«Българийо, драга, мила»

12 Мар 2021 15:40
Количество просмотров: 690

«Тема болгар в нашей области, к сожалению, плохо изучена, хотя с ними связано много ярких исторических событий», — разговор состоялся с Еленой Тимофеевой, сотрудницей Государственного архива общественно-политической истории Туркестанской области (бывший партархив) несколько лет назад. 

Надо отдать должное опытному архивисту, она всегда помогала «Южанке», в том числе и в болгарском вопросе. И первое, что она предложила, — изучить материалы о приезде в 1955 году в нашу область ста семей советских граждан из Болгарии, среди них были и этнические болгары, по разным причинам покинувшие Союз в 20-ые годы прошлого века.

В агролаборатории совхоза-техникума «Пахта-Арал».

«А мне подсунули 80»

Вот документ госархива — письмо Григория Федоровича Горошко директору совхоза «Пахта-Арал» Владимиру Николаевичу Куликову.

Привожу его полностью: «18 июня 1955 года Вы меня послали в командировку в Унгены Молдавской ССР, на румынскую границу, где я находился до 1 июля, пока не прибыли болгары. Их список составили в консульстве Советского Союза в Болгарии. Я посмотрел его и сказал, что журналистов нам не надо, режиссеров, художников, врачей и учителей тоже. Нам нужны рабочие. На что уполномоченный Министерства совхозов СССР Башилов Марат Андреевич сказал, что я ничего не понимаю в политике. Я пытался отказаться от таких переселенцев, но Башилов сказал, что раз я ставлю так вопрос, то могу возвращаться в Казахстан один. Государство уже оплатило главам семей по 3000 рублей, иждивенцам — по 600 рублей. Башилов выдал переселенцам удостоверения, из которых следовало, что они направляются в совхоз «Пахта-Арал».

Художественная самодеятельность болгар в совхозе «Пахта-Арал».

Я хотел поднять на границе шумиху, но пограничники дали понять, что этого делать не следует. Мало того, мне дано задание привезти 60 семей, подсунули 80. Я отказывался как мог, очень уж они тонкая материя. Но меня никто не слушал. У меня «убиты» все 500000 рублей. Я их никогда не отработаю».

Впоследствии репатрианты рассосались по Союзу. Среди них были не только болгары, но и русские, армяне. В совхозе «Пахта-Арал» остался единственный из тех, кто приехал в 1955 году в СССР из Болгарии. Это Евгений Сергеевич Пахомов, разговор с которым позволил выяснить кое-какие детали отъезда из страны Советов на чужбину его предков.

«Цветное кино лучше черно-белого»

В СССР вернулись те, кто покинул советскую страну еще в 20-ые годы прошлого века. Причины этому были разные, но чаще несогласие с существующим строем. Отец Евгения Сергеевича — белый офицер, он уплыл из Крыма на одном из последних кораблей. Какое-то время жил с женой и маленькой дочкой в турецком Константинополе, а потом семья уехала в Болгарию.

Е. Пахомов с артистами народного ансамбля.

Здесь произошла такая история. В 1921 году под эгидой Лиги наций была создана комиссия по расселению беженцев, которую возглавил знаменитый полярник Фритьоф Нансен. Комиссия вела большую работу в Турции, где было особенно велико скопление беженцев.

И. Маковеев.

Весной 1921 года генерал Петр Николаевич Врангель, главнокомандующий русской армией, так же покинувший Крым и обосновавшийся временно в Константинополе, обратился к болгарскому и югославскому правительству с запросом о возможном расселении русской армии на их территории. Разрешение было получено. Но Королевство Югославия поставило условие: примет не менее двух тысяч человек, остальные, а это было четыре тысячи бывших разоруженных солдат русской армии, курсанты военных училищ, были приняты Болгарией, куда переехала семья Пахомовых.

Через два года ВЦИК и СНК РСФСР приняли декрет о лишении гражданства тех, кто покинул страну Советов. Декрет состоял из пяти пунктов, но по трем из них — выезд за границу после 7 ноября 1917 года без разрешения советской власти, участие в сражениях против советской власти, пребывание за границей беспрерывно в течение пяти лет, но не получивших от советского представительства заграничного паспорта, лишались гражданства. В сущности декрет закрыл дорогу с чужбины домой.

Бывшие беженцы устраивались на новом месте жительства. Сергей Пахомов стал художником-декоратором. Но во время второй мировой войны его мобилизовали и отправили в Югославию. Родные от главы семьи так и не дождались вестей. Говорили, что кто-то видел Сергея в Мюнхене, но как на самом деле сложилась его судьба — жив он или убит — никто не знает.

В Русе, в третьем по величине городе Болгарии, находилось советское консульство, которое организовало в русском клубе встречу с представителями разных областей СССР, приехавшими в балканскую страну агитировать бывших советских граждан вернуться на родину. Давили на больное место: расставание с родной землей в 20-ые годы для большинства было незаживающей раной, ностальгией.

«Григорий Горошко несколько раз прокрутил нам цветное кино про совхоз «Пахта-Арал», — рассказывал Е. Пахомов. — Мы категорически отказывались от Поволжья, Подмосковья — кино было черно-белое, проигрывающее на фоне цветного о «Пахта-Арале». Казахстанский совхоз был райским уголком, зеленый, с журчащей в арыках водой, ухоженными домами, клубами. В нем нужны были люди разных специальностей. Пахтааральское кино говорило нам, что историческая родина ждет не дождется возвращения к родным истокам».

√ Советское правительство предоставило болгарам возможность учиться в профессиональных училищах, институтах и техникумах: 300 человек завершили курсы механизаторов, 146 — шоферов, 30 стали швеями, 120 окончили среднюю школу, 180 человек получили дипломы институтов, в которых учились заочно.

Вернуться захотели бывшие советские граждане, предки тех болгар, что еще два века тому назад из-за Дуная уехали осваивать украинские и российские земли. Существует версия, что первые болгарские племена образовались в предгорьях Памира, но, теснимые горцами, они расселились на северном побережье Каспия, где прожили около трех веков. Но есть и другая версия, которая гласит, что болгарское государство было создано из фракийских племен и протоболгар, пришедших из причерноморских степей. Выбирайте ту версию, какая вам больше нравится. Но в любом случае стоит принять за истину, что болгары расселялись во многих частях света.

Итак, вдохновленные фильмом Григория Горошко, они выбрали «Пахта-Арал». Но когда приехали в совхоз, выяснилось, что кино и реальная жизнь — это не одно и то же. Отвлекаясь от болгарских переселенцев, вспомню другую историю (не знаю, заслуга в этом товарища Горошко или другого, но в целинный совхоз им. Ленина Джетысайского района привезли украинцев из Аргентины. Знала семью Грищук, которая через несколько лет, освободившись от советской пропаганды и агитации, вернулась в Аргентину).

А репатриантам из Болгарии сказали категорически: «Все на сбор хлопка!». У некоторых этот призыв вызвал шок. Среди вернувшихся был известный болгарский хирург, а также бывший главный балетмейстер театра в городе Русе… Им не нашлось работы по специальности. Обманутые люди хотели побить Гришу Горошко за обман, не зная, впрочем, что он не хотел интеллигентов везти в Союз. Горошко скрывался от возмущенных людей как мог. Спас его директор совхоза Куликов, давший внеочередной отпуск в надежде, что за это время страсти поутихнут, все само собой рассосется.

Единственный, кто безоговорочно пришелся ко двору совхоза, — это Евгений Пахомов. Еще в Болгарии он окончил электротехнический техникум, что помогло ему устроиться в совхозные мастерские. А через несколько лет помогла другая специальность — хореографа. Со своими танцевальными коллективами он выступал в Алма-Ате, Москве.

«Да живее вечната и нерушима българо-съветска дружба!»

Читатель с легкостью переведет на русский язык эту фразу, записанную в альбом перед возвращением на родину болгарских комсомольцев после трехлетней работы на освоении целины в нашей области, строительстве хлопководческих совхозов. Приехали они в нашу область в 1957 году.

«Многие из нас откликнулись на призыв Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза молодежи принять участие в освоении целинных и залежных земель, — Кръстю Миладинов, секретарь Демократического Коммунистического Молодежного Союза Болгарии так объяснял участие болгар в целинной эпопеи. — Впрямую этот призыв нас не касался, но мы были тесно связаны с советскими комсомольцами и приняли решение ехать в Советский Союз. Тем более что нас влекла романтика новых, неизведанных дорог».

Сформировалась группа из более двух тысяч человек преимущественно из комсомольцев населенных пунктов Ловечской области, а также недалеко находящихся городов Габрово, Плевен, Велико-Тырново, Враца, Михайловград, Виддин, София.

Сам Кръстю был родом из Осыма Ловечской области, названного городом сирени из-за множества кустов, посаженных где только можно. Но сосредоточием стал парк Стратеш, где можно было найти самые редкие породы этого замечательного кустарника.

«Приехали болгары из той же Ловечской, или, как у нас стали ее называть, Ловешской области, где жили до приезда в Союз, и мы, что облегчило их пребывание», — говорил Евгений Сергеевич.

Одна только часть болгар попала в совхоз «Пахта-Арал», наиболее благоустроенного (он был создан еще в ноябре 1924 года по декрету Ленина), другая — в новый целинный совхоз «30 лет Октября», но большая оказалась на освоении и создании совхозов им. Ленина и «Махталы».

«Болгары в полной мере хлебнули те трудности, которые неизбежно выпадали на долю первопроходцев, — рассказывал Иван Константинович Мороз, первый директор совхоза «Махталы». — Жили в вагончиках, которые в летний зной так раскалялись, что удобнее было оставаться на свежем воздухе. Пыль — это вторая беда, делавшая нашу жизнь тяжелой».

Но болгары мужественно переносили все тяготы целинной жизни вместе с советскими первоцелинниками. Никто из них не сбежал, не струсил. Их жизнестойкость поражала: вечером, когда чуть спадала жара, они устраивали танцы, водили хороводы, пели песни.

К. Симонов среди болгарской молодежи.

Советско-болгарская любовь

Молодые люди создавали на казахстанской земле семьи.

Вот что рассказала Мария Ивановна Маковеева:

«Мой муж Илия Петров Маковеев был профессиональным военным, дослужился в Болгарии до чина капитана. Но когда ЦК Димитровского Коммунистического молодежного союза бросил клич: «В Советский Союз — за передовым опытом», — он демобилизовался из армии и приехал в Южный Казахстан. Маковеев, которого стали звать на русский манер Ильей Петровичем, работал в строительной бригаде: возводил дома, как говорили тогда, объекты соцкультбыта». Илия увидел Марию, когда она приехала на летние студенческие каникулы к брату в совхоз «Пахта-Арал» из Оренбурга. Влюбился в нее… Через два месяца справили болгаро-советскую свадьбу».

Произошло это 9 сентября, в День освобождения Болгарии от немецко-фашистских захватчиков, — так захотел Илия Петров Маковеев.

Мария перевелась на заочное отделение и приехала навсегда в совхоз «Пахта-Арал». Работала учительницей, директором школы, председателем сельсовета. Илия тоже не терял времени зря: окончил Казахский технологический институт в Чимкенте, стал инженером.

Через два года, в 1959 году, все болгары должны были вернуться на родину. Но кое-кто решил остаться в Советском Союзе, чему наше правительство не препятствовало. Остался на новой родине и Илия Маковеев.

Ностальгия мучила Илию. Он читал своего любимого поэта Ивана Вазова со слезами на глазах:

Българийо, драга, мила,

Земя пълна с добрыни,

Земя, шо си ме кърмила,

Моя поклон приелей!

Трижды Маковеев уезжал в Болгарию, но опять возвращался в Казахстан к любимой жене и сыну Валерию. В Казахстане тосковал о Болгарии. Но остался здесь, где нашел свое личное счастье с Марией.

Похоронен болгарин Маковеев на православном кладбище недалеко от поселка Атакент.

На днях разговаривала с Валерием Ильичем, учителем местной школы села Мадениет (бывшее отделение «Сталинский путь» совхоза «Пахта-Арал») Мактааральского района: «Раздвоение отца между Болгарией и Казахстаном мне понятно, — рассказал В. Маковеев. — На историческую родину его тянули древние корни предков, которые вырвать было невозможно. Он даже в своих кулинарных пристрастиях оставался болгарином. Сам жарил выращенные на огороде болгарские перцы, ел любимую мусаку. Что касается меня, то моя бабушка Феодосия Никитична — украинка, мама — русская, воспитание я получил больше от них. В итоге получилось, что внешне я болгарин, но внутренне — русский. Моя дочь Лена больше болгарка, чем мы все. Есть у нее какой-то особый интерес к истории Болгарии, родословной отца».

Лена сейчас уже мама, по профессии стоматолог, живет в Караганде, еще в детстве определила свою привязанность к родине. Вот ее школьные стихи:

Я по рождению болгарка,

Но во мне течет и русская кровь.

Я не была в Болгарии,

Не видела России,

Тебе, мой Казахстан,

Я отдаю свою любовь.

«Я защищаю смысл и содержание своей жизни»

846 болгар были награждены медалью «За освоение целинных земель», 150 — получили грамоты.

Перед отъездом домой они вместе с комсомольцами поселка Ильич (бывший центр совхоза «Пахта-Арал») заложили парк культуры и отдыха, который назвали именем Георги Михайлова Димитрова. В нем на заработанные деньги болгары установили бюст не только своему национальному герою, но и лидеру международного коммунистического движения.

Хочу рассказать совсем немного, кто такой Димитров, для определенной категории людей, которые в 90-ые годы темной ночью унесли из парка бюст Димитрова, чтобы сдать его на металлолом. Стыд, за содеянное варварами, испытываем перед болгарами мы.

…Бюста нет. Но мактааральцы по-прежнему называют парк именем Димитрова.

Комсомольцы юга Казахстана осваивали земли с димитровскими комсомольцами. И никуда этот факт истории не денешь.

Память о болгарах сохранена в музее истории хлопководства в Атакенте. Благодарю его сотрудников за предоставленные материалы и снимки.

Благодарна я и М. Хаметову, старожилу поселка, оказавшему содействие в подготовке этого материала.

 

Людмила Ковалева

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *