«Айка»: операция без анестезии

1 Мар 2019 11:28
Количество просмотров: 948

Авторское кино – это кино, которое целиком делает режиссер.

В нем главное место занимает идея создателя. Режиссер ставит целью не получение выгоды, а донесение до зрителя своих взглядов и убеждений.

Он не задумывается о том, понравится ли массовому зрителю его фильм. Он знает, что найдется аудитория, которая получит от фильма неподдельное удовольствие.

Обычно это кино интеллектуальное, не для всякого человека.

Нередко такие фильмы хочется посмотреть несколько раз, потому что с первого раза все мелочи уловить практически нереально. В этих фильмах — много символов. Они заставляют зрителя задуматься над своей жизнью, над поведением и происходящим вокруг.

В отличие от авторских, коммерческие, или кассовые, фильмы в большинстве своем создаются для массового проката. Такие картины пользуются спросом и показываются во всех кинотеатрах. Чаще всего они носят развлекательный характер. Большинство кассовых фильмов относится к категории «один раз».

Авторское кино никогда не будет кассовым потому, что у него небольшая целевая аудитория. Многие ходят в кино, чтобы отдохнуть, получить заряд хорошего настроения, а не для того, чтобы выйти из зала и думать на протяжении еще нескольких дней. Наверное, смысл понятия «авторское кино» мог бы потеряться, если бы оно стало общедоступным. Авторское кино создается для людей, которым небезразличен мир, где мы живем.

Буквально на днях в Туркестане и Шымкенте прошла премьера картины «Айка» российского режиссера, уроженца нашего города С. Дворцевого.

О фильме «Айка», Каннском фестивале и юге Казахстана состоялся разговор корреспондента «ЮК» с исполнительницей главной роли С. Еслямовой. 

 В этот день выдалась замечательная погода. В Шымкенте шел снег. И несмотря на то, что действие «Айки» происходит в суровой заснеженной Москве, шымкентский снег располагал к теплому общению. Ожидая в вестибюле гостиницы Самал, пролистывал один из номеров журнала «Огонек-Казахстан». Первым материалом, на котором задержался взгляд, было интервью Е. Турсунова, где он четко обозначил разницу между авторским и коммерческим кино. Случайность это или нет, судить не могу. Но когда передо мной предстала очень скромная девушка, с ясными и вдумчивыми глазами, и мы обменялись словами приветствия, стало понятно, что разговор будет непринужденным и интересным.

— Самал, как прошла презентация фильма «Айка» в Туркестане? Основная часть зрителей — студенты. Как они отреагировали на картину?

— В Туркестане презентация прошла хорошо. Смотрели с интересом, вопросы необычные подготовили. Мы не показывали весь фильм целиком, только несколько эпизодов. Оставшееся время говорили о картине, о том, как она делалась, с какими трудностями столкнулись при создании фильма.

— После того как фильм вышел на экраны, в Казахстане разгорелись нешуточные споры. В соцсетях кипели настоящие страсти. Были и противники, и почитатели вашего фильма. В Facebook попалось высказывание некоего О. Кудайбергенова: «…С одной стороны, в фильме постарались с наиболее острой стороны показать судьбу кыргызской мигрантки, с другой — он (режиссер) переборщил: в его версии все, что могло плохого случиться, случилось… Специальное очернение и без того черной реальности — это стиль режиссеров 90-ых, которые выжимают максимум чернухи, считая это верхом режиссерской мысли… К сожалению, в фильме больше чувствовался личный протест Дворцевого, а сюжетная линия была лишь способом выражения этого протеста. И нет никакого понимания, зачем все это он показывает зрителю…» Ему вторит наша землячка, журналист Д. Бекболаева: «Фильм мне совершенно не понравился. И попытка режиссера усилить негатив, который есть в фильме. «Обострить», «усугубить» — слова, крутившиеся в голове во время просмотра».

Но есть и прямо противоположное мнение. «Наша жизнь намного чернее, чем все то, что происходило на экране. Ты погружаешься с персонажем в этот безумный заснеженный город с его техникой, шумом. Да, он (режиссер) показывает реалии жизни мигрантов глазами Айки. И это потрясает — до какой степени могут упасть отношения между людьми. Самал это так достоверно передает, и нам кажется, что это документальная съемка, хотя все постановочно. Мне хочется еще раз посмотреть «Айку», в отличие от многих других…» — пишет пользователь Б. Ошакбай.

А что скажете Вы как исполнительница главной роли?

— Кино — это творчество. Мы ожидали, что мнения будут разные. Не думаю, что режиссер выражал свой личный протест. Нет! Прежде всего мы хотели сделать картину о человеке. Изначально Дворцевой сказал мне, что собирается снять фильм о связи мамы и ребенка, несмотря на все сложности, которые наваливаются на героиню. Связь матери и ребенка — это самая сильная связь. Мне кажется, что Сергей создал фильм с большой любовью к человеку. В жизни может произойти все что угодно. Может случиться, как случилось с Айкой. Может быть другая ситуация. Наш фильм — история лишь одной девушки. Судьбы у людей разные, в том числе очень сложные. И на примере Айки режиссер показал, что, как ни крути, природа и материнский инстинкт берут верх.

— Кроме зрителей, в адрес «Айки» высказались и критики. «Взгляд режиссера Сергея Дворцевого, изначально документалиста, — беспристрастный, насколько возможно. Редкость, между прочим, для остросоциального фестивального кино», — написал А. Литовченко. Или вот мнение критика В. Аленушкина: «… Не надо воспринимать историю киргизской мигрантки как провокацию или чернуху. Сергей Дворцевой не миндальничает с проблемой, а ведет себя предельно жестко.Однако желания спекулировать на теме и демонстрировать на экране все цвета черного у него нет». Вы считаете, что Дворцевой не собирался делать черные краски еще чернее?

— Действительность иногда куда страшнее. Бывают ситуации и посложнее. Обратитесь к тем же классикам литературы. Вы найдете там массу схожих ситуаций. Это — жизнь. Айка — очень сильная женская натура. Она идет и добивается своего. Того, чего хочет сердцем. На нее давят обстоятельства. Но она противостоит им.

— Чем Вас привлекает авторское кино? Вы же понимаете, что успеха и славы быстрее можно добиться через коммерцию.

— В эту профессию я пришла не для того, чтобы быстро завоевать успех. Хочу от души, от чистого сердца делать настоящее кино. Чтобы это кино могло побуждать зрителя мыслить. Чтобы люди ценили свою жизнь, даже если для этого потребуется сделать переоценку ценностей. Чтобы люди смотрели на жизнь шире. Все известные картины, выставленные в Лувре, Третьяковской галерее и других мировых музеях, написаны не за один день. Художники не думали о том, что быстренько нарисуют и станут знаменитыми. Они вкладывали в свои картины душу, хотели выразить мысль так, чтобы это воздействовало на человека. Чтобы люди могли видеть в картинах в первую очередь прекрасное. Пусть жизнь и не такая красочная, не такая легкая. Но их произведения — это отражение жизни. В работе мне интересно показать человека. Моя идея не в том, чтобы показать черное. Понимаю, что бывает и черное, и белое. Всякое бывает: доброе, злое, хорошее, плохое. Но, несмотря ни на что, надо ценить жизнь. И взаимоотношения любимых и любящих людей — детей и родителей — вот что важно. Жизнь — это самая главная человеческая ценность, и она прекрасна. У каждого из нас — свой путь.

— Что лично Вам дала победа на Каннском фестивале?

— Было приятно осознавать, что картина попала в двадцатку лучших мировых фильмов. Это уже победа. А получить приз — это признание картины, твоей работы. Главная роль и фильм — это единое и неделимое.

— Какими были первые эмоции, когда со сцены в Каннах прозвучало, что в номинации «Лучшая женская роль» победила Самал Еслямова?

— Очень волновалась за картину. Когда мы увидели первый раз ее в Каннах, стало понятно, что она пока еще сырая. Где-то что-то недоделали. Получилось не совсем то, что хотели. Надо было еще немного времени, чтобы завершить фильм. Но желание, чтобы картина получила приз, было выше всех недоделок. Когда услышала свое имя и пошла на сцену, волнение моментом прошло. Понимала, что мой приз — это заслуга всей команды, это признание картины. Чувствовала, что должна поблагодарить режиссера. Потому что доверить такую масштабную и сложную роль — это большая честь, огромное доверие.

Я ведь воспринимаю себя как обычного человека. А Дворцевой, зная о том, что у меня пока еще нет детей, сказал как-то: «Самал, ты это сделаешь. У тебя получится, ты сможешь». Перед Каннами спросила у Сергея: «Ну что, я справилась со своей работой?». Он ответил: «Да, все получилось так, как я ожидал». Для меня, как для актрисы, эти слова уже были наградой.

— Продолжите работать с Сергеем Дворцевым?

— Не знаю (смеется). Мне очень нравится работать с Дворцевым, потому что он делает свою работу от чистого сердца, по-честному. Это очень важно. Мне бы было неинтересно, если бы режиссер сказал: давайте здесь специально сгустим краски. Это присуще коммерческому кино. В работах Дворцевого больше светлого. Это и есть стимул делать картину. Ради чернухи никто не будет так долго работать с режиссером.

— От других режиссеров поступили предложения поработать?

— Да, есть несколько. Из ближайших работ — художественная картина с моим педагогом ГИТИСа по актерскому мастерству, режиссером Натальей Вадимовной Назаровой. Будет еще международная картина: китайские продюсеры, режиссер — из Канады, съемки пройдут в Монголии.

— После «Тюльпана» южный Казахстан, можно сказать, стал для Вас родным. Что пожелаете южанам?

— Южный Казахстан, ныне Туркестанская область, для меня действительно вторая родина. Моя творческая жизнь началась здесь. Я только окончила колледж, и роль в «Тюльпане» была первой работой. Эта роль стала стартовой площадкой для дальнейшей творческой жизни. «Тюльпан» был международной картиной. Мне было всего 19 лет, и я чувствовала большую ответственность. Тогда впервые выехала за пределы Северного Казахстана так далеко.

Думаю, что человек, приехавший в Шымкент и Туркестанскую область хотя бы один раз, не забудет и полюбит этот край. Я не исключение: очень люблю Шымкент! Люблю степь, хотя никогда не думала, что, родившись в березовом крае Северного Казахстана, можно так полюбить бескрайнюю даль. Когда ехали из Шымкента в Туркестан, хотелось выйти и гулять по этой степи.

Хочу пожелать всем добра, исполнения желаний, куда бы ни направлялись — счастливого пути, открытой дороги, возвращения в Шымкент. Процветания вам. Когда мы снимали «Тюльпан», стояла 40-градусная жара, всей съемочной группе было очень тяжело. Но наши операторы из Польши в разговоре всегда вспоминают Шымкент, Сузак и мечтают приехать сюда вновь.

— Спасибо, Самал, за беседу. Вам тоже всего самого наилучшего и творческих успехов.

P. S. После туркестанской презентации фильм «Айка» показали шымкентскому зрителю. Было немного не по себе от неорганизованности организаторов. Выступающего режиссера дважды прерывали запуском фильма. Безвкусную картину можно было вообще не дарить. Шымкентскому зрителю хотелось бы пожелать отвлечься от гаджетов во время просмотра и сдерживать неуместное хихиканье. А коллегам-журналистам — основательно готовиться к интервью и не задавать вопросов, которые могут опустить их на уровень ниже плинтуса.

Владимир Привалов
фото автора

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *