Сплошная коллективизация

1 Ноя 2019 16:56
Количество просмотров: 1909

1929 год историки считают годом сплошной коллективизации, когда путь возврата к единоличному ведению хозяйства в СССР был окончательно закрыт

А начали, как говорили в народе, «всех загонять в колхоз», после проведения в декабре 1927 года XV съезда ВКП(б), на котором было объявлено о начале коллективизации. В августе 1928 года был принят декрет ЦИК и СНК КАССР «О конфискации и высылке крупнейших байских хозяйств и полуфеодалов».

Отобранное добро раздавали беднякам, передавали в колхозы, сельхозартели. Осенью этого же года было принято постановление ЦИК
и СНК КАССР об уголовной ответственности для тех, кто сопротивлялся конфискации.

Была создана центральная комиссия по конфискации, которую возглавил председатель ЦИК Елтай Ерназаров, уроженец Бадамской волости Чимкентского уезда.

На его малой родине конфискация и высылка баев началась 4 сентября 1928 года.

Вот один из фрагментов доклада в Сырдарьинскую окружную комиссию по конфискации байского имущества, в ОГПУ под грифом «секретно» (документ хранится в областном государственном архиве), в нем — обращение к Е. Ерназарову (стиль и орфография автора сохранены): «В числе конфискованного Вами скота и имущества имеются мои лошади и бараны, которых прошу выделить в мою пользу. Я – комсомолец, будущий помощник партии. Если вы дадите мой скот, то я, несмотря на свою бедность, распределю между бедняками. Это есть историческая победа над классовым врагом, тут все на жертву революции. Если не дадите мой скот, то Вы этим самым разожгете мою классовую страсть. Я не могу в данное время приехать к Вам, так как я продолжу военный всеобуч для будущей классовой схватки».

Коллективизация проходила медленно, несмотря на репрессии.

Филипп Голощекин, первый секретарь Казкрайкома, так объяснял сопротивление единоличников: аул «не чувствует дыхания Октября», поэтому надо провести «Малую Октябрьскую революцию». Были объявлены чрезвычайные меры в ходе хлебозаготовки, в результате которых в течение двух месяцев 1928 года по Казахстану было расстреляно 277 крестьян.

В 1929 году И. Сталин в главной партийной газете «Правда» выступает с письмом «Год Великого перелома», где сообщает о работе «на всех фронтах социалистического строительства», об окончательном отказе от новой экономической политики (НЭПа) и обозначает курс на индустриальную модернизацию. Относительно сельского хозяйства: в пункте третьем письма И. Сталина речь шла о «переходе земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию, к совместной обработке земли, артелям, колхозам , вооруженным сотнями тракторов и комбайнов».

Полная коллективизация должна была завершиться к началу марта 1931 года. Были созданы специальные рабочие отряды с участием сотрудников ОГПУ, чтобы ускорить процесс.

Вот как создавали, по воспоминаниям старожилов, колхоз «Белые воды» (ныне Сайрамский район). Самыми богатыми в селе считались семьи Золотаренко и Полумискова. У них были значительные площади под садами и виноградниками, которые конфисковали и передали в колхоз. Часть фруктового сада Полумискова отошла к Манкентскому дому отдыха.

Раскулачили также семьи Гончарова, Щербины. Константин Тимофеевич Щербина не догадался разделить скот на всех семерых братьев. Тогда каждому досталось бы по одной лошади или одному волу, и его не объявили бы кулаком.

На виду у всего села происходило выселение из собственного дома семьи Гончаровых. Сначала отобрали весь скот, потом, посадив семью на телегу, увезли за пределы села. Высылку односельчане сопровождали плачем, понимая, что и их ожидает такая же судьба.

Вот как вспоминал об образовании колхоза «Белые воды» колхозник В. Ливенцов:

«Отчим запряг нашу лошадь, положил в бричку семена зерновых и борону, затем вошел в дом, выпил водки и вместе с мамой начал плакать. Во дворе они перекрестились, и отчим со слезами на глазах поехал сдавать в колхоз лошадь, семена и бричку. Потом он каждый день ходил в общественную конюшню и смот-рел, «правильно ли содержится наша бывшая лошадь».

Самым экономически развитым в области был Каратасский район (ныне Казыгуртский), где центральной фигурой был середняк. Процент баев невелик, но в их руках был сосредоточен весь скот района и лучшие земельные угодья. Такая ситуация сложилась после голода 1917-1918 годов, когда беднота за бесценок отдавала свои усадебные земли. Были аулы, «где бедняк ютится на скалах и оврагах», написано было в отчете членов районной комиссии по конфискации. Как отмечалось, у безземельных крестьян «есть тяга к объединению в многочисленные артели, колхозы и живтоварищества». «Отличились батраки и бедняки. Поголовно, как один, они наступали на баев. Все раскрытия скрытого скота происходило по их инициативе…» Было конфисковано два байских хозяйства — Эралихана Дауренбекова и Ахмета Наушабаева. По двум хозяйствам взято для распределения 282 головы КРС». Чтобы никто не упрекнул комиссию, употребим современное слово, в коррупции, «ни один представитель власти не получил конфискованного скота. Среди единоличников, получивших скот, не было коммунистов, кроме двух кандидатов. Объединенных в артели коммунистов (в разных артелях) всего 16 человек членов партии и 24 кандидата».

Репрессивные методы коллективизации спровоцировали в стране голод.

Мой преподаватель в Высшей партийной школе Яков Ефремович Пильгук рассказывал эпизод своего голодного детства, как «сгоняли в колхозы»:

«В президиуме сидел большевик, который просил подходить к столу и ставить на бумажке «крестик», мол, согласен вступить в колхоз. Бедняк, не имеющий ничего за душой, спокойно это делал. На выходе из помещения стояли два вооруженных сотрудника НКВД: они препровождали несогласных, а это были имущие люди, туда куда надо».

В аулы были направлены 4800 уполномоченных, которые «регулировали процесс коллективизации».

Процесс привел к тому, что в 1929-1931 годах происходили многочисленные выступления против конфискации имущества и образования коллективных хозяйств-артелей, колхозов, товариществ по совместной обработке земли (ТОЗы).

Баи, середняки, как могли, сопротивлялись. В сельскохозяйственной артели им. Ленина во время посевной, как сообщается в одном из документов, «байские приспешники подняли черный флаг, дав сигнал к прекращению работы. А на следующий день организовали демонстрацию в Чимкенте с требованием распустить колхоз, избили бедняков, отказавшихся участвовать в демонстрации».

27 сентября 1929 года в кишлаке Некем Бостандыкского района (входил в состав Сыр-Дарьинской области, ныне территория Узбекистана) несогласные с политикой государства объединились в отряд, к которому примкнул такой же — из Киргизии. Отряд направился в Чимкент, чтобы решить проблемы возвращения конфискованного, роспуска колхозов, но был разгромлен (материалы бостандыкского дела хранятся в государственном архиве общественно-политической истории Туркестанской области (партархив).

Несмотря на то, что Турар Рыскулов, заместитель председателя СНК РСФСР, на сессии ВЦИК СССР предупреждал о губительных последствиях для казахов установления норм содержания скота в 6-7 голов в личной собственности, к нему не прислушались. В 1930 году в Сузакском районе произошло восстание. Район, где почти все казахское население вело кочевой образ жизни и занималось скотоводством, «согнали» в колхоз, а поголовье скота полностью обобществили. На состоявшемся собрании в Сузаке было принято решение распустить колхозы, ликвидировать советскую власть, возвратить людям скот, средства производства, признать полную свободу мусульманства.

Однако силы сопротивленцев советской власти были неравными. Восстание жестоко подавили. Жертвы были с обеих сторон.

Справедливости ради стоит отметить, что убивали и тех, кто создавал колхозы, активистов коллективизации. Долгое время нынешнее село Тасарык в Ленгерском районе называлось Блинково. Но молодое поколение не знает, что бывшую Петропавловку переименовали в честь убитого раскулаченными Виктора Блинкова, председателя волостного комитета ВКП(б).

Вот еще одна история. По воспоминаниям начальника районного ГПУ Георгия Одеошвили, он чудом остался жив. В селе Высокое на него напали раскулаченные жители, свалили на землю, начали пытать. Его спас сидевший в засаде чекист.

Обстановка в стране была напряженной, надвигался голод.

Вот рассекреченное спецсообщение под грифом «совершенно секретно» серии «К» на имя Ураза Исаева, председателя Совнаркома Казахской АССР: «В связи с острым продовольственным затруднением в некоторых районах зафиксированы случаи голодовок и даже смерти от голода». Есть еще более жуткие подробности голода, привести которые у меня не хватает мужества.

Постановлением Политбюро было разбронировано 15 тысяч тонн пшеницы, ячменя и овса из нацфонда в счет отпущенной семенной ссуды для Казахстана. Но этот жест не спас ситуацию.

На фоне сплошной коллективизации разворачивалась гражданская война.

Понимая это, И. Сталин выступил 2 марта 1930 года в газете «Правда» со статьей «Головокружение от успеха» с подзаголовком «К вопросам колхозного движения». Почти с первых строк написал, что «даже враги вынуждены признать наличие серьезных успехов». Однако признав, что во время коллективизации были «допущены большие перегибы», осудив многочисленные случаи нарушения принципа добровольности при организации колхозов, особенно в отношении середняков, И. Сталин тем не менее виноватыми назвал местное руководство, проявившее «ретивость» в вопросах коллективизации. Как будто он не знал о том, что происходило в стране. Лицемерие очевидное.

Прыть советская власть в вопросах создания коллективных хозяйств поумерила. Однако репрессии в отношении крестьянства продолжались. Спустя два года был принят закон, известный всем как закон «о трех колосках», по которому крестьян осуждали на большие сроки за хищение социалистической собственности. Репрессивные методы ведения хозяйства набирали темпы.

Несомненно, что коллективизация привела к внедрению передовых технологий, механизации сельскохозяйственного производства. Например, уже упомянутый колхоз «Белые воды» в 30-ые годы получил несколько тракторов «Интер» и два гусеничных трактора «Катерпиллар» из совхоза «Пахтаарал», что было в диковинку для местных жителей. В колхозе поднялась производительность труда. «Белые воды» через несколько лет превратились в мощное хозяйство «Победа» с развитой инфраструктурой. Создание машинно-тракторных станций (МТС) — в ряду технических преобразований сельского хозяйства. Избавление от байского гнета бедноты стоит записать в актив большевиков, но уничтожение кочевой цивилизации теми методами, которые применялись во время коллективизации – большой минус. Не совсем правильно будет причину голода видеть только в коллективизации, но она в значительной степени кроется именно в ней. Репрессивные методы, пренебрежение к устоявшемуся укладу ведения хозяйства — в числе тех «перегибов», которые могли дать толчок новой гражданской войны в стране.

Но из тяжелого прошлого, когда всех «загоняли» в колхозы, в 90-ые годы мы не сделали выводов. Не учли главного: объединившись, мы сможем сделать сельскохозяйственное производство высокотехнологичным. А мы раздавали крестьянам земли, имущество, дробили все на доли и паи, а крестьянин, не имея средств, не знал, как ими управлять. И опять последовал призыв — объединяйтесь в кооперативы, государство вас поддержит.

Как видим, история повторяется. Ошибки — тоже…

Людмила Ковалева

Автор благодарит за помощь в подготовке этой публикации
сотрудницу государственного областного архива Х. Кичкембаеву.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *