Человеческого отношения никто не отменял

12 Янв 2024 13:22
Количество просмотров: 1506

Центральный парк в Шымкенте — старейший в городе. В далеком 1886 году здесь был заложен Общественный городской сад. Сегодня, в отличие от советских времен, этот парк не развлекательный. Здесь нет аттракционов, качелей-каруселей.

Но есть места отдыха, в том числе те, где собираются любители шахмат. Здесь проходят праздничные массовые мероприятия и концерты. Здесь тусит молодежь. Для детей обустроены детские площадки, а для любителей спорта — воркаут-зона.

А в самом центре парка — могилы людей, появившиеся в разное время. Во время гражданской войны в 1919 году здесь были похоронены красные коммунары 1-го Черняевского (Чимкентского) полка, которые погибли за власть Советов в Ровнинском районе на Ашхабадском фронте. А позже, когда советская власть уже укрепилась, но ее исполнительные органы на местах совершали роковые ошибки по исполнению решения о переходе кочевых народов на оседлый образ жизни, в 1930 году рядом с могилой коммунаров предали земле тела участников группы красноармейцев, погибших при подавлении антисоветского сузакского восстания.

К сожалению, в последнее время на месте захоронения частенько можно было наблюдать нелицеприятную картину: на надгробиях удобно устраивались молодые люди и вели веселые разговоры или пели песни под гитару. И в том, что так происходило, не только их вина. Ранее здесь висели таблички на казахском и русском языках с именами похороненных и указанием года и места гибели. Потом появилась надпись «Братская могила», что не совсем корректно, да и ни о чем не говорит. К тому же, скорее всего, никто из взрослых не рассказывал молодым юношам и девушкам историю появления этих захоронений в центре парка.

Это стало поводом для обращения двух руководителей славянских культурных центров — Н. Романовой (город Шымкент) и М. Лимаренко (Туркестанская область) — к акиму Шымкента Г. Сыздыкбекову с просьбой о перезахоронении останков:

«Сейчас пьедестал с могилами в парке стал местом сбора для пьющих или просто гуляющих с песнями и плясками, а рядом у фонтана люди купаются полуголыми, шумят, голосят целыми днями. На могилах молодежь катается на самокатах и велосипедах. Люди даже не подозревают, что тревожат души похороненных. Нужно признать, что пьедестал и могилы при нем ныне утратили свое значение. Их значимость ушла вместе с советским прошлым. Поэтому считаем необходимым перезахоронить тела в специально предназначенном для этого месте. Надеемся, что на нашу просьбу откликнутся городские власти и примут соответствующее решение».

Для прояснения ситуации с общественниками города встретился заместитель акима Шымкента С. Куранбек.

«У нас в практике есть примеры перезахоронения. Например, в Астане были перенесены мусульманские могилы во время застройки новых территорий. Это обычная практика. Но в данном случае это вопрос очень щепетильный, скажем, тонкой материи», — сказал в начале встречи заместитель градоначальника.

Председатель городского славянского центра Н. Романова считает, что перенос захоронений — благое дело:

«Мы неоднократно проводили большие массовые мероприятия в этом парке у фонтана. Очень часто я слышала замечания в мой адрес, как руководителя, почему мы не чтим память. На все это смотрит молодежь. То, что происходит сейчас с мемориалом, не очень приятно. Ежедневно можно видеть, как молодые люди сидят на надгробиях, едят, распивают напитки. Сегодня это центр города. И никто не может запретить молодежи отдыхать и веселиться в этом месте. Рядом находятся школа № 8, вузы. Мое личное мнение — перезахоронить погребенных. Как это сделать, должны подсказать специалисты».

С мнением председателя общественного объединения согласен и коренной шымкентец, археолог, доктор исторических наук, профессор А. Подушкин:

«Очень хорошо, что озвучили эту проблему. Я работаю в университете и частенько прохожу мимо этого места в центральном парке. И то, о чем говорят общественники, однозначно имеет место быть. Это мало сочетается с объектом памяти. Что касается перезахоронения, то лучше перенести мемориал в другое место, это пойдет во благо города. Люди по-разному относятся к этому периоду. Но тем не менее отдать дань уважения погибшим людям необходимо. Не надо безапелляционно зачеркивать советскую историю. С точки зрения той эпохи, так решали вопросы своего времени. Много было негативного, но и хорошего было немало. Поэтому в знак памяти, да и просто по-человечески поддерживаю эту идею. Это создаст нормальный идеологический фон. Та же молодежь скажет, что не просто снесли и забыли, а перенесли, сделали все как положено. Это достойно уважения, сохраняет и подчеркивает нашу связь с историей. Тривиально, но все же напомню, что тот, кто не уважает свою историю, в будущем попадает в серьезные неприятности».

А журналист газеты «Егемен Казахстан» Л. Доброта напомнила, что это не первая попытка переноса захоронений. В начале 90-х годов эта тема очень активно обсуждалась и в газете «Панорама Шымкента», и в газете «Южный Казахстан». Как сказала Любовь Дмитриевна, понимания инициатива не нашла: общество, над которым довлела советская идеология, еще не было готово.

Свое мнение о перезахоронении высказал директор Шымкентского городского русского драматического театра И. Вербицкий, назвав происходящее в парке не только незнанием истории, но и косвенным кощунством:

«Те, кто приходит в парк повеселиться, даже не подозревают о значимости этого места. Но мы-то об этом знаем. Мы — поколение, которое видело Вечный огонь у этого мемориала. Которое помнит. Я, например, долгое время глядя на потухший огонь, на то, как мы проводим там массовые мероприятия, могу назвать это пляской на костях. И то, что сейчас подняли этот вопрос и что сейчас он решается, — это благое дело, всем современникам это воздастся. Нужно выделить отдельное место, как, например, у Карты героев, где похоронены участники Великой Отечественной войны».

Предложение директора театра поддержала Л. Доброта:

«Абсолютно уверена, что рядом с такими захоронениями не должно быть развлечений и веселья. Если переносить мемориал на Карту героев, то надо подумать и о статусе этого места. В том, чтобы постоянно переносить захоронения, тоже нет ничего хорошего. Старое гражданское кладбище находится в кольце плотной застройки. Каждый год оно осознанно поджигается. Все понимают, что это делается для того, чтобы в конце концов отдать эту территорию под бизнес. Власть рано или поздно придет к тому, чтобы это кладбище закрыть, как и положено по закону. Я думаю, что рядом с Картой героев необходимо разбить сквер, в центре которого будет мемориальный комплекс. Время идет, оценки и взгляды меняются. Увы».

На встрече присутствовал и представитель православной церкви секретарь епархии А. Демин:

«У нас нет информации о том, кто там захоронен. Мы не знаем, православные там или нет. Это немаловажный критерий, чтобы церковь осуществляла свои обряды и таинства. Но человеческое отношение никто не отменял и не изменял. Основное решение все равно будет за органами власти».

«Может ли в этом принять участие церковь?» — спросил выступающего заместитель акима города.

«Если проводить параллели с Лисьей балкой (место массовой казни людей в годы репрессий) у нас есть архивы. Там есть невинно пострадавшие, в том числе священники и священнослужители, поэтому там водрузили крест. А здесь мы не знаем, кто эти люди, какие обряды в отношении них можем совершать. Кроме того, там есть коммунары, которые были богоборцами, которые боролись против церкви, и, с нашей точки зрении, недопустимо в их отношении совершать какие-либо церковные обряды. Но в общечеловеческом понимании мы поддерживаем инициативу о переносе», — подчеркнул священнослужитель.

В этой связи было высказано предложение провести гражданскую панихиду.

После того как в соцсетях появилась новость о встрече представителей власти с общественниками, горожане начали высказываться об идее перезахоронения.

Руководитель отдела анализа и прогнозирования информационно-коммуникационного центра В. Жаринов написал:

«Религия, по сути, прощает всех: и праведников, и грешников. Непонятна позиция секретаря епархии ни как священнослужителя, ни как официального лица православных. А перезахоронить с соблюдением всех ритуальных, религиозных и этических норм действительно необходимо».

-С ним и с общественника-ми-инициаторами не согласна историк Т. Руяткина:

«Стыд и позор, еще и выдаваемый за благо. По всему миру есть памятные захоронения в центре города, в парках, на площадях и прочее. Это наша история. Убрать братскую могилу — проявление безнравственности и беспамятства. Журналисты и так называемая общественность выглядят продажно, прогибаясь под запросы акимата. Это место памяти нашей истории. Было так. Хоронили героев своего времени в парках, на аллеях, на площадях, в пантеонах. Теперь так не делают. Но памятник эпохи должен оставаться памятником эпохи. Сначала имена убрали, а теперь решили потревожить прах. Там, кстати, еще и отдельные могилы есть. Например, Тяжева, парня, который погиб, предотвращая взрыв на свинцовом заводе».

Это мнение поддерживает и житель Шымкента А. Голубев:

«В Алматы есть парк Панфиловцев, где установлен мемориал и похоронены люди. В парке очень много людей, детей и, так называемого, веселья. Однако никому в голову не пришло, чтобы все убрать, а останки перезахоронить в другом месте. Считаю, что подобные решения нужно выносить на голосование горожан, чтобы они (кто родился, вырос и проживает в Шымкенте) сами решали подобные вопросы. По сути, этот мемориал тоже история и тропа для туристов. Если же перезахоронят, все забудется».

Свои мысли высказала и бывший сотрудник областного историко-краеведческого музея ныне пенсионер Р. Момынова:

«Я тоже считаю, что не надо трогать этот памятник, мы в свое время всегда приходили к мемориалу, чтобы почтить память этих Героев своего времени! Это историческая память!».
Несмотря на то, что большинство комментаторов согласны с идеей перезахоронения, в очередной раз выяснилось, что мы не знаем историю своего города. Особенно это касается молодежи.

По этому поводу, кстати, высказалась еще одна участница сетевой дискуссии адвокат Л. Сулейменова:

«Я думаю, что об этом не знают дети, и до них это нужно донести. Если они узнают, не будут сидеть там. Они не знают, что там настоящие останки людей. Многие думают, что там просто памятник. Если бы в школах почаще показывали бы документальные фильмы про голод, про войну, про репрессии, это дошло бы до их сердца. Сейчас нет таких классных часов, а надо бы ввести обязательном порядке».

Тема установления в Туркестане (историко-географический регион — Авт.) советской власти после обретения независимости стала одной из актуализированных и дискуссионных в истории казахского народа. С обретением независимости и пересмотром идеологии этот период был переосмыслен, герои и преступники поменялись ролями. Поэтому, как пояснили инициаторы идеи, не надо в данном случае анализировать историческую данность и давать оценку событиям тех лет. В данном случае инициаторы отталкиваются от понятий «уважение» и «воспитание».

Которые, кстати, есть и в идеологемах, озвученных в туркестанской речи Президента К. Токаева на втором заседании Национального курултая: «Независимость и Патриотизм, Единство и Стабильность, Справедливость и Солидарность, Закон и Порядок, Доверие и Ответственность, Культ знаний и Профессионализм, Бережливость и Трудолюбие».

Не так важно, будет ли произведено захоронение и перенесен монумент или он останется в парке, но будет огражден. Важно отнестись к похороненным с уважением, ответственно и справедливо.

История — это не белое и черное. Это спектр разных красок. И у каждого они свои. И здесь важно различать такие понятия, как «память» и «история». Память — это история отдельно взятого человека, где выражены его переживания и ощущения (воспоминания о второй мировой войне у немецкого солдата одни, а у советского — другие; воспоминания у баев свои, а у батраков — свои). История — это уже область науки, которая призвана дать объективные выводы о развитии человеческого общества, основываясь на археологии, на архивных материалах, данных социологии, экономики и статистики.

 

Действия и восставших, и отрядов, высланных для их подавления, носили обоюдно трагический характер. Поэтому здесь нельзя не согласиться еще с одним шымкентцем — воином-интернационалистом, председателем Союза ветеранов Афганистана и локальных войн Казахстана и заместителем председателя Комитета по делам воинов-интернационалистов при совете глав правительств государств-участников СНГ Ш. Утегеновым:

«Это были простые красноармейцы, которые выполняли приказ своих командиров. Поэтому не надо глумиться над их останками, надо произвести перезахоронение. Не в традициях кочевников глумиться над покойниками, пусть даже это труп врага. Мы не фашисты и не мракобесы! Во все времена солдат должен выполнять устав и приказ, а не рассуждать. Должны отвечать те, кто дает преступные приказы!»

Пока в сети развернулась полемика, шымкентские власти огородили забором мемориал. Какое решение будет принято, покажет ближайшее время.

В случае перезахоронения и переноса мемориала на этом месте мог бы появиться долгожданный символический памятник друзьям (в память об ушедших А. Гончарове, К. Исмаилове и Б. Аширбаеве). Было предложение установить такой памятник на одной из аллей у истоков Кошкараты. Но если это будет Центральный парк, то почему бы и нет, считает выпускник школы N 8, бывший руководитель управления туризма Южно-Казахстанской области О. Шинтаев.

Неплохо было бы вернуть в парк и памятную табличку о том, что в тени этих деревьев давал концерты В. Высоцкий.

 

 

Владимир Привалов

Фото из открытых интернет-источников

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *