Что немцу к лицу?

25 Дек 2019 11:28
Количество просмотров: 428

Проект «ЮК» «Наследие народов Туркестанской области»

Хоть кого спроси: какие национальные черты характера присущи германцам? Все ответят: конечно, стремление к порядку! У них даже пословица есть на этот счет: «Порядок превыше всего» (Ordnung muss sein). Превыше!

На самом деле для немцев орднунг не просто порядок. Это почти религия.

Это мышление, ставшее образом жизни, который помог возродиться из пепла и вывести страну в пятерку государств с самой сильной экономикой. Вся жизнь немца расписана по пунктам и параграфам, регламентирована сводами правил, подлежащих неукоснительному их исполнению. Ну, а когда ты постоянно держишь себя в узде, заточаешь себя в прокрустово ложе четких установок и ограничений, то тебе рано или поздно чего захочется? Правильно: расслабиться! Именно этим я объясняю невероятную любовь немцев к фестивалям и карнавалам, которых больше, чем у других европейцев, и которые несравненно масштабней и являются поистине общенациональными. На них немцы распоясываются. Из чопорных и степенных бюргеров они превращаются в веселых, бесшабашных гуляк, забывающих о правилах хорошего тона.

Самое знаменитое веселье такого рода – мюнхенский фольклорный фестиваль Октоберфест, который уже третье столетие собирает у себя миллионы желающих отвязно повеселиться за кружкой пива. Это самое большое гулянье в мире, что подтверждает Книга рекордов Гиннесса. Еще бы – ежегодно он принимает свыше шести миллионов посетителей из числа местных жителей и гостей фестиваля со всех уголков Германии, а также из зарубежья. И нет немца, который за свою жизнь не побывал на этом баварском празднике пива, свиных сосисок и жареных цыплят, счет которым идет на миллионы. А если точней, то вот, к примеру, статика одного из последних Oktoberfest: за две недели кутежа выпито семь миллионов литров пива, съедено около полутора миллионов жареных цыплят и сосисок, восемьдесят четыре быка. Посетителей развлекали двести аттракционов и концертных площадок.

Народ размещается в четырнадцати шатрах вместимостью до десяти тысяч. Собравшиеся сидят за длинными столами, практически все в национальных немецких костюмах. Пир горой продолжается до тех пор, пока есть силы у всех: у официантов – носить пиво и закуски, а у гуляющих – перепробовать все, что для них заготовлено. Тем не менее пиво приносят строго до полдвенадцатого ночи. Стоит отметить, что и сам фестиваль также начинается из минуты в минуту, когда бургомистр Мюнхена вбивает кран в первую пивную бочку с возгласом «O’zapft is» («Откупорено»). Ordnung не дремлет!

Для немца, особенно баварца, Октоберфест – главный аттракцион года, очень ему органичный, с необременительной формой приобщения к национальным традициям.

Фестиваль пива проходит в сентябре. После него следует долгая передышка, которую взорвет сумасшедший карнавал в конце февраля – Fasching. Его история теряется где-то в средних веках. Он сродни нашей Масленице и предваряет начало пасхального поста. Немцы обожают этот праздник и называют пятым временем года. А подготовка к нему начинается с чисто немецкой пунктуальностью: 11.11 в 11 часов 11 минут. То есть с ноября всей страной готовят карнавальную атрибутику, шьют костюмы, определяются с программой и все такое. Это еще одно размашистое, длиной в неделю, мероприятие Германии с целью расслабиться и поозорничать.

Почин принадлежит дамам. Немецкие фрау в первый день наряжаются ведьмами, и каждая из этих чертовок озабочена одним – отхватить ножницами часть галстука на живом мужчине. Те, помня о шабаше, стараются в этот день нацепить на себя что не жалко – или не совсем модный, или совсем не любимый. Ну а кто не знал или забыл – так тебе и надо.

За «бабьим четвергом» следует «сажистая пятница» — своего рода реванш за галстучный беспредел. Сильный пол, вооружившись помадой и цветным лаком для волос, корректирует красоту дам на свое усмотрение. Те восторженно визжат и пытаются увернуться. Разумеется, лет четыреста тому назад в ход шла сажа.

Главным же мероприятием праздника считается Rosenmontag — собственно карнавальное шествие. Оно напоминает демонстрацию: перекрывается автомобильное движение, и по центральным улицам города несколько часов подряд идут и едут на украшенных машинах наряженные клоуны, принцессы, короли, бароны, всевозможные оркестры. Все поют, кричат приветствия, бросают в толпу зрителей конфетти, конфеты, раздают стаканчики с пивом и вином. Заканчивается шествие где-нибудь на большой площади города концертом.
Последний день этого праздника имеет ветхозаветное название — «пепельная среда», то есть посыпание головы пеплом в знак раскаяния и смирения перед Великим Постом. Сродни нашему прощенному воскресенью, в общем.

И чем же вознаградится семинедельное немецкое говение? Угадайте с трех раз. Конечно же – праздником!

Первомаем. Днем труда (Tag der Arbeit). Красная дата в календаре с освобождением от работы по всей стране. Хочешь озвучить что-нибудь социально-политическое – организуй демонстрацию с плакатами и речами. Хочешь – просто потуси. Короче, немцы воспринимают этот праздник не только как шанс заявить о наболевшем, но и как возможность просто отдохнуть, незлобно подебоширить, выпить, посетить развлекательные мероприятия.

Это для тех, кто выспался. Но есть и такие, кто глаз не сомкнул, ведь в канун первомая во всех федеральных землях отмечают Вальпургиеву ночь. По сути, это праздник весны, восходящий к дохристианским традициям. Поверье о неистовом разгуле нечистой силы было распространено почему-то только у германоязычных народов. В эту ночь ведьмы устраивали шабаш. А современные законопослушные граждане как ее коротают? Вполне мирно. Жгут костры, поют, танцуют, пьют пиво. Бывают и красочные шествия, и театральные постановки. Бессонная ночь, одним словом.

Эту традицию переняли чехи, словаки, литовцы.

А вот другую — наряжать ель на Рождество — немцы подарили всему миру. Если отбросить некоторые разночтения, то появление этого волшебного обычая связывают с Мартином Лютером. Он де однажды гулял ясным морозным вечером и был весьма впечатлен созерцанием ели, сквозь темные ветви которой ярко сверкали небесные звезды. Картина отослала его к воспоминаниям о Вифлееме в час рождения Спасителя. Так был найден образ Рождества. К началу позапрошлого века был полностью освоен Германией, и его начали перенимать европейские соседи, а потом уж и удаленные.

Рождество для немцев – праздник тихий, домашний, застольный.

Если говорить о других немецких коллективных привычках, то они несравненно моложе.

Есть продиктованные буквально сегодняшним днем. Например, «чемодан с молотка». Дело в том, что у главного воздушного перевозчика Люфтганза постоянно теряются чемоданы (впрочем, как у всех). Часть находится быстро, часть надолго застревает на складах компании.

Периодически в интернете уведомляют об аукционе этого невостребованного багажа. Объявляют цену в 60-100 евро. Интрига в том, что никто не знает, что в чемодане. Купи – узнаешь! Бывало – всякое носильное тряпье, бывали и удачи – хороший коньяк, приличный фотоаппарат или немного денег. Немцы рассуждают обыденно: я не потрачу денег более стоимости этого чемодана, так что по-любому не в проигрыше. Сказывается их хваленая практичность.

А вот Новый год, а по-ихнему Сильвестр, вполне себе бюджетная дата, малозатратная. Но и тут есть фишка: немец полагает делом чести накупить примерно на сто евро петард и бабахать ими в ночное праздничное небо с добрый час. Ну, и шампанское. И тост за Новый год: «Еinen guten Rutsch in das Neue Jahr!»

Подготовила страницу Зинаида Савина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *