет, она из самых возрастных потомков переселенцев, — говорит Айтжан Кабылбеков, аким Коксаекского сельского округа. — Живет одна. Старшая дочь и сын — в Москве, куда переехали еще в советское время, младшая дочь — в Ленгере. Сейчас они все в гостях вместе с праправнуком Никитой у бабушки Ани, которая, несмотря на возраст, не хочет покидать село, чтобы жить со своими детьми.

— В своем дому легче помирать, — говорит бабушка Аня. — У меня в сотовом телефоне записан номер Айтжана. Весной ночью разлился верхний арык и вода потекла в мой двор. Я нажала на кнопочку — и аким быстро приехал ко мне. Завернул в одеяло и вынес из дома. Приходят тимуровцы на помощь. Нет, никуда из родного дома не уеду. Я в нем живу с 1937 года. А сколько этот дом до меня стоял, не знаю.

Под окном у бабушки роскошные кусты сирени, которые по весне обволакивают двор нежным ароматом сиреневых кистей, а перед домом – алычовое дерево. Все посажено было своими руками. Куда от всего этого?

Ее украинские предки — из Полтавской губернии, замуж вышла за Илью Филипповича Алдабаева, русского, родом из Оренбуржья.

— Я родился в Георгиевке, как и мой отец, — говорит Айтжан, — поэтому знаю людей, они знают меня. Я заинтересован, чтобы моя малая родина была благоустроенной, комфортной для проживания. Здесь есть вода, электричество, на 95 процентов село газифицировано, активно работают предприятия малого и среднего бизнеса, — говорит А. Кабылбеков. — При годовом плане сбора налогов по пяти видам в 19 миллионов тенге мы за полгода собрали 12 миллионов, что позволило нам построить несколько спортивных и детских площадок. Все обращают внимание на то, что Коксаек – чистый, аккуратный поселок, засаженный цветами, деревьями, за которыми постоянно ухаживают. Работники акимата показывают пример: их двор в этом смысле образец для подражания. Его можно назвать сквером.

Село действительно чистое и красивое. Оно производит впечатление просторного. Какое-то время оно даже было центром Георгиевского района.

Но вот никто не может сказать точно, откуда пошло название Егорьевское — Георгиевское.

Михаил Семенович твердо заявил, что был такой землемер Георгий, который честно отмерял землю переселенцам. И в благодарность за это село назвали его именем.

Но есть другая версия: был среди переселенцев гармонист- виртуоз Георгий, послушать которого приезжал из Коканда эмир. Так и говорили: «Поехали к Георгию».

Многие связывают прежнее название села с построенным Храмом Великомученика Георгия Победоносца.

Но сейчас, может, уже не стоит особенно морочить себе голову возвращением в прошлое. Село называется Коксаек.

Правда, если есть любознательные, которым небезразлична история страны, тогда копайте глубже. И дальше. И наслаждайтесь новыми открытиями.

Людмила Ковалева
с. Коксаек, Толебийский район

фото автора и из семейного архива.

Автор благодарит за помощь в подготовке этой публикации Х. Кичкембаеву,
сотрудницу областного государственного архива.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *