Новая «Заря»

11 Июл 2018

 А. Ибрагимов, основатель трудовой династии шымкентских сапожников, профессию осваивал с самых азов. Придя в 80-ые учеником на фабрику «Заря», прошел не только все ступени собственной рабочей карьеры, но и все стадии развития предприятия — от расцвета до постепенной ликвидации в 90-ые.

 Волею судьбы и собственной настойчивостью Алимжан стал хранителем торговой марки шымкентской «Зари». Правда, современное предприятие с историческим названием, которое он возглавляет, имеет с кондовой советской обувной фабрикой мало общего.

 Призвание

 Вопрос выбора профессии перед Алимжаном не стоял. К тому времени, когда он окончил восьмой класс школы, старшие друзья уже работали на «Заре».

В те времена это позволяло вчерашним школьникам сразу стать самостоятельными: обучение на фабрике шло прямо на производстве и оплачивалось. Первый сапожник в семье Ибрагимовых сразу втянулся в процесс и вскоре работал уже мастером-сбивщиком в цехе.

Из двенадцати моих друзей детства, — вспоминает Алимжан, — восемь стали сапожниками. Когда в 92-ом «Зарю» закрыли, пришлось уйти в частный бизнес. Занялись ремонтом обуви. На пике у меня было до пяти будок в городе. Работали в них уже мои ученики. Сам, кроме обучения, занимался в основном снабжением материалами. Тогда все было дефицитом. Клей, фурнитуру возил из России и Китая. Кожу — из Тараза и Семипалатинска, пока там не закрылась фабрика. Крутился как все в те годы. Но особого удовольствия от этого мелочного бизнеса не получал. Только чтобы прожить и семью прокормить. Я же не сапожник-будочник — приклеить, зашить, подбить. В уме всегда держал мысль делать в Шымкенте качественную и, главное, недорогую обувь. Изучал рынок, наблюдал за тенденциями, думал, как организовать производство на месте. Вариант купить готовый цех под ключ в Турции или Китае отпадал за отсутствием денег. Решил начинать с того, что есть. На первых порах шили вручную по пять-шесть пар в день. Не модельных, форменных для полицейских. Постоянными заказчиками были сотрудники ППС. Наши туфли получались намного легче, долговечнее и существенно дешевле, чем казенные. Рынок сбыта, конечно, небольшой, но через год у меня работало уже десять мастеров. За полицейскими потянулись их жены, друзья и знакомые. Мы стали выполнять разовые заказы на модельную обувь — женскую, детскую. «Реклама» через личные контакты оказалась эффективной. Производство постепенно расширялось. Но это все еще была мастерская индпошива, как они раньше назывались. Объемы небольшие, издержки, соответственно, высокие. Демократичные цены удавалось держать за счет минимальной прибыли. Делали это сознательно — зарабатывали репутацию на оптимальном соотношении цена-качество. Выбрали это как долгосрочную стратегию, которой придерживаемся до сих пор. Время показало, что выбор был правильный. Предприятие переживало и подъемы, и спады. Были очень трудные периоды. Но себе не изменяли».

 Новое содержание

 Были времена, когда, по признанию Алимжана, он был готов все бросить и заняться бизнесом попроще. Но профессиональная гордость и ответственность за людей, которые поверили в его идею, удерживали от крайностей.

Опять приходилось выкручиваться из тысячи проблем, искать материалы, обучать работников, ломать голову над дизайном и модельным рядом продукции. Переход от штучного пошива к поточному производству тоже не прошел гладко. Были и забитые непроданной обувью склады, и частичные остановки производства, и многое другое. Терпение и труд в конечном счете победили. В 2014-ом пришла известность — местным производителем отличной обуви заинтересовалась пресса.

Самое трудное, — говорит Алимжан, — не сделать, а продать. Один раз пришлось даже на месяц закрыть цех. Почти две тысячи пар зависло на складе. Решили распродать по себестоимости. Получилось, что из проблемы сделали себе рекламу. Если по моделям мы тогда до потребностей рынка не дотягивали, то по качеству значительно превосходили всех в этой ценовой нише. Вышло удачно. Народ подешевке раскупил все наши залежи и разнес по городу информацию, что эта «Заря» уже не та «деревянная» из 70-ых, что обувь с этой маркой по качеству превосходит то, что можно за такие же деньги купить на городских рынках и, главное, она не одноразовая. Наши туфли носятся без проблем лет пять минимум и не теряют формы. Секрет прост — хорошая кожа, качественная платформа, строгое соблюдение технологии и, главное, умелые руки наших мастеров. На сегодня в нашей обуви все, кроме платформы и клея (их мы закупаем в России и Турции), отечественное. В Шымкенте и Таразе выделывают отличную кожу, не уступающую турецкой или итальянской. Для зимней обуви используем только натуральный мех, который тоже выделывают в Шымкенте. В ассортименте триста пятьдесят моделей. Внимательно следим за модными тенденциями и ежегодно добавляем к модельному ряду как минимум двадцать вариантов. При любом, самом современном оборудовании, изготовление хорошей обуви всегда будет делом опыта и квалификации мастеров. Сначала делается выкройка по колодке, затем по ней сшивается верх и обтягивается по колодке. Заготовка нагревается до 180 градусов и охлаждается до 35. После такой термообработки обувь будет держать форму, что называется, до износа. Дизайнер у нас теперь собственный. Можно сказать, выросший вместе с компанией. Разработкой новых моделей занимается мой сын. Продукция на складе не залеживается».

 Репутация

 На выставке, посвященной Дню Победы в Астане, павильон «Зари» вызвал настоящий покупательский бум. Посетители ходили изо дня в день, люди приводили семьи, знакомых.

За несколько дней разошелся весь немалый запас привезенных образцов. Фирма приобрела множество поклонников из всех уголков страны и единственная из восьми представленных обувных фабрик была отмечена дипломом.

С 2017 года, — рассказал А. Ибрагимов, — мы тесно сотрудничаем с Палатой предпринимателей области. Ее поддержка дала новый импульс бизнесу. Резко сократилось количество «проверок». Если обоснованность визита контролеров вызывает сомнения, достаточно звонка, и специалисты палаты предпринимателей немедленно принимают меры. Помогают с регистрацией товарного знака. Благодаря им мы избавились от многомесячных хождений по инстанциям. Все делается быстро и грамотно. Профессиональные консультации по налогообложению позволили получить серьезные льготы. Наконец, в прошлом году через палату предпринимателей получили кредит для приобретения нового оборудования.

Сейчас у нас работают двадцать пять человек. Продукция реализуется в двух фирменных магазинах. Считаем, что свою нишу на рынке заняли прочно, и намерены расширять производство. В следующем году планируем построить новый цех или, скорее, небольшой комбинат. Хотелось бы обеспечивать себя основными комплектующими — кожей и платформами. Это снизит себестоимость продукции минимум наполовину и позволит проводить более гибкую ценовую политику. Не демпинга ради, а для блага потребителей. На месте действующего сегодня цеха будет большой фирменный магазин. Используем собственные наработки и зарубежный опыт. Сам изучал организацию обувных производств в Турции, России. Как любая отрасль, обувная промышленность не стоит на месте. Идет быстрое обновление оборудования, цифровизация и автоматизация процессов, где это возможно, учитывая специфику производства. Обучаем своих специалистов и сами учимся. Сейчас на «Заре» работает приглашенный палатой предпринимателей специалист из Турции, который будет знакомить наших мастеров с последними достижениями турецких обувщиков и учить работать на новом оборудовании. Эта программа НПП — серьезная помощь для малого и среднего бизнеса. Мало у кого из предпринимателей в этой весовой категории хватит собственных средств для приглашения специалистов такого уровня. В будущее смотрим с оптимизмом. Уверены, наша продукция будет надежно служить не одному поколению южан и пользоваться постоянным спросом».

Игорь Лунин
фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *