Трагедия в Састобе. Отстоял смену и снова вызвали на работу

11 Дек 2023 21:37
Количество просмотров: 502

Такси из Шымкента в Састобе идут от ТЦ «Атлант» на улице Жибек жолы. Я была единственной из пассажиров, кто ехал в этот поселок. Остальные направлялись дальше. Сидевшая рядом женщина из Балыкты приняла меня за састобинку и сразу завела разговор о беде на састобинском цемзаводе: «Ой, какие у вас там страсти. Рабочие сгорели на цемзаводе.

Говорят, что и платят им мало. Но больше никакой работы нет».

Вот такая прелюдия получилась у моей командировки.

Символ, эмблема поселка Састобе.

Поселок городского типа

Центр поселка Састобе очаровал: чистота идеальная. Асфальтированные улицы. Ухоженные дома. И особая аура в этом населенном пункте со статусом городского типа. Вместо скромных ФАПовских сельских строений роскошная, как в городе, поликлиника. Своя внушительных размеров больница с многолетним трудовым стажем.

Аким Састобе А. Айдарбеков.

Вызвали восторг электронные уличные часы с термометром: показывают время и температуру воздуха. Они висят на двухэтажном здании на главной улице З. Турысбекова — первого директора Састобинского цемзавода. Как рассказали местные жители, в советскую пору здесь находился главный универмаг. Теперь на втором этаже — акимат Састобинского сельского округа, местная исполнительная власть. А на первом — центр обслуживания населения, офис районного ГКП «Тураркент су». Установлен банкомат Народного банка. Все в одном месте, что очень удобно для людей. В Састобе проживают около 10 тыс. человек.

Резкий контраст внешнему благополучию жилой зоны населенного пункта представляют владения цементного завода. Все угрюмо, в обветшании. Старая, как и всё здесь, нуждающаяся в обновлении ограда. Мрачные многоэтажки за ней. На площадке у ворот выстроились легковые автомобили. Надо полагать, заводского персонала. Посторонних на его территорию, в том числе журналистов, не пускают.

Как выяснилось, после трагедии, случившейся на этом предприятии 13 ноября, когда смертельные ожоги получили двое рабочих, ТОО «Sas-Tobe Technologies» остановило цементное производство.

Задействованы только цеха по выпуску извести. На заводе работает комиссия, в которой и главный инспектор по труду Туркестанской области. Должны также быть пожарные, специалисты СЭС, управления труда и соцзащиты, здравоохранения, местных исполнительных органов. У каждого органа своя инструкция по проверке. Срок для экспертиз и заключений — месяц, который может быть продлен актом комиссии и зарегистрирован в УКПСиСУ.

Причины, спровоцировавшие несчастье, пока остаются за семью печатями.

Первый в Казахстане

Састобинский цементный завод — предприятие-уникум. Первый завод в Казахстане по производству цемента. После Великой Отечественной войны Страна Советов была в руинах. Нужно было все восстанавливать. Как воздух требовались строительные материалы. Рядом со склонами известнякового камня в Южном Казахстане было принято решение построить цементный завод. Выбрали это место еще и потому, что здесь проходит железная дорога — Транссибирская магистраль. Завод был сдан в эксплуатацию в 1952 году. А рядом с ним появился новый поселок. Его назвали Састобе.

Новое предприятие выпускало серый портландцемент. Его мощность составляла 80 тыс. тонн в год. В 1967 году завод начал выпускать строительную известь. А в 1969-м его реконструировали и перевели на производство белого и цветных цементов. Это было мощное, рентабельное предприятие.

Цемзавод в Састобе.

Проблемы начались в 90-е годы прошлого века, когда по всей стране начали останавливаться промышленные объекты. Грянула приватизация. На памяти журналистские десанты на Састобинский цемзавод в ту пору. Чувствовалась незримая жесткая конкуренция между желающими получить в собственность этот привлекательный объект. В 1997 году завод признали банкротом, а производство было приостановлено.

Потом на торгах его имущество приобрела турецкая компания. Затем собственником стали новые люди. Началась череда смены хозяев. Сейчас заводом управляет ТОО «Sas-Tobe Technologies». Генеральный директор — А. Бартенев. ТОО выпускает три вида цемента и известь второго и третьего сортов. Работают 550 человек.

В 2021 году предприятие смогло вывести умирающее производство из ступора. Тогда в одном из интервью республиканским СМИ А. Бартенев заявил: «Благодаря поддержкам, которые действительно значимы были для нас, мы смогли всего за год полностью не работающее предприятие вывести на 70 процентов мощности. В этом году мы его выведем на все 100! Сейчас на заводе выпускают высококачественный цемент и известь. Эти строительные материалы всегда востребованы. К тому же возрождение производства дало импульс развитию местных сел».

Но предприятие в долгах как в шелках, в том числе по налогам в бюджет. Карьеры в залоге у банка. При этом оно изыскивает средства и помогает региону. В соответствии с меморандумом построило в селе Ынтымак по просьбе жителей футбольную площадку. В прошлом году профинансировало 7 млн. тенге на резиновое покрытие для футбольной площадки рядом со школой в Састобе. Выделяет средства на строительство мечети. Участвует в акции «Готовим детей в школу». Вручает ко Дню Победы участникам тыла, а их в Састобе 48, по 50 тыс. тенге. В общем старается как может.

Вид поселка Састобе.

Отравленный воздух

Но и проблем доставляет састобинцам много. Главная — ядовитые выбросы, которые влияют на здоровье местных жителей. Активный борец с этой бедой – аким Састобе А. Айдарбеков. Он постоянно выкладывает в соцсети видео, как мощно дымят трубы на цемзаводе, о выбросах в атмосферу, которые регулярно происходят ночью и рано утром. Стучится во все двери. Был на приеме у министра экологии.

Инициировал проверку экологов по выбросам на заводе. ТОО «Sas-Tobe Technologies» подало на него в суд. В Тюлькубасском районном суде он выиграл процесс. Завод подал апелляцию в областной суд, но вынужден был отозвать жалобу из-за трагедии, грянувшей 13 ноября.

А настойчивость и упорство, с какими Аскар Талгатбекулы ведет борьбу за чистый воздух в поселке, связаны и с личной бедой. У него родилась нездоровая дочь. И это не единственный случай в регионе. Специалисты говорят, что виновата экология.

По словам А. Айдарбекова, предшественник ТОО «Sas-Tobe Technologies» для экономии средств и снижения себестоимости выпускаемой продукции перевел все производство с газа на уголь. Закупил китайское оборудование и запустил угольный цех с мельницей для измельчения твердого топлива. Эта новация добавила загазованности.

А беда, грянувшая на цемзаводе 13 ноября 2023 года, случилась именно здесь, в угольном цехе.

Это прибор, регистрирующий загазованность воздуха в поселке.

Трое заложников

В тот день у дробильщика угольной мельницы с большим опытом работы 58-летнего С. Разуменко был выходной после смены. Но Сергею позвонил заместитель начальника цеха и велел выйти на работу.

Предупредил: не выйдешь — уволим. Исполнительный, всегда безотказный дядя Сережа, так его называют састобинцы, отправился на завод. В тот роковой день на смену в угольном цехе заступили также мастер угольной мельницы 34-летний Е. Шарипов и ремонтный слесарь К. Боуш 1971 года рождения.

«Ближе к обеду мне позвонили: «На цемзаводе беда», – рассказал А. Айдарбеков. — Сразу связался со станцией скорой помощи. Мне ответили: бригада уже выехала. Через несколько минут я был уже у заводской проходной. Охранники меня не пустили, сказали, что служба безопасности дала команду: никого не впускать. Пришлось стоять у ограды. Через час приехали прокурор, аким района. С ними и прошел на территорию. На место взрыва в угольный цех, напичканный автоматикой, нас не пустили. В тот момент там работали пожарные расчеты. Пламя погасили. Пожарные заливали водой тлевший уголь. Нас провели в конференц-зал, где состоялся разговор с руководством завода. Узнали, что скорая забрала только одного пострадавшего — Константина Боуша, а еще двух обгоревших — Разуменко и Шарипова — технический директор на своей машине повез в Шымкент. На перевале Машат его встретил автомобиль скорой помощи. «До Шымкента не довезем», — сказали врачи. И скорая помчалась в Аксукент в Сайрамскую ЦРБ».

«Я была на заводе, когда случился взрыв, — рассказала по телефону старший диспетчер завода Ж. Абубакирова. — Когда увидела обгоревших заводчан, стало плохо с сердцем. Эта страшная картина стоит перед глазами. Не уберегли мы своих товарищей. Угольный цех — вредное производство. Там сильная пыль, загазованность».

Вечером 13 ноября, не приходя в сознание, скончался 52-летний К. Боуш. Константин Александрович жил в родительском доме с мамой Лидией Николаевной и братом Александром, который младше его на четыре года. Александра в тот день не было в Састобе, он был на вахте в Байконуре. Приехал на похороны. Завод оплатил все погребальные расходы. Хоронить Константина Александровича, на теле которого не было ни одного не убуглившегося места, собирались в закрытом гробу. Но 76-летняя Лидия Николаевна, всю жизнь проработавшая воспитателем в састобинском детском саду, пожелала увидеть родную кровиночку. Гроб с сыном с закрытым медицинской маской лицом привезли в родительский дом. Отсюда после отпевания местным священником сопроводили на православный погост.

Через пять дней састобинцы потеряли еще одного земляка. В муках скончался С. Разуменко. Врачи не смогли спасти его со 100%-ными ожогами. Проживал Сергей Викторович с супругой Еленой Юрьевной в скромном домике по улице Муратбаева в Састобе. Дети выросли и разлетелись по стране. В 2020 году супруги пережили большое горе. В ДТП в Алматинской области погиб их сын — военнослужащий. Хоронить его привезли на родину в Састобе.

И вот снова беда постучалась в их дом. Сергея Викторовича похоронили рядом с сыном.

Я встретилась с Еленой Викторовной.

«Ой, только не надо ничего спрашивать о муже. У меня снова начнется истерика, — попросила она. Возле нее бегали две маленькие внучки, отвлекавшие бабушку от горьких дум. — Дочки второго сына. После похорон он уехал, нужно на работу. Внучек попросила оставить у меня. Мне с ними страдать некогда».

Елена Викторовна сказала, что завод и похороны, и поминки провел. Выплатил 5 млн. тенге. Призналась, что не знает, как ей дальше жить. По профессии медицинская сестра. Но вышла замуж, появились дети, и она стала домохозяйкой. Никогда не работала. Была у мужа — рукастого, умеющего все делать, добытчика и жизнелюба — как за каменной стеной. И вот его не стало. Все рухнуло. Пенсию не заработала. У сына и дочери свои семьи. А ей 54 года. Молодые уезжают из Састобе в поисках работы. А ее кто возьмет? Она согласна на любую работу, чтобы были хоть какие-то деньги. На что доживать свой век?

В этой ситуации однозначно милосердие к безутешной вдове, у которой завод так безжалостно отобрал мужа, проработавшего там много лет, должно проявить именно это предприятие. При желании оно, конечно, может предоставить ей работу. И таким образом отплатить хотя бы толику за безотказного дядю Сережу, в муках и так рано покинувшего этот мир. Вот если бы он настоял на своем и в свой предоставленный трудовым законодательством день отдыха остался дома, то сохранил бы жизнь. Но его заставили, а он не смог сказать: не пойду.

В больнице в Шымкенте находится третий пострадавший от взрыва — 34-летний Е. Шарипов. Он отец троих сыновей, старшему — 8 лет, младшему — четыре годика. Акима А. Айдарбекова запустили к нему всего на одну минуту. Во второй раз немножко подольше. Ердос идет на поправку.

Дом матери Константина Боуша.

На контроле прокуратуры области

Особого разбирательства требуют и вопросы, связанные с оплатой на цемзаводе, по всем параметрам относящемся к вредному производству. Састобинцы, с кем встречалась, говорили, что она минимальная: от 75 до 135 тысяч тенге. Как прожить на эти деньги? Что об этом скажут инспекторы труда?

Принципиально важно узнать выводы специалистов санитарного надзора, социальной защиты и других организаций — участников межведомственной комиссии.

На звонок в управление по инспекции труда Туркестанской области ответили: «На цемзаводе в Састобе с проверкой находится главный инспектор труда области. Идет проверка причин взрыва и производственных условий на предприятии».

«ЮК» получил сообщение из прокуратуры Туркестанской области за подписью начальника управления по надзору за законностью досудебного расследования и уголовного преследования Б. Кульбаева: «По факту взрыва на цементном заводе​ в селе Састобе начато досудебное расследование по ч. 4 ст. 156 УК РК «Нарушение правил техники безопасности, промышленной санитарии или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по организации или обеспечению соблюдения этих правил, повлекшее по неосторожности смерть двух и более людей».

По уголовному делу назначен ряд судебных экспертиз (взрывотехническая, пожаротехническая и другие). Созданы комиссии по установлению факта возгорания. Причины возгорания будут установлены после того, как будут готовы заключения назначенных экспертиз. По данному уголовному делу даны соответствующие указания, дело находится на контроле прокуратуры области. Уголовное дело расследует ДП Туркестанской области».

На данный момент очень важно, чтобы члены межведомственной комиссии все профессионально проанализировали, исследовали и дали честное, объективное заключение о причинах, спровоцировавших первую в Казахстане трагедию с человеческими жертвами на объекте цементной промышленности. Нужно принять меры, поставить надежный барьер этой беде. И наказать виновных.

***

6 декабря завод запустили. Снова задымила его труба…

 

 

Татьяна Корецкая

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *