Призвание любить и защищать природу

2 Окт 2020 16:28
Количество просмотров: 1173

При таком отношении к природе, наши внуки увидят бухарского оленя только на фотографиях в интернете, считает егерь Сырдарья-Туркестанского государственного регионального природного парка Федор Бочаров. Семья егеря отказалась от благ цивилизации, чтобы посвятить себя охране поголовья бухарских оленей.

Не каждому человеку удается посвятить свою жизнь любимому делу: когда твоя работа и твое хобби — это единое целое.

Федор Бочаров, егерь Сырдарья-Туркестанского государственного регионального природного парка — один из таких счастливчиков.

Познакомилась я с ним и его женой в командировке, когда отправилась в Туркестанский филиал парка, где расположен питомник бухарских оленей.

Путь до питомника неблизкий. Особенно долгим он кажется, когда съезжаешь с трассы и едешь по полупустыне. Может показаться странным, но в скудной растительности края есть своя прелесть. Палитра осенних красок — от сочно-зеленого до желто-багрово-красного- радует глаз. И на этом фоне вдруг появляются светящиеся кусты и деревья. Так причудливо играет солнечный свет на камышовом пухе, который покрыл все вокруг. Разыгравшийся ветер словно взбивал перину, а выпадающий из нее пух плавно оседал на деревьях. Солнце, направляя свой прожектор, причудливо играет светом. И вот покрытые пухом деревья кажутся уже серебряными.

Такое увидишь не часто!

По ухабистой дороге мы наконец-то добрались до жилища егеря: небольшой двухэтажный домик (одна комната на втором этаже, на первом — комната и кухонька), с крышей почти до земли.

Нас встречают радушно Федор Бочаров и его супруга Ирина.

Мельком оглядели хозяйство Бочаровых, где в огороде ждут своего часа помидоры и шикарные тыквы, и вновь отправились в путь.

«У оленей скоро обед! — сказал Федор. — У вас есть возможность их увидеть, если, конечно, повезет. Олени очень осторожные животные, обоняние у них тонкое, а сегодня ветер как раз в их сторону дует!» Едем по территории питомника. Заинтересовали меня белые тряпочки и чучела на сетке, которой огражден участок.

«Мы специально привязали ленточки и прикрепили чучела вдоль ограждения, — отвечает на мой немой вопрос егерь. — Дело в том, что в период гона самцы, которые гуляют с внешней стороны, начинают бои за самок с самцами питомника. И, знаете, они настолько сильные, что сетку рабицу рогами рвут!»

Разложили корм по кормушкам – ну вот, кушать подано! Спрятались за кустами и ждем, когда олени придут. Первые минуты наблюдаем пристально, потом, от долгого ожидания и терпение заканчивается, и внимание рассеивается.

Федор тихонько говорит: «Они так сразу и не придут, обстановку сначала оценят. Вдруг угроза какая есть. Так что скоро их не ждите!»

Сидим. Ждем. Устали. Еще этот ветер с нашей стороны в сторону оленей нам все планы перепутал. Наверно, учуяли рогатые нас. Решили возвращаться, и, когда уже сели в машину, вдруг видим, самочка с олененком подошла.

Мы практически ползком и бесшумно, ни дать ни взять — ниндзя, подобрались к ограждению и замерли. Кажется, даже не дышали — только бы не спугнуть.

Олениха все время оглядывалась в нашу сторону, навострив уши, а малыш беззаботно бегал вокруг нее. Остальное стадо мы так и не увидели. Зато вдоволь налюбовались озорным олененком!

Вышли на след «матерого» и послушали, как поет туранга

Не успели вернуться на базу, как Федор со словами: «Что тебе сейчас покажу!» вновь посадил в машину, и мы поехали дальше. Подъехали к каналу. Воды в нем не было, зато все русло усыпано… устрицами. Таких огромных я еще ни разу не видела. Один экземпляр взяла в руки, так он в двух ладонях не поместился. Хожу, восхищаюсь.

«Не туда смотришь, — сказал вдруг егерь. — Ты сюда посмотри. Следы видишь? Это кабан прошел. Он здесь частый гость. Судя по отпечатку следа, ему лет пять-шесть и весит порядка трехсот килограммов. Матерый. Видно уже стреляный, потому и осторожный очень. Я его ни разу не видел, но знаю, что он где-то рядом. Специально прикармливаю и подвожу ближе к своему дому. На него уже охотники есть, а я хочу его уберечь. Такой интересный экземпляр. Видишь лунку? Я в нее почти ведро кукурузы засыпал, а он корм не тронул. Рядом прошел — устрицами питается».

Как я понимаю кабана! Устрицы-то это белок в чистом виде. Вот как закончатся деликатесы, тогда зерновые в ход пойдут.

Егерь привел меня к удивительному дереву, которое растет на берегу Дарьи. Огромная туранга раскинула свои ветки и что-то шептала, а ветер уносил шепот к реке.

«У этого дерева удивительные листья, — говорит Федор.- Наверху круглые, а снизу длинные, как у ивы. И, что интересно, края листьев резные, похожи на кленовые. Странно, да?»

В Казахстане турангу еще называют желторангы  (зовущая ветер).

Даже в самую сильную жару оно дает тень и спасает путников от зноя. Дерево уникально тем, что листья из разных частей кроны не похожи друг на друга, будто сорваны с разных деревьев. Поэтому у туранги есть еще одно название — тополь разнолистный.

Причудливо искривленные стволы туранги часто дуплисты, в них гнездятся синицы, сизоворонки, удоды. На вершинах кроны, как на втором этаже, селятся беркуты и орланы-белохвосты.

Корни этого тополя способны проникать в поисках подпочвенных вод на 30-метровую глубину, что и позволяет ему расти там, где ни одно другое растение выжить не способно. По сути, это самое живучее дерево на планете, настоящий боец, цепляющийся за жизнь до последнего. Ученые полагают, что туранга – одно из немногих деревьев, переживших ледниковый период.

О жизни вдали от цивилизации

Супруги Бочаровы сознательно выбрали профессию.

«Я работал на заводе. Жил, как все живут. Но в один прекрасный день вдруг понял, что не могу так больше. Мне простор нужен, тишина и спокойствие. Хочу жить на природе. Так я стал егерем. Ирина поддержала меня и всегда была рядом. Она следит за пожарной безопасностью — к нам же туристы приезжают отдыхать», — рассказывает Федор.

Эту пару не пугают трудности, с которыми сталкиваются люди вдали от цивилизации. Работать приходится с раннего утра и до захода солнца, порой и ночью выезжают на участок, чтобы проверить, все ли в порядке.

Мобильная связь здесь, можно сказать, отсутствует. Электричества часто не бывает. Живут тем, что сами вырастят в огороде. В город, а ближайший это Туркестан, каждый день не наездишься.

«Мы с Ириной выросли в ауле, детство прошло на природе — душно нам в каменных джунглях. Здесь намного интереснее жизнь, — рассказывает Федор. — Знаете, по молодости было дело, хулиганил — стрелял дичь, а теперь не могу. Жалко мне животных, как детей. Многие думают, раз я егерь, значит каждый день на столе дичь. А я ее вообще не ем. Не могу, понимаете».

Ирина рассказала несколько историй о том, как муж спасал животных. Вот одна из них, на мой взгляд, удивительная.

Однажды нашел он летучую мышь со сломанным крылом. И, как доктор Айболит, стал ее лечить. Вставил сам спицы в крыло, пока мышь была «на больничном» и не могла охотиться, Федор ее поселил дома, ухаживал и кормил. Она привыкла к новому дому, спала, как и положено летучим мышам, головой вниз. Каждый день в пять утра она подлетала к кровати своего спасителя и садилась ему на голову. Так она просила завтрак, который заботливо для нее был приготовлен, а вернее, отловлен (Федор ловил для нее мошек), и стоял в баночке на тумбочке. Когда после восстановления она улетела в естественную среду обитания, то время от времени прилетала навестить своего друга — человека.

Ирина выросла в селе Байыркум, чуть выше по течению Сырдарьи от Шаульдера — родины мужа, и с природой на «ты». Ее нисколько не расстраивает отсутствие маникюра, стильной стрижки и макияжа.

«А для кого мне здесь краситься. Да и отвыкла я от макияжа, — рассказывает Ирина. — Салон красоты я посещаю раз в три месяца, чтобы стрижку подправить. Чаще в город за продуктами выезжаю, чем за красотой. Но меня это нисколько не расстраивает».

Как пошутил Федор, Ирину палкой в город не выгонишь. Бывает, что супруги спорят, и все из-за работы.

«Ирина все мечтает увидеть желтую птичку с голубой головкой, — отмечает Федор, — которую мы с известным орнитологом Чаликовой однажды увидели на Дарье. Она приезжала к нам и была поражена тем, что здесь мы заметили редкую птицу, обитающую только в России.

Это была своего рода сенсация! Но сфотографировать ее не успели! Так вот теперь мы все время смотрим по сторонам в надежде еще раз ее увидеть и, главное, сфотографировать, чтобы были доказательства.

Подъем в семье егеря в шесть утра. Затем утренний объезд территории, а это ни много ни мало 94 га, на него уходит полтора-два часа. И только потом завтрак, после которого объезд согласно маршрутному листу, где указано место и время нахождения егеря. В его обязанности также входит выдача билетов туристам, приехавшим в национальный парк. Вечером вновь поездка по территории.

На мой вопрос, если ли у Федора хобби, он ответил так: «Хобби — это моя работа! Мне нравится то, чем я занимаюсь. Я люблю наблюдать за жизнью животных!»

Все егеря должны вести дневник наблюдений. Правда, не все к этому делу подходят со всей ответственностью. Но только не Федор. Его дневник наблюдений можно читать как рассказ под названием «В мире животных».

О проблемах, требующих решения

Федор Бочаров считает, что все мы должны повернуться лицом к природе.

«Пройдет еще несколько десятков лет и при таком варварском отношении человека от природы ничего просто не останется, — считает Федор. — Мы должны ее сохранить. Надо заинтересовывать молодежь, прививать подрастающему поколению любовь к растениям и животным. Учить беречь природу. В противном случае мы своим внукам будем показывать животных только на фотографиях в альбоме».
В первую очередь, считает егерь, необходимо усилить контроль за защитой природы.

«Заместитель генерального директора нашего парка Акыл Абдихадиров добивается того, чтобы усилить защиту природы, соблюдение чистоты в парке. Да, некоторые обижаются на него за резкость действий, но лично я все его решения поддерживаю. Он всей душой любит природу и все правильно делает. И главное, есть результат. Я за ним, как говорится, и в огонь и в воду пойду, — говорит Федор. — Считаю, что сегодня необходимо увеличить финансирование, обеспечить инспекторов и егерей современной техникой и большими полномочиями, чем сейчас. И, безусловно, нужна государственная программа в части образования подрастающего поколения. Надо прививать любовь и уважение к природе с раннего детства. Подход к сохранению природы должен быть комплексным. На «авось» рассчитывать уже не приходится. Времени не осталось у нас. Надо регулярно подкармливать диких животных. Есть, конечно, люди, которые не оставляют вниманием животных, но таких мало. Как и тех, кто убирает за собой мусор… Чаще всего за отдыхающими мы убираем сами. Это плохо.

Когда нас с женой перевели на этот участок, мы с территории заповедника убрали 86 (!) мешков мусора. В основном тот, который с водой приходит. Почему человек так относится к своей земле?»

К слову, о корме. Для питомника бухарских оленей корм поступает по графику и в полном объеме: морковь, картофель, капуста, свекла, комбикорм и другие продукты. Но есть необходимость в дополнительной кормовой базе для оленей, которых уже выпустили на волю. Необходимо увеличить количество кормушек. В зимней подкормке нуждаются и фазаны: в пшенице и кукурузе.

Надо четко контролировать уровень воды в реках и каналах. Раньше во время нереста увеличивался уровень воды в Дарье. Вода спускалась где-то 15 мая, уже после того, как рыба отнерестилась и малек вышел. Теперь как? Нерест прошел, вода тут же спускается. Малек остался и погиб. Это серьезная проблема. Или, например, чайки, которые гнездятся на островах. Они по три-четыре раза откладывают яйца на песке. Уровень воды стоит, грачка отгнездилась. Вода пришла и яйца «поплыли». Она опять перелетает на высокое место и гнездится, а вода опять поднялась. Вот эти скачки должны контролироваться с учетом жизни животного мира. Во всем должны чувствоваться хозяйственная рука и хозяйственное отношение. И, безусловно, строгая охрана природы».

Я смотрела на эту супружескую пару и радовалась, что есть у нас такие увлеченные своим делом люди, которые ради любви к природе готовы ехать на край света. Сегодня это большая редкость.

На обратном пути меня переполняли чувства от того, что наконец-то увидела оленей, к которым долго собиралась, от красоты наших мест и, конечно, от теплой встречи удивительных людей — Ирины и Федора Бочаровых.

Татьяна Бурдель
Фото автора

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2 комментария в “Призвание любить и защищать природу

  1. Федя молодчик. С детства увлекается природой. И повадки зверей изучил хорошо.

Добавить комментарий для Татьяна Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *