Пусть будет так, как будет?

20 Сен 2017 15:09
Количество просмотров: 695

 Это иллюзия, что ЮКО кормит всю страну овощами. В ушедшем году доля отрасли в республике составила лишь 25 процентов. В этом году, может, еще меньше, так как площади под посевами овощных культур сократились по сравнению с прошлым годом на 2,8 тысячи га и составили 37,7 тысячи. А за урожайность и качество продукции мы особенно не боремся.

В нынешнем сезоне государство прекратило поддержку крестьян, занимающихся выращиванием овощей в открытом грунте, оставив за собой защищенный.

В теплицах субсидируется не более двух культурооборотов. По выращиванию овощей под крышей мы впереди всего Казахстана, доля области составляет 80 процентов. К 2020 году по сравнению с 2016-ым площади под теплицами должны увеличиться ровно в два раза — до 2300 гектаров. Теплицы — выгодный бизнес в том смысле, что выращивание овощей под крышей из-за наших благоприятных природно-климатических условий обходится дешевле, чем в холодных северных регионах. К тому же существенная доля вывозится за пределы области, где нет или же небольшие объемы ее производства и реализуют овощи по высокой цене. В это же время к нам завозятся овощи из других государств. Как там по официальным отчетам, не знаю, но и у нас можно купить польскую картошку, узбекистанские и кыргызстанские помидоры, огурцы, кабачки, баклажаны и капусту. Вот такое замещение. Кто считает плюсы и минусы?

Нам надо наращивать свое производство в таких объемах, чтобы всего было много и дешево. Что нам следует ожидать в недалекой перспективе?

В области прогнозируется общий рост объемов производства витаминной продукции в рамках госпрограммы развития АПК на 2016-2020 годы:

в 2016 г. — 944 тыс. тонн,

в 2017 г.- 1060 тыс. тонн,

в 2020 г. — 1200 тыс. тонн.

Наверное, тогда на базарах и рынках цены упадут в разы.

В настоящее время крестьянами собрано с полей, по данным управления сельского хозяйства, около 800 тысяч тонн.

Однако прогноз прогнозом, но, по мнению ученых Юго-Западного НИИ животноводства и растениеводства, отсутствие семеноводческой отрасли существенно бьет по бюджету области, сдерживает развитие овощеводческой отрасли и делает цены на овощи для нашего юга высокими даже при сезонном снижении.

Во всем Казахстане, в том числе и у нас, только тридцать процентов семян овощных культур отечественного производства используется для посева, остальное завозится из-за рубежа. Сколько мы на этом теряем?

Чтобы засеять гектар защищенного грунта семенами огурцов, помидоров, перца, кабачков и баклажанов импортного производства, надо потратить от 5 до 10 тысяч долларов (наши стоят в десять раз дешевле). Это те деньги, которые пополняют карманы наших зарубежных партнеров по овощному бизнесу. А могли остаться на родине, если бы были свои семена.

Причем уточню: завозят не семена, а гибриды культур. А это значит, что овощеводов давно подсадили на «гибридную овощную иглу». Ведь в отличие от семян, закупать посевной материал нужно ежегодно, иначе не получишь хорошего урожая. Однако и на импорте получают среднюю урожайность. Мы берем общими объемами, а надо — отдачей сотки, гектара.

Ученые и практики считают, что причины невысокой урожайности кроются в низком качестве семенного материала и сортовом несоответствии местным условиям.

Невольно приходится обращаться к советскому опыту, когда существовало областное объединение «Сортсемовощ», которое снабжало семенами и контролировало их применение хозяйствующими объектами. Как это ни странно, но в настоящее время в области нет системы овощного семеноводства, все рассыпалось еще двадцать лет назад. Вот почему деньги уходят за рубеж.

В Алматы есть НИИ картофелеводства и овощеводства, где выводят новые сорта овощных культур. При Юго-Западном НИИ животноводства и растениеводства существуют опытные участки, где проводятся экологические испытания новых селекций — ведь самый южный регион Казахстана обладает резко континентальным климатом, он отличается от условий выращивания культур на юго-западе.

Однако цепь ученый- фермер разорвана, что мешает наращиванию производства своих новых сортов и гибридов. При условии создания системы семеноводства ситуацию можно переломить. Но кто этим займется? Даже при том, что семеноводство — сфера выгодная и тонкая (берите пример с голландцев!), много желающих не найдется. Почему? В любое дело надо вкладывать средства. Для начала — большие. Для начала — хотя бы через систему субсидирования.

Говорят, есть один энтузиаст в Сарыагашском районе, который старым проверенным способом выковыривает семена из зрелых плодов. Высушивает их, а потом продает на базаре. Но пока объемы — для огорода. Хотя, почувствовав спрос и прикинув, что цену можно увеличивать и она все равно не станет выше голландской, расширил делянки под посевами томатов.
Как к ситуации с семенами относятся крестьяне?

Обращусь к фермеру из Шардаринского района, отнюдь не овощеводческого, который откровенно рассказал, но попросил не ссылаться на него, за счет чего процветает его бизнес. Он вообще не особенно озабочен тем, что сеет, включившись в созданную у нас через сеть магазинов, работающих на зарубежные фирмы, систему поставки посевного материала. На одиннадцати сотках тепличного хозяйства с посевов томатов первым урожаем он получил три миллиона прибыли. И это при том, что сеял голландские гибриды. Как сошелся дебет с кредитом? За тысячу штук семян томатов заплатил 25 тысяч тенге, которых хватило на 2,5 сотки. Если не брать во внимание, что деньги в итоге уходят в другое государство, он добивается того, на что нацелен — получение хорошей прибыли. Конечно, были бы отечественные семена с хорошей отдачей, он бы их покупал, но их нет. Значит, будем работать на заграницу. Туда же отвозятся тепличный овощ и много другой витаминной продукции, увеличивая долю экспорта и цены на внутреннем рынке.

Но продукцией не одних теплиц мы занимаем четвертную долю в республиканском объеме производства овощей. Грунтовка — вот наши главные объемы. Согласитесь, что помидор с открытого грунта имеет иной, чем из теплицы, вкус. Лучший, разумеется. Помидор пахнет помидором. Но грунтовой овощ, в частности томат, далеко не увезешь. Его надо переработать на месте.

Доля переработки в ЮКО по-прежнему останется ниже 30 процентов. В этом году откроют еще пару новых цехов, но они особенно не изменят ситуацию.

В прошлом году наши овощехранилища способны были принять 220 тысяч тонн продукции — это лук, картофель, морковь. А капуста у нас до самого нового года может оставаться на полях — срезай свежую, хрустящую с грядок.

Теперь сравните цифры: что выращиваем, что перерабатываем, а что можем хранить? Отрасль невольно тянет за собой проблемы посевного материала, хранения урожая, ценообразования. Из этих звеньев никак не выстраивается замкнутая цепь. Ни одно из них не отработано до конца, поэтому не смыкается друг с другом.

Если хотим иметь от отрасли больше, чем имеем сейчас, надо начинать с возрождения семеноводческой отрасли в овощеводстве. И обезопасить себя от зарубежных поставок.

Ну а если продолжать кормить запад, то, конечно… Пусть будет, как будет.

 

Л. Ковалева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *