«Сантонином обеспечим весь мир»

29 Авг 2019 15:08
Количество просмотров: 769

Дата, о которой нельзя не упомянуть: ровно 135 лет назад сантонинный завод («Химфарм») в Чимкенте дал первую продукцию – 189 пудов 18 фунтов сантонина. Годовая мощность завода составляла две тысячи пудов, а мировая потребность в этом лекарственном препарате достигала всего тысячи пудов. Так что новый завод, работающий на местном сырье – цитварной полыни (дармине), мог покрыть потребность в сантонине всего земного шара. Удивительно то, что предприятие, построенное российскими купцами Николаем Ивановичем Ивановым и его зятем Никифором Прокофьевичем Савинковым, разумеется, не в первозданном виде, стоит на том же месте и до сих пор работает.

За право строить новый завод и единолично владеть зарослями дармины в долине Арыси соперничали не только Иванов и Савинков, но и московский купец первой гильдии Фридрих Карл Кёлер, основатель российской фармацевтической промышленности, переработчик сырых продуктов в химические и фармацевтические препараты. Но интерес Кёлера включал в себя также производство шоколада и одеколона № 6. Придет время, и за парфюм на всемирной выставке в Париже он получит Гран-при.

Но в конкуренции с Ивановым и Савинковым он проиграл, хотя раньше их обращался к генерал-губернатору о строительстве завода, использования естественных зарослей дармины. И вот почему.

1 ноября 1882 года туркестанский генерал-губернатор М. Черняев принял у себя для беседы Н. Иванова. Выслушав купца, он попросил его написать докладную записку для правительства о монополии на сантонинное дело. Вот что написал Иванов (фрагмент): «Как мне достоверно известно, на существующих ныне в Европе четырех заводах (из коих три — в Германии, один — в Англии) вырабатывается сантонин только на 150 тысяч пудов цитварного семени, которое отсюда вывозится за границу, то я, чтобы не только ослабить конкуренцию с нами, но, безусловно, вытеснить иностранный сантонин на европейских рынках, решился построить огромный завод с выработкой сантонина не менее чем на 150 тысяч или даже двухсот тысяч пудов цитварного семени».

Запасов дармины в Чимкентском уезде было предостаточно. Ее сбором занимались местные жители, преимущественно женщины, которым платили за пуд 6-7 копеек, а порой и наполовину меньше, в то время как в Гамбурге, который считался центром мирового рынка сантонина, его сбывали по три рубля за пуд. И благодаря технологии переработки прибыль увеличивалась на 50 процентов.

Вакуумное отделение сантонинного цеха.

Что предложил Ф. Кёлер? Вложить в производство всего сто тысяч рублей — мизер по сравнению с тем, что обещал Иванов. А обещал он вложить полмиллиона рублей. Кроме того, он просил правительство о привилегиях: «Отвести мне в полную собственность на местности Бугунь участок свободный, теперь пустой и никому не принадлежащей земли, в достаточном количестве под заводские здания. И приписать к заводу достаточный участок земли для бесплатного отвода под поселок заводских рабочих, который при открытии завода неминуемо должен образоваться. Выдать привилегию на 15-летнее исключительное право на производство в здешнем крае сантонина из цитварного семени на точном основании существующих законоположений. В видах обеспечения от убытков при такой громадной затрате капиталов допустить беспошлинную продажу сантонина не только на месте, но и на всех заграничных рынках. Предоставить мне беспошлинный вывоз из-за границы всех необходимых для устройства этого завода машин и аппаратов, что признается совершенно необходимым ввиду затруднительности устройства в такой пустынной местности, где нет даже простых кузниц».

Экстракция анабазинового цеха.

Забегая вперед, отмечу, что местом дислокации в итоге был выбран город Чимкент, в котором было достаточно дешевых рабочих рук.

Правительство Российской империи разрешило купцам строить завод, но Минфин в марте 1883 года в ответ на ходатайство М. Черняева отказал Иванову в предоставлении монополии на внутреннем и внешнем рынках.

14 августа 1883 года Иванов и Савинков, создавшие товарищество «Сантонин», купили около трех десятин земли у дороги на Ташкент, на берегу реки Бадам (эта территория была занята виноградниками), чтобы построить завод.

Иванов лукавил, когда говорил Черняеву о своих значительных финансовых возможностях, хотя был весьма состоятельным человеком. Еще до встречи с генерал-губернатором он договорился в сентябре 1882 года в Москве с гамбургским торговым домом «Вебер и Цебель», что если они согласятся вложить средства в строительство завода, то им в течение пяти лет после сдачи предприятия в эксплуатацию будут отчислять по пять процентов с оборота.

Сантонин — широко использовавшееся в прошлом глистогонное лекарство. Вышло из употребления после разработки более безопасных средств. Сантонин был открыт в 1830 году Калером и Альмсом.

В сентябре 1883 года началось строительство завода.

В нем принимали участие жители города, ставшие впоследствии рабочим костяком предприятия.

А это около 60 человек. Были сооружены печи для обжига кирпича: необходимо было возвести заводской корпус площадью 650 квадратных сажен, трубы высотой в 25 метров и водонапорную башню. Заводской корпус строился на фундаменте из известняковых материалов, доставляемых на верблюдах из Казыгурта. Летом 1884 года завод был построен. Монтаж оборудования провела немецкая фирма братьев Бургдорф.

Сбыт сантонина по договоренности взял на себя уже известный торговый дом «Вебер и Цебель». Кроме производственного корпуса, был построен двухэтажный дом для администрации завода и конторы, а также несколько складских помещений и конюшня на шесть лошадей.

Строительство завода обошлось купцам в 400 тысяч рублей.

В 90-ые годы владельцы завода добились монопольного права на владение зарослями цитварной полыни.

Из Чимкента весь сантонин отправлялся в Гамбург в распоряжение фирмы «Вебер и Цебель», как и было обещано Ивановым.

Однако конкуренция на мировом рынке сантонина вынуждала руководство завода действовать по обстоятельствам.

Например, с 1889 по 1896 годы завод не работал. По данным государственного областного архива, завод занимался и производством сахара, но потом все-таки вернулся к производству профильной продукции.

До первой мировой войны основным покупателем сантонина была Германия.

Владельцы сантонинного завода иногда умышленно задерживали готовый препарат на складах, чтобы поддерживать высокие цены на товар. Видя такое поведение российских заводчиков, в Германии предприниматели объединили свои капиталы для создания единого синдиката по сбыту сантонина. Они закупили сантонин в больших объемах по 85 рублей за пуд, а продавать в Японию и Северную Америку стали по 600 рублей за пуд, получая при этом огромные прибыли. А затем, не ограничившись этим, решили создать конкуренцию Чимкентскому заводу. В Российской империи они помогли купцу Никитину и германскому подданному фармацевту В. Пфаффу построить небольшое предприятие в Ташкенте. Но вскоре в Европе сантонину нашли заменитель — препарат более дешевый. Что, естественно, привело к снижению цен на мировых рынках. Это обстоятельство заставило Иванова, Савинкова, Никитина и Пфаффа объединиться в российский синдикат. Ташкентское предприятие было закрыто.

Сохранившееся здание сантонинного цеха, в котором руководство АО «Химфарм» после реставрации намерено создать музей завода.

Чимкентский сантонинный завод вышел на первые позиции.

2 апреля 1900 года был утвержден герб Сыр-Дарьинской области, где присутствовала ветка дармины как символ уникальности нашего края.

Сохранившееся здание «дома купца».

Сантонинный завод впоследствии перешел к Савинкову, оставаясь под названием «Сантонинный завод Савинкова и Никитина». До первой мировой войны главным покупателем сантонина по-прежнему оставалась Германия. После 1914 года распределение сантонина проходило через руки концессионера Гольдберга.

В настоящее время на территории завода сохранилось двухэтажное административное здание, которое между собой работники называют «домом купца». И старинное здание цеха.

Людмила Ковалева

Автор благодарит за помощь в подготовке этой публикации сотрудницу областного государственного архива Х. Кичкембаеву
и менеджера по связям с общественностью АО «Химфарм»Т. Филипчук.

1 комментария в “«Сантонином обеспечим весь мир»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *