Смелая и стойкая Гульжамал

18 Июн 2018

 В столице нашей страны живет немало достойных людей-уроженцев Южного Казахстана, которые вносят свой вклад в ее развитие.

 Накануне 20-летия Астаны мы хотим рассказать о бывшей жительнице Казыгуртского района педагоге Г. Байменовой, уже много лет живущей и работающей в Астане: сначала заведующей детским садом, а ныне директором школы-лицея N 77.

 До переезда в Астану Гульжамал Пердебайкызы жила и работала в Алматы. Но вскоре ее супруга пригласили на работу в Астану. Так Гульжамал с мужем оказались в столице.

  Во всей Алма-Ате не нашлось скоросшивателя

 Гульжамал выросла в многодетной семье. К тому моменту, когда она окончила школу, трое ее братьев уже были студентами. Родители попросили дочь подождать два года с учебой, потому что помогать всем детям было очень трудно: денег на всех не хватало. Гульжамал очень расстроилась и от этого заболела. Будучи активисткой и отличницей, она не могла представить себя отставшей от одноклассников. Отец, видя страдания дочери, пожалел ее и, продав скот, отправил в Алма-Ату к тетке.

Родственница не знала о приезде племянницы и уехала из города. Не застав тети, Гульжамал растерялась. На счастье, девушке встретилась русская женщина, которая, узнав, что случилось, пригласила пожить у нее.

– Я совсем не знала города, – вспоминает Гульжамал. – Чтобы я не заблудилась, она чертила на бумаге, как доехать до дома или дойти до нужного мне места, записывала номер домашнего телефона на случай, если я все-таки заблужусь, давала горсть двухкопеечных монет для уличного телефона-автомата. «С незнакомыми не разговаривай, всегда звони домой», — учила она меня. Я мечтала поступить в художественное училище, но оказалось, что прием закончился еще в мае. Тогда я решила сдать документы на художественно-графический факультет педагогического института имени Абая. В приемной комиссии не оказалось скоросшивателя для моих документов. Я бегала по городу в поисках его, но так и не нашла. Чуть не расплакалась от обиды: без скоросшивателя документы не примут. Расстроенная поехала домой на троллейбусе и тут увидела женщину со скоросшивателем в руках. Салон был полон, я с трудом протиснулась к этой женщине. «Скажите, пожалуйста, где вы купили скоросшиватель? Я нигде в городе его не нашла. Он мне очень нужен», – обратилась к ней и объяснила свою ситуацию со сдачей документов. «В городе их сейчас нет. Но я купила два. Этим уже воспользовалась, а второй дома. Приходи завтра, принесу скоросшиватель», – сказала она, объяснив, куда подойти.

На следующий день пришла на час раньше и с нетерпением ждала женщину. Наконец, она принесла долгожданный скоросшиватель. Я очень обрадовалась, благодарила, хотела дать ей денег, но она отказалась и пожелала удачи. Это был последний день приема документов. Я полетела в институт и успела подать документы. Все восемь экзаменов сдала. В день зачисления поступившие собрались во дворе института. Стали называть фамилии зачисленных, люди радуются, поздравляют, обнимают друг друга. Я своей фамилии не услышала и подумала: «Что поделаешь, уеду в аул, на следующий год сдам повторно». И тут вдруг называют мою фамилию. Это была такая радость, такой праздник в душе. Но еще больше обрадовалась женщина, у которой я жила. Я ей очень благодарна, мы стали как родные.

В магазине увидела белое платье и к нему красные туфли. Купила их. В этом наряде поехала в аул. Позже узнала, что когда мама увидела меня веселую, то подумала: «Кажется, она поступила, хотя лучше бы повременила». Конечно, родители за меня порадовались, просто им было очень тяжело, потому что теперь в семье стало четверо студентов.

 Холодный декабрь 1986-го

 Активистка, отличница, староста группы, Гульжамал принимала участие в декабрьских событиях 1986 года. Была задержана, находилась под следствием. Позже ее реабилитировали.

– Если бы можно было повторить жизнь, я бы снова вышла на площадь в те декабрьские дни, – рассказывает Гульжамал. – Тогда мы вышли лишь для того, чтобы узнать, по какой причине сняли Динмухамеда Кунаева, пользующегося огромным уважением народа. Я, как староста, решила повести молодежь ночью на площадь. Подняла и соседнее общежитие. Вышли строем. Я сказала всем держаться за руки, не разбегаться. В четыре утра мы дошли до площади и примкнули к толпе. Когда рассвело, начались столкновения и погоня, мы разбежались в разные стороны. Нам с сокурсниками удалось добежать до общежития.

В тот же день пришли милиционеры и следователи. Студенты хотели меня спрятать и тайно вывести. Но общежитие окружили. Меня задержали, я не успела даже надеть теплую обувь, пошла в домашних тапочках. После обвинили в призыве молодежи к участию в незаконной демонстрации и посадили. В одной камере нас было 28 девушек. Каждый день проводили допросы, пить и есть не давали. Позже четырех девушек перевели в другую камеру как опасных преступников.

Потом я узнала, что мама очень встревожилась, узнав о событиях в Алма-Ате, и со словами: «Я знаю свою дочь, ей наверняка нужна помощь», – отправила за мной старшего брата. Но его не пустили в город.

Следователь Райымбек Оржанов пожалел меня и, рискуя своей головой, выпустил на волю. Он объяснил, как, куда и через какие двери пройти, чтобы меня не заметили. Он же дал пять рублей на такси, чтобы доехать до общежития. Я очень благодарна этому следователю.

Четыре утра, мороз и снег, я в тапочках. На улицах полно милиционеров и солдат. От потрясения забыла, где что находится. В городе был комендантский час, гражданских машин нет. И тут заметила легковушку, остановила. Дала пять рублей и попросила довезти до общежития. Но дверь в здании заменили на железную: если постучусь, услышат солдаты и заберут. Спряталась в укромное место перед спуском в подвал общежития. Оттуда следила за солдатами. Было очень холодно, я замерзла. Когда солдат не было видно, выходила и бросала в окна снежки. Меня заметили студенты, они впустили в общежитие.

Из института меня не исключили, потому что я вела активную общественную и комсомольскую работу. Но покоя не было, часто вызывали к следователям.

… Гульжамал Пердебайкызы окончила учебу, стала работать. Постановлением суда оправдана через 27 лет после декабрьских событий 1986 года.

Серик Алданов

1 комментария в “Смелая и стойкая Гульжамал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *