В плену воды

22 мая 2020 12:13
Количество просмотров: 218

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Поэтому на четвертый день затопления Мактааральского района корреспондент «ЮК» отправился в зону бедствия.

Наше издание было единственным в области, освещающим жизнь в поселках в онлайн-режиме.

Когда случаются катаклизмы, первым делом человек спасает себя. Таковы инстинкты. Мы — часть природы, у которой свои законы. И только когда спадает психоэмоциональное напряжение, мы вспоминаем о братьях наших меньших — животных.

Большая вода пришла из Узбекистана неожиданно. Не ждали ее ни люди, ни звери, ни птицы. Сметая все на пути, она заставила людей покинуть свои жилища.

Когда мы проплывали на лодке по улицам затопленных поселков, складывалось ощущение, что здесь не осталось ни одной живой души. Но ощущение это было обманчиво.

То там, то тут, завидев незнакомцев, начинали лаять собаки. Причем поведение их было разным. Кто-то, оказавшись в водном плену, жалостливо подвывал в надежде на спасение. Кто-то продолжал нести службу, охраняя имущество хозяев. Даже находясь на маленьких участках суши, окруженных водой, верные друзья человека не забывали о своих обязанностях. Чем все это время питались собаки, неизвестно. Скорее всего, ничем — они были измученные, исхудавшие. Наступающая жара заставляла псов периодически подходить к огромным разливам и пить воду.

Самые смекалистые прибились к ЧСным штабам и кухням. Рядом с человеком, пусть и незнакомым, все веселее. Один щенок из села Фирдоуси все время, пока вода стояла в поселке, бегал между людьми, как бы вопрошая: что происходит, откуда столько воды? В Фирдоуси псы сбились в стаю и бегали из поселка в школу. Видно, и для братьев наших меньших образование не на последнем месте. Тем более что онлайн-обучение на них не распространилось.

А вот кошек не было ни одной. Скорее всего, почуяв опасность, они, которые гуляют сами по себе, организованно эвакуировались. Быть может, их вовсе не было, так как не в традиции у местных жителей держать кошек.

Индюки, петухи и куры собрались в стайки на островках. Многие из них ждали на крышах сараев, которые тоже затопила вода. Но как только стали появляться расчищенные участки суши, несушки и их кавалеры с чувством собственного достоинства оспаривали лидерство в поселке у других животных, находящихся в затопленных поселках. Одна из куриц во время затопления сидела на заборе. Все время, пока ЧСники освобождали Оргебас от воды, клуша дефилировала по бетонной поверхности, вглядываясь вдаль в поисках хозяев. Время от времени издавала сигналы сородичам о том, что ведомо было только ей.

Легче всех стихию перенесли утки и гуси. Но, несмотря на то, что эти птицы водоплавающие, им тоже пришлось нелегко. Голодным долго не поплаваешь.

Основная часть домашней скотины была эвакуирована. А вот ослы остались в селах. Оно и понятно. Это домашнее животное, пожалуй, единственное из вьючных, которое при дворе находится на вольных хлебах. К тому же есть у казахов пословица — Қадірі жоқ, пайдасы көп (Пользы много, уважения никакого). Вот и остались они предоставленными сами себе посреди разлитого моря. Но природное упрямство сыграло в вопросе выживания немаловажную роль.

Один из ослов оказался отрезанным водой от большой земли и восемь суток провел на острове. Причем островок был настолько мал, что животному негде было даже погулять. Десять шагов вперед, разворот и обратно. Причем за это время ослик адаптировался к происходящему, так как голод не тетка, пытался жевать даже колючку. Видя людей, длинноухий издавал истошные крики о помощи. Но до тех пор, пока вода не ушла до минимального уровня, спасти животное не было возможности. На пятые сутки пребывания в изоляции осел получил прозвище Робинзон, хотя на самом деле звали его Тентек, а может, Бузык или, на худой конец, Иша. На девятые сутки, когда вода ушла, спасатели решили перевести животное в брод. Но не тут-то было! Осел, увидев людей в форме, ломанулся по воде — только копыта сверкали. И оказался на суше. На второй день пребывания на большой земле наш Робинзон нашел свою Пятницу, с которой они важно расхаживали по поселку, заглядывая в каждый двор. На третий день их уже была банда. Пять ишаков гарцевали по центральной улице, мешая движению спецтехники.

Недаром говорят, нет такого осла, который, созерцая себя в реке, не смотрел бы на себя с удовольствием и не находил бы черты коня. Но никто их не разгонял, потому что люди понимали: радость и резвость сельских ослов тоже результат кропотливого труда в борьбе со стихией. Были и такие, кто за время наводнения не сдвинулся с места, несмотря на то, что стоять приходилось в воде. Один из фирдоусинских ослов во время откачки воды не отходил от закрытых дверей магазина. То ли охранял, то ли в ожидании продавца занял очередь…

С каждым днем по мере отступления воды домашних животных в затопленных поселках становилось все больше. Некоторые из них стали возвращаться вместе с хозяевами. Кто-то поначалу с опаской, а потом увереннее покидал временное укрытие, всем своим видом показывая, что он стал причастен к героям библейской притчи о всемирном потопе.

Стоило воде отступить, на бетонке на разделительной полосе, где растет хоть какая-то трава, стали появляться небольшие стада коров и овец, выпасаемые местными мальчишками. Радости пацанов не было предела. Дети, они и в тяжелые времена дети. Их улыбка и смех — лучшая награда всем, кто боролся со стихией.

Кроме домашних животных, есть еще и дикие. Не повезло сусликам, ежам, корсакам, черепахам, дикобразам, шакалам и змеям. Их норы были затоплены в считанные часы. Кто-то успел убежать-уползти, а кого-то водная стихия накрыла навсегда. Наводнение нанесло серьезный урон фауне района. Но природа, если ей не мешать, быстро восстанавливается. Еще не успела сойти вода с огородов, а в каналах уже появились водяные ужи. На просыхающих полях редко, но можно было заметить сусликов, стоящих столбиками.

Приход большой воды, может, и внес изменения в размеренную жизнь голубей, воробьев, ласточек и майн, но даже в критических условиях они продолжали строить и латать гнезда, а кто-то даже заботиться о вылупившемся потомстве. Причем основную конкуренцию друг другу составили майны и голуби. Птица мира в условиях ЧС превратилась в агрессивного деятеля, отбирая найденную наглыми скворцами пищу. В этом мире выживает сильнейший.

Особняком стояли удоды, синички и сороки. Причем последние доказали народное определение «сороки-воровки». То и дело можно было наблюдать, как какая-нибудь белобока тащила в клюве вещицу, оказавшуюся на поверхности воды или вытащенную из завалов в домах.

Тяжело пришлось и пернатым хищникам. Кто-то смекнул и перешел на непривычный, но съедобный рацион — лягушек. Но многих внезапно исчезнувшая еда заставила улететь подальше от большой воды. Чего не скажешь о птицах водоплавающих. Такого обилия уток, цапель, пеликанов, чаек не было даже на самых больших разливах Сырдарьи. Оно и понятно — с водой пришел и корм. Из Узбекистана приплыло много рыбы и мальков. А площадь затопления позволила каждому охотнику найти свое место под солнцем.

Даже те, кто большую часть времени проводит в воде, были шокированы ее количеством. В первую очередь — это лягушки. Первые дни, когда вода стояла выше человеческого роста, этих земноводных не было видно. Но когда большая часть воды была откачана, остались лишь заболоченные участки, представители отряда бесхвостых не умолкали. Особенно самцы, раздувая пузыри, они привлекали самок. Пусть и со сдвигом в календаре, но брачный сезон никто не отменял.

Поразило количество аистов. В наших краях преобладают белые (самые известные) — белые птицы с черными концами крыльев, длинной шеей, тонким красным клювом и красноватыми ногами. Интересный факт: самцы прилетают на место гнездовья на несколько дней раньше самок, иногда пролетая до 200 км в сутки. В Южном Казахстане прилет аистов происходит в конце марта-начале апреля. Первую появившуюся у гнезда самку самец считает своей. Однако, если к гнезду прилетит еще одна, между ними начнется борьба за право быть матерью, в которой самец не участвует. Победившая самка остается, самец приглашает ее в гнездо, запрокинув голову назад и издавая клювом частые клацающие звуки. В Мактаарале их гнезда можно увидеть на многих столбах ЛЭП. Из-за огромных размеров они видны издалека. Вода до них не добралась. Да и с кормом для аистят, которые вытягивают шеи из отчего дома, проблем нет. При приближении человека мать прячется в гнезде, прикрывая крыльями «поросль». Но любопытство птенцов, изучающих мир пока только из гнезда, зашкаливает. Поэтому, когда опасность миновала, они вновь показываются над гнездом, с любопытством взирая по сторонам и требуя очередную порцию пищи.

В одной известной песне поется: «Аист на крыше — счастье под крышей! Мир на земле!» Несмотря на все тяготы, которые выпали на долю мактааральцев и братьев наших меньших, редакция «Южанки» уверена, что в ближайшем будущем жизнь наладится. Вернее, она уже налаживается. И всем людям, и животному миру хочется пожелать аиста на крыше, а значит, мира и благополучия.

Владимир Привалов

фото автора

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *