28 июня — День работников СМИ

2 Июл 2019 11:52
Количество просмотров: 212

28 июня — День работников СМИ

Наша служба и опасна, и трудна, и рутины полна, и разными курьезными и не очень случаями тоже. Чего в журналистике точно нет, так это скуки. В канун профессионального праздника мы решили рассказать читателю то, что обычно остается за кадром.

Вспомнить, улыбнуться и снова сказать, как мы любим свою профессию.

Капище пионерское

«Березники» — санаторий под Жезказганом.

Нелегкая занесла на трехдневную встречу с судьями Верховного суда.

Пару лет назад был период, когда ВС сильно полюбил прессу. Чувство было столь мощным, что с нами даже общались в неформальной обстановке.

Ну вот как в Березняках: ностальгически советская здравница, серпы и молоты на барельефах везде, где только можно было их впихнуть, номера без буржуазных излишеств, звенящая тишина и полное ощущение провала во времена дорогого Леонида Ильича.

Вечер, шашлыки, немного (честное слово) вина, как следствие, романтическое настроение и поздняя прогулка по окрестностям с интересной барышней, к судебной системе отношения не имевшей. Территория санатория — гектаров десять давно одичавшей рощи, луна как блюдце, птички какие-то ночные поухивают. В общем, то, что надо.

Прогулка идет по всем канонам жанра и плавно приближается к ожидаемому обоими участниками предварительному результату. Люди взрослые, и к романтике давно относимся как к вспомогательному, но не обязательному атрибуту. Но все же приятно вспомнить, как это было в молодости. К тому же темнота позволяет про возраст, мешки под глазами и морщинки забыть на время.

Все кончилось неожиданно и совсем не романтично. Забрели в глухой уголок этих зарослей и внезапно наткнулись на то, что потом назвали пионерским капищем. Ночь, опять же луна, а мы стоим посередине круга из деревянных идолов. Человек я не суеверный, да и повидал в жизни всякого, но тут пробрало до мурашек по коже. Тем более что спутница, заведомая атеистка с хорошим образованием, рядом мелко трясется и что-то шепчет с рефреном «господи помогииии». Дальше было быстрое отступление к спасительным окнам санатория. Утром, уже всей толпой, пошли осматривать этот городок ужасов. При свете дня все это выглядело не намного веселее. Драйва прибавляли на диво сохранившиеся пионерские лозунги и остатки кострища.

Что и, главное, сколько курили авторы этой инсталяции, явно предназначенной для собраний на свежем воздухе юных ленинцев, и чем тут детки занимались долгими летними вечерами, каждый может пофантазировать сам.

Игорь Лунин

Первый шаг

Сделать первый шаг всегда страшно. Неважно, первый ли это шаг ребенка или первый шаг во взрослую жизнь. Да мало ли чего бывает в первый раз… И коллеги поймут, как мне было страшно в первый раз идти на первое в своей жизни интервью.

Дело было так. Я работала в частной газете ответственным секретарем и даже не помышляла о журналистике. Хотя справедливости ради надо сказать, что где-то в глубине души мне хотелось попробовать.

И вот однажды прихожу в редакцию, а там пусто. Уж не знаю, по какой причине образовалась сия пустота (обычно было шумно и многолюдно), но в кабинете сидел лишь главный редактор – Даур Досыбиев.

— Танюха, надо срочно у акима области Сапарбаева интервью взять, а некому. Сама видишь.

— А я причем? Даже не думайте!

— Выручай! Ничего сложного нет. Диктофон я тебе выдам, вопросы напишу. Короче, не обсуждается!

Деваться некуда. Редактор сказал: надо! Журналист ответил: есть! Даже если он еще и не журналист.

Прихожу на место дислокации – стадион. Кто помнит, Бердибек Машбекович тогда начал устраивать спартакиады среди чиновников.
«Объект» увидела и направилась к нему. Вернее, побежала. Несусь по стадиону, насколько физические способности позволяют, а сама вопросы, составленные редактором, вспоминаю.

Подбегаю, дыхание от волнения и от быстрого бега сперло, диктофон включаю и… ступор.

Бердибек Машбекович удивленно смотрит на меня.

— Вы кто?

— Журналист.

— А что хотели?

— Интервью взять.

— Спрашивайте, отвечу.

— Я вопросы забыла.

— Не беда. Включайте диктофон.

Аким говорил, а я слушала и мысленно благодарила. Сегодня, пройдя немалый путь в журналистике, исколесив много дорог и исписав не меньше страниц, влившись в журналистскую братию, могу с уверенностью сказать, что тогда мне действительно повезло. Редко, особенно в последние годы, можно встретить собеседника, который может вот так легко, без пафоса, точно по теме дать необходимую информацию.

Коллеги поймут…

С профессиональным праздником, друзья!

Татьяна Бурдель

До сих пор мурашки по телу

Когда в Шымкенте застраивался микрорайон «Казыгурт», там случилось преступление, шокировавшее город.

В только что отстроенной времянке обнаружили пять трупов: хозяина — участкового инспектора полиции, его жены, двух малолетних ребятишек и сестры хозяйки. Все с признаками насильственной смерти. А полицейский еще и со следами пыток.

Преступление раскрыли быстро. Убийцу и его пассию, как рассказал опытный сыщик полковник С. Сайдирасулов, задержали в Тюлькубасском районе, где они по шпалам, скрываясь от людей, шли в соседнюю Жамбылскую область. Расследование вела областная прокуратура. Тогда перед журналистами были раскрыты все двери. И прокурор следственного управления, занимавшийся этим делом, дал согласие на встречу корреспондента «ЮК» с главным подозреваемым. Меня пропустили в старое СИЗО в центре города, где сейчас женская колония строгого режима. Провели в маленькую комнату без окон. Как показывают в фильмах, завели задержанного без наручников.

Среднего роста, хлипкого телосложения. Он сел за стол напротив. Мутные, как болото, глаза с дьявольскими огоньками запомнились. Они притягивали как магнитом. Мужчина хорохорился, ему явно льстил визит журналиста. На вопрос, какой приговор его ждет, проскрипел: «Вышак». А потом зафиксировала взглядом, что мы с этим гражданином одни в помещении. Охранника не увидела. Страх пришел, когда арестованного снова отправили в камеру. Ноги онемели, по телу поползли мурашки: ну что стоило отъявленному головорезу, сгубившему пять жизней, не пощадившему двух маленьких крох, прибавить себе кровавой славы, свернув шею журналистке?!

Этого нелюдя расстреляли. Впервые в Казахстане такое же наказание вынесли и его подружке. Но она не дожила до его исполнения, скончалась от туберкулеза в тюрьме.

Татьяна Корецкая

Нет дороги — нет проблемы

Любому из пишущей братии всегда приятно, когда его материал находит отклик не только у людей, проблеме которых он посвящен, но и у организации, отвечающей за ее решение. Однако иногда реакция на публикацию бывает непредсказуемой.

Единственная автодорога в Мактааральский и Жетысайский районы, точнее, отрезок республиканской трассы А-15 между населенными пунктами Абай и Кызыласкер этой весной превратился в непроходимый: большегрузы разбили дорожное полотно до основания, оставив повсюду рытвины и ухабы. Жалобы на состояние дороги поступали как от жителей близлежащих аулов, так и от водителей междугороднего транспорта.

Помню, отреагировал оперативно: заметка о положении дел с дорогой с комментарием официального лица вышла в «ЮК» в конце мая нынешнего года.

Каково же было мое удивление, когда очередная командировка через пару недель по этой же трассе преподнесла сюрприз: перевозчики подняли плату за проезд, увеличилось и время в пути, и это по летней жаре!

Как оказалось, ответственные за состояние дороги просто перекрыли ее, насыпав непроходимые валы. А люди и машины, значит, в объезд и обход.

Такого решения проблемы я не ожидал. Конечно, приятно, что газету читают и реагируют. Но не так. Кстати, по словам все тех же местных жителей и водителей, никакой строительной активности на загороженном участке пока не наблюдается.

Поэтому прошу считать эту заметку очередным обращением в областной филиал «Казавтожол»: когда людям вернут отремонтированную дорогу? Ведь дороги должны соединять людей и сокращать расстояния, а не разъединять их.

Бейбит Бисенбаев

Опасный это напиток — кумыс  

В начале работы я возглавляла в районной газете отдел сельского хозяйства. Во время окотной кампании договорилась
с председателем одного колхоза съездить в передовую отару, чтобы сделать фоторепортаж.

Повод был серьезным, дорога дальняя, отношение к журналистам — очень уважительное. Поэтому председатель отправил за мной свой «уазик» с давно знакомым мне главным зоотехником. Ехать до нужной кошары предстояло далеко. Чтобы не страдать от жажды, представители хозяйства взяли с собой свежего холодного кумыса. Я же, поторопившись, забыла взять с собой воду, а вкус кумыса мне в то время совершенно не нравился.

Солнце пригревало. Пить хотелось неимоверно. Увидев, что я страдаю от жажды, попутчики стали убеждать меня выпить кумыса. Когда в горле совсем пересохло, решила, что вкус уже не имеет значения, и выпила пару пиал ядреного, выдержанного, пенного напитка.

Добравшись до места, сделала нужные снимки, записала информацию о передовом чабане и отправилась к председателю сельсовета задать несколько вопросов. День выдался жарким и по дороге кумыс мы допили…

Поднимаясь по ступенькам в кабинет председателя, я вдруг почувствовала себя не совсем трезвой. Чтобы глава округа об этом не догадался, села на дальнем конце длинного стола у самой двери.

Удивившись такой показной субординации, он начал отвечать на вопросы. Я же — тщательно записывать в блокнот ответы, затем, попрощавшись, поехала домой.

Голова кружилась, и я решила все остальное сделать завтра. Каково же было мое удивление, когда утром я увидела в блокноте вместо текста пять листов чего-то похожего на кардиограмму… А редактор уже требовал сдать материал!

Ситуацию спасла секретарь того самого председателя сельского округа рассказавшая все, что было необходимо. С тех пор я очень люблю кумыс, но никогда не пью его в командировке.

Ирина  Притула

Как я сделала рыбу

«Сделать рыбу» — в журналисткой кухне означает необходимость заранее написать заготовку будущего материала, чтобы после, наполнив его фактами с места событий, оперативно выдать в номер. Мне же однажды довелось сделать рыбу по-настоящему.

Освещала очередной визит тогдашнего акима ЮКО Бейбута Атамкулова в Тюлькубасский район. Увидеть, чем живет и как работает регион, всегда интересно.

Одним из объектов числилось новое форелевое хозяйство «Аксанат инжиниринг» и прилегающая к нему зона отдыха с прудом для рыбалки. Бейбуту Бакировичу предложили порыбачить самому. Он взял в руки удочку, я — фотоаппарат, наведя на него объектив. И вдруг он обратился ко мне: «А Вы не хотите порыбачить?». «С удовольствием!» — ответила я, хотя ни разу до этого удочки в руках не держала. Мы поменялись местами. Аким взял в руки мой фотоаппарат. А меня, абсолютно равнодушную до тех пор к рыбалке, охватил азарт рыбака.

Свою рыбу я все-таки сделала! А Бейбут Атамкулов успел меня сфотографировать. После форель я выпустила обратно в пруд, ну не в сумку же ее класть? Но та необычная рыбалка до сих пор в памяти. И снимок — тоже на память.

Алиса Масалева

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *