Сохраняя преемственность поколений

26 мая 2023 10:09
Количество просмотров: 752

Офтальмологическая больница Туркестанской области в особом представлении не нуждается. Именно здесь оказывают помощь людям высококвалифицированные специалисты, за плечами которых многолетняя работа. И свой опыт они не только успешно применяют, но и щедро делятся им.

Фронт работы у больницы большой, так как сюда за помощью обращаются не только жители Туркестанской области, но и Шымкента.

Причем почти 80% услуг медицинское учреждение оказывает бесплатно в рамках ОСМС.

Больницу недавно возглавил Ч. Сеилбеков, который много лет проработал в этих стенах и знает все до мелочей.

Ч. Сеилбеков.

Чингиз Абжапарович обладает большим практическим опытом работы. Окончив Южно-Казахстанскую государственную медицинскую академию в 2004 году, он проходил интернатуру на базе областной клинической больницы по специальности «анестезиология-реаниматология».

В 2006 году он начал свою трудовую деятельность в областной офтальмологической больнице врачом-анестезиологом. И практически все годы провел в операционной. Дополнительно прошел переподготовку по рентгенологии в офтальмологии, а затем освоил специальность офтальмолога.

В интервью «ЮК» главный врач рассказал о работе больницы и поделился планами на будущее.

— Чингиз Абжапарович, расскажите немного о структуре больницы.

— Наша больница рассчитана на 115 коек. Из них 60 — круглосуточный стационар, 45 — дневной, 10 — платные койки. Больница состоит из трех микрохирургических отделений офтальмологического профиля и консультативно-диагностической поликлиники.

Отдельным юридическим лицом, самостоятельной организацией мы вновь стали в августе 2022 года. Профиль у нас один — офтальмологический. Оказываем специализированную и высокоспециализированную медицинскую помощь в рамках ГОБМП и ОСМС. Наши хирурги работают в широком спектре офтальмологических операций, в том числе связанных с катарактой. Катаракта — это в большинстве случаев физиологическое старение хрусталика. Мы все рано или поздно к этому приходим. Поэтому объем работы у нас достаточно большой. Пациентов очень много. Есть несколько методов операции в зависимости от тяжести заболевания.

Оперируют у нас Марат Жандарбекович Байгабулов — врач высшей категории, проработавший более 15 лет в НИИ глазных болезней. Мы его пригласили в 2018 году, он выполняет наиболее сложные операции по катаракте и глаукоме.

Заведующий вторым микрохирургическим отделением Нурлан Миятбекович Дарибаев и заведующий первым микрохирургическим отделением Азамат Бахытжанович Нурманов тоже проводят высокоспециализированные операции. Отмечу, что все врачи стационара у нас оперирующие.

При лечении катаракты мы используем самые передовые технологии — это факоэмульсификация с применением ультразвука. С его помощью мы убираем помутневший хрусталик и вместо него имплантируем искусственную оптическую линзу. Эта линза пожизненная, менять ее нет необходимости. В Шымкенте много частных клиник, где проводят подобные операции. Но чаще всего они отбирают несложные случаи. Как правило, пациенты с осложненной катарактой и сопутствующими заболеваниями все же обращаются к нам. Из-за чего рейтинг нашей больницы, возможно, чуть ниже.

— Почему?

— Потому что пациенты хотят, чтобы их зрение стало как прежде. Это им обещают в частных клиниках, но когда в ходе обследования выясняется, что есть еще сопутствующие заболевания, пациентам тактично отказывают, предлагая обратиться в другую клинику.

Но фраза, которую они где-то услышали, что зрение можно полностью восстановить, уже укоренилась в сознании пациента. И приходится таким пациентам, обратившимся к нам за помощью, объяснять, что не все так просто, а в некоторых случаях неосуществимо.

К сожалению, за последние несколько лет работа с глаукомой у нас несколько приостановилась по ряду причин. В данное время приходится восстанавливать всю структуру, реестр пациентов и так далее. Вопрос лечения глаукомы социально важен. У нас на юге очень много пациентов, страдающих этим заболеванием. Зачастую глаукома приводит к инвалидности.

— Глаукома приводит к полной слепоте?

— Да. Если она не выявлена вовремя и не были предприняты соответствующие лечебные меры.

— Значит, шансы все-таки есть?

— Конечно, шансы есть! Тактика лечения начинается с консервативного метода. В первую очередь — это лечение каплями. Но есть виды глаукомы, которые не поддаются консервативному лечению. В таких случаях приходится прибегать к хирургическим методам. Есть специальные системы, которые имплантируют в глаз, чтобы поддерживать постоянное внутриглазное давление.

Помимо заболеваний самого глазного яблока, есть заболевания век, слезоотводящих путей и так далее. В последнее время набирают обороты эстетическая медицина и косметологические операции. В этом направлении активно оперирует мой заместитель Александр Седовович Шегай — врач высшей категории, представитель династии офтальмологов.

— Поделитесь ближайшими планами и задачами, которые стоят перед больницей.

— Планы у нас большие. Вы, как житель города, наверное, сталкиваетесь с рекламой глазных клиник. В Шымкенте есть несколько частных центров, которые очень хорошо развиваются. Можно сказать, они нас в чем-то обогнали на пару шагов. Связано это с тем, что была нарушена преемственность поколений в нашей больнице. Ни в коем случае не хочу кого-то обвинить и умалять чьи-то заслуги. Но обстоятельства сложились таким образом, что у нас специалистов на данный момент оказалось меньше. В прежние годы хорошую зарплату своим сотрудникам мы платить не могли. Тогда как наши конкуренты за счет инвесторов открывали частные клиники и переманивали наших специалистов.

На данный момент мы планируем в первую очередь восстановить материально-техническую базу. Без современной аппаратуры офтальмология дальше развиваться не может.

— Какое оборудование необходимо больнице, чтобы успешно конкурировать с частными клиниками?

— Это аппаратура для лазерной коррекции зрения. Сейчас очень много пациентов, особенно молодого возраста, которые страдают сложными формами близорукости и дальнозоркости, требующими коррекции. Нам надо обновить уже имеющуюся технику. К сожалению, самая «молодая» щелевая лампа служит уже более 15 лет. Но благодаря поддержке управления здравоохранения Туркестанской области мы планируем в ближайшее время обновить и дооснастить единственную в регионе государственную клинику офтальмологического профиля всем необходимым оборудованием за счет бюджетных средств.

Справка «ЮК»
Щелевая лампа — это офтальмологический прибор, состоящий из стереоскопического бинокулярного микроскопа, специального источника света, щелевой диафрагмы и предназначенный для исследования структуры глаза под большим увеличением.

— Сколько врачей на сегодняшний день у вас работает?

— Более тридцати высококлассных специалистов. Практически у всех стаж работы свыше пяти лет. Когда мы находились в составе областной клинической больницы, благодаря поддержке областного управления здравоохранения наши специалисты выезжали на учебу в ближнее и дальнее зарубежье. Очень хорошая школа офтальмологии в России. Я могу с уверенностью сказать, что наши специалисты имеют практические навыки всех хирургических вмешательств. Единственная загвоздка — в материально-технической базе.

— Планируется ли проведение мастер-классов на базе больницы и обучение наших врачей за рубежом?

— Да, конечно, наши специалисты регулярно проходят обучение. Что касается мастер-класса, то, забегая вперед, скажу, что он будет связан с трансплантологией. Пока решаются кое-какие юридические моменты. Во втором полугодии, ближе к октябрю, возможно, мы проведем мастер-класс по кератопластике, то есть по пересадке роговицы. У нас немало пациентов с полной слепотой на один или оба глаза. Им возможно восстановить часть зрения за счет пересадки роговицы.

— Оснащение для проведения таких операций в больнице имеется?

— Да. Единственный момент связан с юридическими нюансами. Нам нужен донорский орган — роговица. На данный момент есть несколько компаний, которые предоставляют возможность поставки из США. Эти вопросы решаются на уровне Министерства здравоохранения, на скорость решения мы повлиять не можем.

— Можете рассказать о недавней поездке в Алматы?

— Эта поездка как раз была связана с кератопластикой. Благодаря поддержке общественного фонда «Қазақстан халқына» и Министерства здравоохранения РК в университетской клинике КазНМУ имени Асфендиярова провели трансплантацию роговицы 12 пациентам. Донорский материал привезли из США партнеры проекта компании Medical Consulting Group и Lions Eye Institute for Transplant and Research. Мы были там с нашим ведущим хирургом Маратом Жандарбековичем Байгабуловым. Это была подготовка к проведению кератопластики на базе нашей больницы.

— Вашим врачам приходится выезжать в районы?

— Да, конечно. Хочу повторить, что мы единственная больница в области, которая оказывает круглосуточную неотложную офтальмологическую помощь. Наши специалисты выезжают на сложные травмы по линии санавиации. Зачастую это травмы сочетанного характера: головного мозга, грудной клетки, переломы и так далее, которые угрожают жизни пациента. Наши специалисты проводят первичную обработку, оказывают самую необходимую хирургическую помощь. В дальнейшем, как только состояние пациента позволяет, его транспортируют в нашу больницу. К сожалению, не во всех районных больницах есть необходимое в таких случаях оборудование и не во всех есть отделения офтальмологии. Офтальмологическое отделение есть в городской больнице Туркестана, у них свои специалисты, которые оказывают всю необходимую помощь.

Справка «ЮК»
На данный момент в пересадке роговицы нуждаются 304 человека; сквозной кератопластике – 221 человек (из них 107 детей (48,4%); задней послойной кератопластике – 83 человека. На подготовку и ввоз 304 роговиц для проведения пересадки в течение двух лет фонд «Қазақстан халқына» выделил 373 350 280 тенге. Для пациентов все операции проведут абсолютно бесплатно. Таким образом, наши пациенты получат возможность не выезжать за рубеж, а сделать операции у нас.

— У вас есть мечта?

— Есть, но мечтой назвать это, наверное, будет неправильно. Скорее, это цели. Первая — восстановить прежнюю структуру больницы. Хотелось бы, чтобы наша больница вновь стала методическим центром в нашем регионе. Мы к этому плавно двигаемся. При поддержке областного управления здравоохранения это вполне осуществимо.

Вторая — оказывать помощь не только взрослому населению, но и детям. Почему? Потому что проблемы со зрением начинаются уже с детства. На данный момент взаимодействие с детской службой затруднено, нарушена преемственность. Я не хочу перетягивать одеяло на себя и говорить, что только мы можем оказывать помощь детям. Ни в коем случае! Областная детская больница хорошо работает. У них есть детское офтальмологическое отделение. Но хочу подчеркнуть, что должна быть преемственность: пациенты детского возраста в дальнейшем должны переходить на контроль ко «взрослым» специалистам. Это необходимо, чтобы пациенты были под пристальным присмотром врачей.

До 2014 года на базе нашей больницы оказывали помощь как взрослым, так и детям. Это был единый центр. Благодаря Сергею Константиновичу Кривцову, который был руководителем, наша больница гремела на весь Советский Союз. И это не громкие слова. Так и было. В КазССР тогда было два центра: КазНИИ глазных болезней в Алматы и наша Южно-Казахстанская глазная больница. Мы были кузницей кадров и делали такие операции, которые не проводились ни в одном регионе нашей республики. К нам приезжали светила офтальмологии, был живой обмен опытом.

Сергей Константинович сам был высококвалифицированным врачом-офтальмологом и знал все тонкости офтальмологии.

— На данный момент такой масштабный обмен опытом проводится?

— К сожалению, нет. В первую очередь это связано с тем, что Институт глазных болезней — республиканский центр, который регулирует работу всей офтальмологической службы, — перешел в частные руки.

Татьяна Бурдель

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *