Поиски в горах длиною в трое суток

11 Сен 2020 10:11
Количество просмотров: 623

Подробности спасательной операции в ущелье Сайрамсу

«Какая же я счастливая!» — подумала Айка, листая свою ленту в одной из популярных соцсетей. В последней публикации она в летнем платье бирюзового цвета, как вода Верхнего озера Сайрамского ущелья, кружилась на фоне гор под песню Земфиры.

«Я никогда не вернусь. Домой. С тобой…» Айка отложила телефон.

«Что-то засиделись мы дома. Нацпарки открыли. Может, куда-нибудь съездим? Например, в Сайрамсу. Там сейчас красота! Середина между летом и осенью», — ласково и мечтательно обратилась она к мужу.

«Почему нет? Все тои и мероприятия, которые ты проводишь, отменены из-за карантина. У меня тоже клиентов в фотостудии нет. Позовем Ермека и Султана», — поддержал идею супруги Багдат.

Уже на следующий день, погрузив все необходимое для пикника, семейная пара, оставив дочку у родственников, вместе с двумя друзьями ехала на авто на восток области. Заканчивался август, в салоне по радио играли хиты. Впереди ждали райский уголок и приключения… Так представляли себе ближайшее будущее вырвавшиеся из карантинной городской суеты жена, муж и двое друзей.

Вечером того дня на пульт ЧС поступило сообщение: «Группа из четырех человек без подготовки решила взойти на пик Сайрамский. Не достигнув цели, люди начали спуск по леднику. Среди спускавшихся женщина, которая угодила в ледовую трещину и погибла».

Багдат пытался почти в темноте помочь Айке. Несмотря на полученные переломы и обморожение, ему это удалось. Но, обутая в кеды, Айка снова подскользнулась и исчезла в очередной ледяной расщелине. Это падение оказалось роковым.

Несмотря на всю нежность и гостеприимство Западного Тянь-Шаня, эти горы бывают очень суровыми. Внезапно начавшийся дождь, а в конце лета и снег, может в считанные секунды испортить отдых. В этот раз погода была не в помощь группе, выехавшей из департамента ЧС. Муж погибшей не мог точно определить место падения. Его физическое и психологическое состояние мешало сориентироваться. Но спасательный отряд прилагал все усилия, чтобы найти тело погибшей.

Заканчивался второй день. Солнце как будто ускорило свой ход, мгновенно уступив место темноте.

СМИ быстро разнесли трагическую весть. Дошла она и до Сарыагаша, из которого выехали попавшие в беду.

«Надо как-то помочь спасателям», — обратился к собравшимся близким людям один из родственников.

«Знаю молодых ребят из альпинистского клуба «Барсики». Надо с ними поговорить», — сказал один из братьев погибшей.

* * *

Согласовав свои действия со спасателями, взяв недостающее для операции снаряжение, в том числе ледовые буры и крючья, скалолазы ранним утром прибыли в ущелье Сазаната. На широкой горной поляне их встретили отряд ЧС, скорая, полицейские и сотрудники нацпарка. Здесь же стояла карета скорой помощи. Через 15 минут прилетел вертолет, который двумя рейсами доставил объединенную группу на ледник. К моменту второго приземления пятеро спасателей связались веревками и начали спуск. До первой трещины надо было спуститься еще 150 метров.

Альпинисты Сергей, Закир и Никита, воспитанники Елены Густавны Керхер и ее покойного мужа Игоря Михайловича Кравцова, одних из лучших педагогов-инструкторов по альпинизму, решили не рисковать. Приспустившись, молодые, но опытные парни прикрутили буры и сделали дюльфер (один из относительно безопасных способов спуска по веревке на крутых участках горного рельефа).

Шел третий день поиска. На месте, что указали ребятам первые поисковики, к сожалению, Айку не нашли. Там была лишь одежда, которую один из спасателей поднял наверх.

«Надо в скором порядке до наступления темноты разделиться и успеть обследовать все трещины», — предложил один из альпинистов. В это время года на леднике много коварных ледяных расщелин, которые не видны при спуске. Закир начал осмотр нижних, Никита – верхних.
Трещина за трещиной… Часы без устали двигали стрелки к обеду. Но результатов не было.

Около трех часов дня, когда уже не оставалось никакой надежды, раздался голос.

«Вижу!» — взорвал тишину крик Закира.

Все начали спускаться к нему. Подошли поближе — удивлению не было предела. Трещина была настолько узкой, что даже при огромном желании человек не смог бы в нее протиснуться. Внизу лежало тело Айки.

Начали долбить лед, расширяя проход вниз. Менялись часто: было холодно, работающий быстро уставал, так как не было места для размаха ледорубом.

Через пару часов, собрав две ледовые станции: одну для подъема тела, вторую — страховочную — для того, кто будет внизу, Сергею удалось спуститься. На страховке встал Закир. Никита и трое спасателей начали тянуть веревку. Горы как будто не хотели отдавать девушку. Тело Айки с трудом подняли.

По льду альпинисты спускали носилки по 50 метров, наращивая привязанную к ним веревку. Затем тело приняли спасатели. Из-за погоды не удалось связаться с теми, кто остался внизу на поляне. Работала лишь рация егеря, которую он дал перед взлетом Никите. С базы сообщили, что в связи с метеоусловиями вертолета не будет: отряду надо спускаться пешком.

На озерах Сельбели группу ждали егери, которые погрузили на лошадей снаряжение. С ледника на место, где стояли машины службы ЧС (а это всего 15 км), 12 спасателей и альпинистов с Айкой спустились через пять с половиной часов, ближе к девяти вечера.

По информации из пресс-релиза в СМИ, жители региона и страны, разделившие с родными горечь утраты, узнали, что спасательная операция завершилась. Кроме сотрудников ДЧС, в ней приняли участие молодые альпинисты Сергей Гущин, Виталий Гумников, Дмитрий Груздов, Закир Абдураимов, Никита Касимов – настоящие джигиты, бескорыстно пришедшие на помощь к тем, у кого случилась беда, и коллегам.

Владимир Привалов

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

2 комментария в “Поиски в горах длиною в трое суток

  1. Три момента. 1. Как-то мы упускаем из виду, что все случаи спасения в горах демонстрируют, что горноспасателей у нас, в нашем горном краю, попросту нет. Всякий раз спасатели просто помогают техникой (вертолёт и пр.) и физической силой, иногда сами нуждаются в спасении и даже гибнут (Акмечеть). Не пора ли нам иметь, кроме «городских» спасателей, отряд именно горноспасателей?
    2. Извините, но тупость пострадавших, претендентов на премию Дарвина, просто зашкаливает. Поехали на пикник и полезли на ледник перевала Сайрам. Это уже не переоценка сил, не надежда на авось, это просто полный дебилизм. К сожалению, очень высокая цена заплачена за этот дебилизм. Хотя удивительно, как они все там ни убились при таких обстоятельствах.
    3.Мне как-то надоели намёки на то, что кто-то отказался помочь в спасработах. Из-за постоянных намёков люди со стороны на всех нас смотрят, как на подлецов. Может, уже надо сказать про конкретных людей, назвав их, а не бросать тень на всех. Хотя здесь есть нюансы — идти именно на спасаловку или идти заведомо за трупом. Это ведь не одно и то же. Так что уж напишите, наконец, кто отказал в помощи. И при каких обстоятельствах — для объективности

    1. ТР, а где Вы увидели намеки? По-моему ни о каких отказах с чьей-либо стороны в статье речи не идет. А на счет первого пункта, Вы правы. Бардак в системе ЧСников начался с момента расформирования МЧС и слияния с МВД. Поэтому Глава государства в своем Послании сказал о решении вновь создать МЧС РК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *