«Только маме ничего не говори»

11 Ноя 2019 13:16
Количество просмотров: 986

Судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам г. Шымкента А. Карабаев вынес уже второй в этом году приговор о применении химической кастрации мужчине, обвиненному в сексуальном насилии над малолетним ребенком.

— А по июльскому вашему приговору о химкастрации ее уже применили к осужденному педофилу? — задала ему вопрос.

— Не могу знать. Эта процедура в ведении департамента Комитета уголовно-исполнительной системы МВД. Обращайтесь к ним, — ответил Абинур Бердибекович.

А. Карабаев — судья да еще судья-координатор, на которого возложены полномочия держать тесную связь со СМИ. Могу с полным на то основанием заявить: он — один из лучших судей-координаторов и в Шымкенте, и в Туркестанской области. Постоянно на связи с журналистами. И обязательно найдет для них время.

На этот раз разговор шел о Послании Президента РК К. Токаева «Конструктивный диалог — основа стабильности и процветания Казахстана». И конкретно — о поручении Главы государства Парламенту и Правительству: ужесточить наказание за сексуальное насилие и педофилию, другие тяжкие преступления против личности, особенно детей.

Тревожная статистика

К Шымкенту присоединили многочисленные окраины, бывшие сельские территории, плюс активная миграция из районов — все это делает город-миллионник еще более многодетным. И проблема противодействия педофилии актуальна здесь как никогда: наши дети — наша ответственность.

О серьезности этой проблемы свидетельствуют цифры, названные А. Карабаевым: «За шесть месяцев 2018 года, СМУС Шымкента был создан в июле 2018-ого, мы рассмотрели пять уголовных дел о насильственных сексуальных действиях в отношении несовершеннолетних и малолетних. За десять месяцев нынешнего — 11. Причина возрастающего числа, думаю, не в росте таких омерзительных преступлений. Считаю, их стали больше раскрывать. Хотя реальной картины этой беды не знает никто».

Процессы о сексуальном насилии проходят в закрытом режиме. На них нет доступа посторонним, в том числе журналистам.
Анализируя судебную практику, А. Карабаев констатирует: «Как правило, такие преступления в отношении детей совершают близкие люди, живущие вместе с ребенком — потенциальной жертвой, или вхожие в дом: друзья, знакомые. Возраст осужденных разный. Но превалируют взрослые дяди, перешагнувшие 40-летний рубеж».

Мальчик отчима любил

Абинур Бердибекович рассказал о последних рассмотренных им уголовных делах, приговоры по которым еще не вступили в законную силу.

Одному осужденному 42 года. Перебивался случайными заработками. Его постоянно можно было видеть на «пятачке» рядом с бывшей текстильной фабрикой, на неофициальной шымкентской бирже труда. Там искала работу и его жена. Они стали жить вместе на съемных квартирах, когда ее сыну от другого мужчины было шесть месяцев. Фактически отчим вырастил его. Между ними сложились хорошие отношения. Мальчик подрос, пошел в школу, неплохо учился. Все шло по налаженной колее. Замотанная мать искренне радовалась, что у сына такой заботливый и добрый отец, хотя и не родной. Мальчику исполнилось 12 лет.

И однажды на «пятачке», куда женщина в очередной раз пришла найти хоть какую-то работу, к ней подошел шапочный знакомый и огорошил: «А муж-то твой голубой. Меня уговаривал на любовь. Смотри, как бы он твоего сынишку не «обработал».

Женщина побежала домой. Встретила сына из школы и попыталась доверительно разговорить. Мальчик подтвердил ее опасения. Сказал, что папа взял с него слово ничего не рассказывать маме: «Это наши с тобой, сынок, секретики».

Мать обратилась в полицию. Отчим сразу дал признательные показания. Рассказал, что в детстве сам стал жертвой сексуального насилия. Не исключено, что именно это и спровоцировало извращенные желания.

Самое любопытное: во время судебного следствия супруга простила насильника, а пасынок плакал и умолял отпустить домой его папу. Как показала судебно-психиатрическая экспертиза, жертва — 12-летний мальчик — не осознавал, что папины «эксперименты» — это плохо и запрещено законом.

— За насильственные сексуальные действия в отношении малолетнего с апреля текущего года ужесточено наказание, — комментирует
А. Карабаев. — Прежнюю норму — лишение свободы от 15 до 20 лет — в УК РК заменили новой: от 17 до 20 лет. Отчиму-педофилу суд назначил 15 лет содержания в исправительном учреждении максимальной безопасности. Почему не 17? По статье 55 УК РК назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное уголовное нарушение, применяется, если нет отягчающих, но есть смягчающие обстоятельства: отчим ранее не был судим, попросил прощение. Соответственно суд не может назначить более трех четвертей максимального наказания. Получается 15 лет. Дополнительно применил химическую кастрацию.

15-летняя девочка родила. От кого?

Первыми почуяли неладное учителя школы на окраине, присоединенной Шымкенту.

Их 15-летняя воспитанница стала стремительно набирать вес, у нее появился подозрительный животик. Девочку пригласила в свой кабинет школьный медработник. И после общения с ней забили тревогу: «Девочка беременна». Директор и классный руководитель отправились к ней домой. Родительница в штыки восприняла прозвучавшие предположения. Педагоги настояли, чтобы она поговорила с дочерью. Та подтвердила беременность. Учителя обратились в полицию. Естественно, встал извечный вопрос: кто виноват?

Девочка упорно не хотела называть имя насильника. Но в конце концов призналась: отчим, 1972 года рождения. Мужчина вступил в брак с ее матерью, когда ей было лет десять. Взял их в свой дом. Родились общие дети. Мать все время пропадала на рынке, торговала чем придется. Муж работал охранником, отсутствовал по ночам.

Поначалу отчим с возмущением отреагировал на признание падчерицы: «Я ни при чем. Ищите настоящего насильника». Вылил на девочку ушат грязи: мол, сама развратница.

Родился младенец. Генетическая экспертиза показала: отец ребенка — отчим. Отпираться уже не имело смысла.

Трудно поверить, но факт: на суде и падчерица, и жена встали на защиту обвиняемого, просили простить его, настаивали переквалифицировать его правонарушение с более суровой 120-ой статьи УК РК «Изнасилование» на 122-ую «Половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста», по которой полагается наказание до пяти лет лишения свободы».

Можно предположить, что мать подстегивали сугубо материальные порывы: на ее шее остаются двое маленьких детей, несовершеннолетняя дочь и крохотный внучок. Как всех прокормить? А еще дамокловым мечом нависла угроза: вдруг родственники мужа захотят выселить их из его дома?

Горькие, страшные реалии

Суд отправил насильника на 10 лет в исправительное учреждение максимальной безопасности.

А. Карабаев, отец троих детей, которому регулярно приходится иметь дело с подобной грязью, активно поддерживает инициативу Главы государства об ужесточении наказания за сексуальное насилие над детьми. По его мнению, нужно внести изменения и в статью 120 УК РК «Изнасилование». Наказание по ней — лишение свободы до пяти лет. Оно относится к преступлениям средней тяжести. А значит, и обвиняемому, и пострадавшему дается шанс на примирение.

— Считаю, нужно отменить примирение по этой статье, — считает А. Карабаев. — Ни для кого не секрет, что имеют место быть факты, когда за примирение с подозреваемого выкачивают большие суммы. Не будет примирения, исключим вымогательство. А насильнику придется идти в тюрьму. Альтернативы не будет. И это обязательно заставит преступника задуматься, чем аукнутся ему такие утехи.

Изменения в законодательство нужно вносить, не откладывая в долгий ящик.

Оба приговора отчимам-насильникам, вынесенные СМУСом, еще не вступили в законную силу.

А вот 21-летнему шымкентцу, в январе этого года надругавшемуся над девятилетней девочкой в Тогысе, пригороде Шымкента, придется отсидеть за решеткой 18 лет — почти столько же, сколько он прожил на этом свете. Это преступление, взбудоражившее всю область, вызвало много шума, возмущения, негодования.

В первую очередь, в ответе за детей родители. Любите и берегите своих наследников!

Нужно, считаю, заставить работать и участковых инспекторов полиции. Государство им платит за то, чтобы они знали всех и все на закрепленной за ними территории.

И, конечно же, на государственном уровне нужно остановить поток разврата и насилия, льющийся с телеэкранов и заполонивший социальные сети.

Не зря говорят, береженого Бог бережет.

Татьяна Корецкая

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *