Политическая лояльность аптекарю не нужна

21 Окт 2020 09:11
Количество просмотров: 557

115 лет исполняется первой частной аптеке в Чимкенте, которую открыл г-н Можайко

Архивы, к сожалению, не сохранили его имени, он так и остался в документах как «г-н», то есть господин. Как, впрочем, и другой владелец аптекарского магазина в Чимкенте г-н Каравайкин, фельдшер.

Реформа 1867-1868 годов, проведенная в Российской империи, обязывала специальным положением организовывать уездные аптеки.

Но первые аптеки со статусом государевых открывались при лазаретах и военных госпиталях, а также приемных покоях амбулаторий. В 1868 году в Чимкенте был открыт военный лазарет, преобразованный через два года в полугоспиталь. Статус военного лазарета ему вернули через 15 лет. В конце 80-ых годов ХIХ века по инициативе военного губернатора Николая Ивановича Гродекова в Чимкенте был построен городской приемный покой. На содержание медицины выделено до 5500 рублей в год. Сколько из них на приобретение лекарств, не уточняется.

Раздача лекарств производилась врачами и фельдшерами. Контроль за правомерностью раздачи, ведь часть была бесплатной, вел врачебный инспектор при Министерстве внутренних дел Российской империи не менее трех раз в течение года. Но на деле эти сроки нарушались.

Долгие годы единственным лекарственным продуктом на территории нынешнего Казахстана был сантонин — противоглистное средство, вырабатываемое из растения дармины, заросли которой находились в нашей области. Дармина стала сырьевой основой для Чимкентского сантонинного завода (будущий «Химфарм»). Кстати, наш завод стал первым в Азии предприятием, от которого пошло развитие фармацевтической промышленности в Казахстане. Ольга Савинкова (дочь Николая Ивановича Иванова, владельца сантонинного завода) стала первой женщиной-химиком и фармацевтом в Туркестанском крае.

Провизоры первых аптек сами изготавливали порошки, микстуры, лекарственные препараты, поэтому получить статус провизора в Российской империи было весьма сложно. Их были единицы. В Туркестанском генерал-губернаторстве хорошо был известен прусский подданный Краузе Карл Иероним Теодор, среди местного населения просто Иероним Иванович — провизор, благодаря которому было открыто несколько аптек.

Краузе был членом Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете, знатоком лекарственных трав Сырдарьинской области.

После открытия железной дороги Оренбург — Ташкент помощник провизора из Ташкента Авраам Ицках Ципперсон (имевший в Ташкенте, центре Сырдарьинской области, привокзальную аптеку) 30 ноября 1909 года написал военному губернатору Сырдарьинской области генерал-лейтенанту Михаилу Яковлевичу Романову письмо с просьбой «об открытии в Арыси сельской аптеки при железной дороге».
Арысь была безуездным городом, однако господин Ципперсон предвидел выгоду от открытия на железнодорожной станции аптеки. Как показало время, годовой оборот Арыси в 1910 году составлял 3,5 млн. рублей, что свидетельствовало о деловой и торговой активности на железнодорожной станции.

В документе, который хранится в областном государственном архиве, написано, что 11 декабря 1909 года пошло движение среди чиновников по поводу обращения Ципперсона. Чиновник в запросе за № 4033 отписал подчиненному: «Предписываю донести, благонадежен ли в политическом отношении аптекарь Авраам Ицхак Ципперсон, живущий в Ташкенте по улице Саперной, 32, просящий разрешение на открытие сельской аптеки при станции Арысь Ташкентской железной дороги».

Не могу сказать, удовлетворили ли просьбу Ципперсона, но как-то вместе с акимом области Б. Жылкышиевым оказалась в Арыси. И он повел журналистов к аптеке, которая была открыта в упомянутое время. Это было солидное, отстроенное, работающее здание. Провизор подтвердил, что это первая аптека в Арыси, возникшая вскоре после прокладки железнодорожного пути Оренбург — Ташкент.
После трагедии, случившейся в Арыси, судьба ее неизвестна.

Как свидетельствуют печатные издания начала ХХ века, аптеки иногда «выполняли несвойственные им функции».

После известного циркуляра императора Николая II в 1914 году, сразу же после начала первой мировой войны, о запрете продажи алкоголя в аптеки потянулись «некие товарищи», как написали «Семиреченские ведомости», чтобы приобрести спиртосодержащие микстуры. В частности, активно продавался «киндер-бальзам». Однако контролер МВД обнаружил сей факт. И аптекарь Головко был оштрафован на солидную сумму в 150 рублей.

Этот факт мог стать из разряда комичных, тем не менее аптекарь был наказан за «нарушение установленных норм». То есть бальзама продал больше, чем можно было, при этом старался сделать вид, что не понял, для чего.

Аптеки, конечно, сыграли огромную роль в спасении людей во время эпидемии холеры, дифтерита, которые случились в Южном Казахстане. Денег на лекарства царское правительство выделяло недостаточно. Предприниматели активно помогали жителям преодолеть беду. Один из документов в областном государственном архиве рассказывает, правда, короткой строкой, что купец первой гильдии Максимилиан Келер был отмечен властью за то, что «выразил быстрым снабжением всем необходимым военный госпиталь и холерный отдел по самым сходным ценам»: «Келер во время эпидемии был помощником участкового… и относился к своим обязанностям с особенной готовностью и полнейшим самоотвержением».

Келер был награжден медалью за помощь в преодолении эпидемии. Вот так себя вели «бессовестные» капиталисты.

Сейчас аптеки не редкость. Они на каждом шагу. И не надо владельцам, как ташкентскому еврею Ципперсону, доказывать свою политическую лояльность.

Людмила Ковалева

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *