Схватка с болью

17 Окт 2018

Всемирный день анестезии или анестезиолога, который принято отмечать 16 октября, имеет свою историю. Началась она в глубокой древности. Вот несколько интересных фактов

● Впервые термин «анестезия» применил древнегреческий врач и философ Диоскорид. В переводе с греческого он означает «без чувств».

● Анестезию использовали с древних времен. Например, индейские племена для снижения чувствительности применяли сок различных растений.

● Древнегреческий врач Диоскорид использовал мандрагору (растение, из которого до сих пор делают болеутоляющие средства) в своей практике, оперируя раненых воинов императора Нерона.

● В XVI веке в вену больного вводили гусиное перо и наливали туда алкоголь, под его действием снижалась чувствительность.

● Наполеоновские врачи во время войны обкладывали конечность больного сосудами со льдом и замораживали ее, чтобы можно было оперировать. Для общего наркоза использовали керосин: пациент, вдыхая его пары, терял сознание.

● 16 октября 1846 года американский врач Т. Мортон провел первую операцию, применив ингаляцию диэтилового эфира и продемонстрировав успешное применение общего наркоза.

● В 1867 году Т. Мортону поставили памятник в Бостоне (США), надпись на котором гласит: «До него хирургия во все времена была агонией».

● Анестезия — это потеря чувствительности нервов. Применяется для обезболивания при хирургических операциях, в стоматологии и других областях медицины.

 Бойцы невидимого фронта

 Анестезиолог-реаниматолог — очень сложная и ответственная медицинская специальность. Мы привыкли, что в любой критической ситуации, связанной со здоровьем, первую скрипку играет хирург, кардиолог, лечащий врач. Работу анестезиолога-реаниматолога не видно, он всегда в тени. Но именно этот доктор обеспечивает безопасность пациента до операции, во время нее и после. 

Профессия анестезиолога-реаниматолога требует мужского характера, ведь в ней важно быстро принимать решения и быть готовым к стрессовой ситуации. Поэтому чаще всего именно представители сильного пола выбирают ее. Но есть и исключения. Наша героиня Б. Иргашева (на снимке) — анестезиолог-реаниматолог 1-ой реанимации областной клинической больницы. Барно Бахтияровна, мама троих дочерей, умеет оставаться женщиной в жизни и быть твердой на работе.

За 19 лет работы в отделении реанимации Б. Иргашева видела многое. Но научилась не проявлять эмоций при виде умирающих пациентов. Работая среди мужчин, она не может себе позволить проявить слабость.

Окончила Барно Бахтияровна Шымкентскую медицинскую академию по специальности терапевт в 1998 году. После интернатуры поступила на работу в областную клиническую больницу в отделение реанимации врачом-барофизиологом, позже — анестезиологом-реаниматологом. И по сей день предана своему отделению и коллективу — очень дружному, готовому помочь в любой ситуации. Потому что для этих людей, которые каждый день сталкиваются со смертью, нет мелочей в жизни. Через их руки проходят больные со сложными диагнозами, в тяжелых состояниях из разных отделений больницы, нуждающиеся в интенсивной терапии. В реанимации — 15 коек, из них шесть для пациентов после инсульта, в областной инсультный центр при больнице поступают люди из всех районов. Отделение оснащено самым передовым оборудованием и дыхательными аппаратами, новыми функциональными кроватями для больных.

На вопрос, насколько сложна специальность врача-реаниматолога, Барно Бахтияровна задумалась, и стало понятно, что такой вопрос никогда не стоял перед ней. Просто самоотверженно делает свою работу, иногда отодвигая семью на второй план. Дома уже давно привыкли к ночным дежурствам: и муж, и дети понимают, насколько сложная и ответственная работа у мамы.

— Работа, конечно, очень тяжелая, — после паузы ответила доктор, — разные больные бывают: с сильными кровотечениями, с остановкой сердца, после ДТП. На нас лежит большая ответственность. Все наши пациенты требуют повышенного внимания. Тяжело бывает в моральном плане. Но особенности моей специальности не позволяют раскисать. Стараюсь быть собранной.

— Вы, анестезиологи-реаниматологи, всегда в тени, о вас мало говорят и не вспоминают вашу работу, когда вы зачастую совершаете подвиг, спасая жизни людей.

— Да, есть такое, — рассмеялась Барно Бахтияровна, — но все-таки главное — поставить больного на ноги. Бывает, что все лавры достаются другим врачам, но есть и благодарные пациенты, которые после выписки звонят, общаемся, как родные.

— Хоть раз Вы пожалели о том, что выбрали такую специальность?

— Нет, ни разу. Правда, были случаи, когда справиться с чувствами удавалось с трудом. Самое тяжелое — видеть безнадежных больных молодого возраста со страшными диагнозами, их страдания. Понимаешь, что исход один — и все бессильны перед болезнью. Очень жалко их. Но ни разу не пожалела о том, что я здесь работаю. С возрастом, конечно, тяжеловато выдерживать ночные дежурства, бессонные ночи и справляться с эмоциями, но после работы иду домой, отдыхаю, отвлекаюсь. А потом — опять в бой! Вообще, привыкла к своей работе, тянет сюда, не могу долго отдыхать. Конечно, можно работать в любом другом отделении, но скучно. Я привязана к своему коллективу. Пока силы есть, буду работать.

— А дома Вы какая?

— Отпечаток профессии есть, конечно. С детьми чаще строгая, чем добрая. В зависимости от ситуации. Иногда поддаюсь, могут уговорить. Хотя стараюсь не баловать. А вот муж балует. Вообще, дочери у меня самостоятельные, все сами умеют делать по дому. И муж замечательный, все внимание детям с его стороны. Младшей было всего год и два месяца, когда я вышла на работу, поэтому можно сказать, что он ее вырастил. Да и с другими дочками так. Воспитанием всех девочек занимался он.

— Ваши дети уже выбрали специальности?

— Старшая учится на первом курсе медакадемии, ей очень нравится. Как я ни противилась, она настояла.

— А почему Вы против?

— Сложно для девочки, долгие годы учебы — девять лет — не все выдерживают, требования очень высокие. А после — тяжелая работа. Сама все прошла, хочется для дочерей более легкой доли. Но, видимо, дочь решила по моим стопам пойти. Средняя и младшая — школьницы, пока не определились с выбором.

— А Вы с детства мечтали стать врачом?

— Желание стать врачом появилось в девятом классе. В школе в УПК училась на младшего медработника. А после поступила в медучилище, отучилась на медсестру, а потом — в медакадемию. То есть стать врачом — это осознанное решение. Но никогда не думала, что стану реаниматологом. А теперь не представляю себя в другой специальности.

Нашу беседу постоянно прерывали звонки. Барно Бахтияровна всегда на связи со своими больными и медсестрами, ведь она работает в отделении, где в любой момент может понадобиться ее помощь.

Виктория Савельева
фото автора

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *