Труд без статуса и прав

31 мая 2019

Картина трудовой миграции в Центральной Азии изменилась: Казахстан все больше привлекает граждан из соседних стран, вынужденных в поисках заработка ехать в соседние государства.

Поток трудовых мигрантов туда и обратно через границы Казахстана и Узбекистана практически непрерывен: и в будни, и в выходные, и ранним утром, и вечером. Тысячи мужчин с сумками наперевес, оставив на Родине дом, семью, детей, отправляются на заработки в Казахстан, а те, кто немного владеет русским и готов к далеким и часто опасным путешествиям, — в Россию.

На пограничном пункте «Жибек жолы». Фото автора.

Трудовой договор, право на отдых, возможность получения бесплатной медицинской помощи при острых заболеваниях, равная оплата труда, компенсация работодателя в случае производственной травмы – на все это теперь могут рассчитывать трудовые мигранты из Узбекистана в нашей стране согласно подписанному Президентами Казахстана Касым-Жомартом Токаевым и Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым 15 апреля в Ташкенте соглашению. Все его пункты направлены на регулирование трудовой деятельности и защиту прав трудящихся-мигрантов в Казахстане и Узбекистане. Но насколько сами иностранные рабочие, о правах которых заговорили уже на правительственном уровне, знают о том, на что могут рассчитывать и что обязаны соблюдать в принимающей стране?

Приступая к реализации совместного с узбекистанскими журналистами проекта, мы готовы были пройти весь путь из Узбекистана в Шымкент вместе с трудовыми мигрантами и показать, как реально, с соблюдением всем законодательных требований, трудоустраиваются у нас граждане соседней страны. Как оказалось, в действительности все гораздо сложнее.

Каждые пять-десять минут на автобусную остановку «Гишткуприк» у пограничного пункта «Жибек жолы» подъезжают битком набитые автобусы. Мужчины спешно выгружаются и, взвалив на спину багаж, направляются к границе. Переходят ее и уже на территории Сарыагашского района решают, куда и как отправятся.

Юсуф Исламов.

Шымкент — первая на пути трудовых мигрантов остановка. Платят здесь, конечно, меньше, чем в столицах, но зато близко к Узбекистану. Основные сферы деятельности — строительство, ремонт домов, а также сезонная работа на полях. Специалистами большинство прибывших назвать сложно: дипломов у них нет, навыкам обучались сразу на практике. Но все уверенно заявляют: умеют всё.

46-летний Юсуф Исламов из Термеза дорогу в Казахстан проторил 12 лет назад. Дома — семья, четверо детей. Их нужно содержать. Поэтому на работу приходится выезжать минимум на полгода.

— Работаю в столице Казахстана строителем, — рассказывает Юсуф. — Коттеджи, дома строим с нуля. Нашу бригаду из четырех человек там всегда ждут. Мы работаем — нам платят. Претензий нет никаких. Всегда честно платят, как договаривались. Дают питание, один выходной. Не жалуемся. Миграционную карточку оформляет работодатель, сами не ходим. Налоги платим, конечно.

Трудовой договор, по словам Юсуфа, никогда ни с кем не заключали. Обо всем договариваются на словах. В то, что его могут просто обмануть и не заплатить, он не верит, аргументируя тем, что ни разу такого не случалось.

В Шымкенте, как оказалось, интересы узбекистанских строителей представляют посредники. Договариваются с заказчиками на строительство объекта и вызывают бригаду из Узбекистана. Мигранты за услугу платят 10 процентов от заработанного.

«Бригада из узбекистана клатка криша НАВЕС ВАРОТА Евро римот абой кафел», «Бригада из узбекистана клатка криша НАВЕС ВАРОТА», «Бригада из узбекистана фундамент клатка криша стияшка штукатурка» (орфография сохранена – авт.) — такими специфическими сообщениями пестрят сайты не по подбору профессионального персонала, а обычные интернетные доски объявлений. Звонишь, обговариваешь фронт работ и стоимость и получаешь вполне доступную по цене бригаду. На юге Казахстана спрос на них большой. Размещают эти объявления, разумеется, не сами строители, а их полуграмотные посредники, тем самым отрабатывая свой процент. Разговор с ними о соблюдении прав мигрантов оказался бесполезным, равно как и предложение помощи в документировании и прочих юридических процедурах. Нужна бригада — заказывай, нет — до свидания. Они лишь рабочая сила. И чаще всего бесправная.

Аббос Собиров и Жасур Солеев — земляки. Оба из кишлака Тайлак Самаркандской области. Работа в Казахстане — их основной заработок. В Шымкент приезжают по вызову.

Шымкент для 20-летнего Аббоса стал первым местом работы.

— Дома работы для нас нет, поэтому уже четыре года ездим в Казахстан, — рассказывает Аббос. — Делаем евроремонт, выполняем отделочные работы. В Туркестане, в Шымкенте – далеко от дома не уезжаем. Посредник договаривается обо всем, потом нам звонит. В миграцию тоже сам ходит, нам некогда.

Неудивительно, но и эти трудяги не знают ни о трудовом договоре, ни об обязательном требовании его заключения. Нарвутся на обман – никто не сможет их защитить. Пытаюсь разъяснить им права чуть ли не на пальцах: они внимательно слушают, кивают головами, но вот будут ли требовать их соблюдения?!

Шымкентский общепит – еще одна сфера, привлекающая трудовых мигрантов из Узбекистана. Мини-цеха по выпечке лепешек и самсы, часто не отвечающие никаким санитарным требованиям, а также кафе и закусочные. Впрочем, немало и вполне респектабельных заведений, куда с удовольствием идут шымкентские ценители узбекской кухни. Рекламу таким кафе часто делает сарафанное радио.

В одну из таких точек отправляюсь в поисках трудовых мигрантов. Узбекистанские паспорта там и у поваров, и у некоторых официантов. Работают споро, умело, профессионально, со знанием дела. Еда вкусная, сытная и приемлемая по цене. Неудивительно, что кафе пользуется популярностью.

О своих узбекистанских сотрудниках управляющий согласился поговорить лишь на условиях полной анонимности. Объяснил, что лишнее внимание ему ни к чему. И это несмотря на то, что миграционную регистрацию имеют все, как и медкнижки, трудовые договоры заключены, зарплату получают вовремя, да и жильем обеспечены.

— Наше кафе именно узбекской кухни, поэтому повара были нужны тамошние, знающие все рецепты и тонкости приготовления национальных блюд, — пояснил он. — Приглашаем на работу исключительно профессионалов, все проходят медосмотр – мы в первую очередь заинтересованы в соблюдении санитарии и безопасности питания. Кормим большое количество людей, поэтому правила соблюдаем строго.

Один из сотрудников – 20-летний уроженец Самарканда Аббос. Шымкентское кафе стало первым в его жизни местом работы, поэтому шустрый, расторопный юноша старается себя показать.

— Зарплатой доволен, — признается парень. — Если хорошо работать, то можно и премию получить. Стимул хороший. Работать в Шымкенте мне нравится, только вот раз в месяц приходится ездить на границу, пересекать ее, ставить отметку в паспорте и возвращаться обратно. Очень неудобно, конечно.

Увеличить срок безвыездного пребывания при условии соблюдения миграционного учета и выплаты пошлин с одного месяца до трех – мечта многих работников здесь. Но, согласно действующему законодательству, такое невозможно.

С начала года, по данным управления миграционной службы департамента полиции Шымкента,
уже 1200 человек были привлечены к административной ответственности:
201 – к штрафам, 231 – к аресту,
221 – выдворению из страны.

— Среди трудовых мигрантов в Казахстане подавляющее большинство – граждане Узбекистана, — пояснил «ЮК» старший инспектор по особым поручениям по контролю за внешней миграцией Жанибек Мырзалиев. — За четыре месяца этого года в Шымкент оттуда прибыло более 69 тысяч человек. Большая часть из них трудоустраивается здесь. Регистрироваться они должны в Центре миграционных услуг в Шымкенте. Мигрант лично должен предоставить заявление-анкету и другие документы. Сегодня действуют следующие правила: граждане РУ, прибывшие на территорию Казахстана и зарегистрировавшиеся в течение 10 дней, имеют право находиться здесь в течение 30 дней. Разрешение мигранту для осуществления трудовой деятельности у физических лиц выдается на срок, указанный в заявлении-анкете, который может составлять до трех месяцев. Госпошлина за один месяц – 2 МРП (5050 тенге). Максимальный срок разрешения не может превышать двенадцати месяцев. Новое выдается не ранее чем через тридцать дней после окончания срока предыдущего. Эти правила касаются тех, кто работает у частных лиц сиделками, домработницами, поварами, рабочими на дому. Такое разрешение с начала года получили 12 тысяч 85 человек, из них 9945 – граждане Узбекистана.

Если мигранты трудоустраиваются в ИП, ТОО и прочие организации, то работодатель должен получить разрешение на привлечение иностранных специалистов в управлении координации занятости и социальных программ в рамках установленных квот. В этом случае срок пребывания равен сроку трудового договора, который обычно составляется на год. Часто фиксируем нарушения, когда мигрант работает у лица юридического, а разрешение имеет, словно работает у частника. За это положен административный штраф от 25 МРП. Нарушителей выявляем в ходе оперативно-профилактического мероприятия «Нелегал». С начала года провели уже два рейда.

В Шымкенте большое количество заведений, где работают мигранты из Узбекистана.

В пунктах пропуска на казахстанско-узбекистанской границе, откуда потоком в Шымкент въезжают трудовые мигранты, сотрудники правового Центра женских инициатив «Сана Сезим» частые гости. В один из рейдов отправляюсь с ними. Пачками раздаем информационные брошюры с выдержками из миграционного законодательства, номерами телефонов, другой полезной информацией. Чаще всего именно «Сана Сезим», больше 18-ти лет оказывающий помощь мигрантам, — единственный спасательный круг для них.

Один из спасенных — гражданин Узбекистана Бегзод Э., который попал к ним, когда ситуация стала не просто безвыходной, а грозила серьезными проблемами с законом.

Сначала все выглядело довольно заманчиво. Позвонил посредник из Шымкента. Сказал, что требуется мастер по автомобилям. В октябре прошлого года мужчина приехал сюда. Встретился с работодателем, который представился Русланом Сайфуллаевичем, владельцем мастерской по ремонту и обслуживанию самосвалов и грузовых машин. Договорились об оплате и объеме работ.

Паспорт Бегзод отдал якобы для постановки на миграционный учет. Процедура обычная, хоть и незаконная. Мигрант лично должен заниматься этим. А дальше события развивались как в очень плохом кино.

Зачастую узбекистанские строители работают по устной договоренности.

— С октября прошлого года до конца апреля нынешнего он ни разу не заплатил, — рассказывает Бегзод. — На неоднократные просьбы рассчитаться сначала отвечал, что пока нет денег. Когда я стал требовать заработанное, пригрозил своими связями в полиции, пообещав большие проблемы с законом, если я не подчинюсь. И даже если я убегу, он везде меня найдет. За отказ работать бесплатно он не раз вместе со своими друзьями вывозил меня куда-то за город и избивал. Еды давали мало, у меня не было сил. В конце апреля ко мне приехала жена, искавшая меня в Шымкенте. У нее сразу отобрали телефон, скрутили ей руки, чтобы никому не смогла позвонить. Благодаря счастливой случайности нам удалось сбежать. Без паспорта и денег, но мы оказались на свободе.

Беглеца с женой приютил на время чужой человек, решивший им помочь. Он и привез Бегзода к сотрудникам «Сана Сезим», которые сегодня занимаются его судьбой и поиском возможностей отправки в Узбекистан. Как только на его имя будет оформлен сертификат на пересечение границы, он сможет, наконец, отправиться домой.

Сотрудники ПЦЖИ «Сана Сезим» раздают буклеты с информацией.

— Сегодня в соответствии с законодательством наших стран трудовые мигранты в тяжелой жизненной ситуации не подпадают под категорию социально уязвимых граждан, а значит, не могут рассчитывать на помощь государства, в котором работают. Эти люди не могут защитить свои права и нуждаются в помощи неправительственных организаций, — поясняет юрист ПЦЖИ «Сана Сезим» Элина Еникеева. — За семь месяцев с начала реализации очередного проекта по оказанию помощи трудовым мигрантам к нам обратились 611 человек, в основном трудоспособного возраста от 19 до 60 лет. Восемь из них столкнулись с рабством, один — с дискриминацией в обществе, но подавляющее большинство — с нарушением трудовых прав, в том числе невыплатой заработной платы. В каждом подобном случае не просто консультируем обратившихся, а оказываем полноценную юридическую помощь.

Небольшой опрос на улицах Шымкента показал, что так называемое принимающее сообщество к мигрантам из соседних азиатских республик относится с пониманием и принятием. Чего не скажешь о большинстве их работодателей, ищущих в них лишь дешевую рабочую силу. Знать свои права и уметь их защитить — по силу ли это мигранту в чужой для него стране?

Алиса Масалева

Материал подготовлен в рамках проекта международной организации по миграции

«Региональная азиатская программа по миграции», финансируемого Бюро по делам народонаселения,

беженцев и миграции Госдепартамента США (БНБМ США)

#трудоваямиграция  #МОМ  #Узбекистан  #Казахстан #легальныйтруд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *