Что убивает памятники истории?

8 Авг 2021 12:26
Количество просмотров: 1176

Равнодушие и преступная халатность

В конце 2019 года Президент РК К. Токаев подписал новую редакцию Закона «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия».

Новый закон закрепляет основополагающую роль местных исполнительных органов в охранных мероприятиях. В их компетенции остаются все ключевые процедуры по сохранению и внесению исторических объектов в охранные списки.

Казалось бы, это логично: кто лучше чиновников на местах заинтересован в сохранении памятников и исторических объектов? Однако в реальности все не так оптимистично.

Корреспондент «ЮК» проехал по нескольким так называемым якорным туристским локациям — археологическим объектам, внесенным в Государственный список памятников истории и культуры местного значения Туркестанской области.

Слепая реконструкция городища Отрар.

Отрар: две стороны слепой реставрации

Судя по масштабам археологических и реставрационных работ, сегодня внимание ученых вновь приковано к средневековому городищу Отрар. На нем изыскания ведет шаульдерский археологический отряд, сотрудникам которого помогают специалисты из МКТУ им. Х. А. Ясави. Тем, кого интересует история родного края, настоятельно рекомендую съездить на городище.

Археологи работают сразу за воротами и крепостной стеной. В заложенном раскопе из-под толщи земли открываются помещения, где находится керамика.
Как пояснил один из научных сотрудников, пока не понятно, что было здесь несколько столетий назад. Может быть, мечеть, а, может, медресе.

Но в любом случае, каждая даже малая находка дает еще большее представление о том, как жили люди в одном из крупнейших центров северной ветки Великого Шелкового пути.

Когда заходишь через отреставрированные ворота на одну из улиц Отрара, слева видишь здание с небольшими комнатками. Под навесом находится несколько углублений, стенки которых обмазаны обожженной глиной.

Я всегда полагал, что это тандыры. Но, как пояснили шаульдерские археологи, — это печи для обжига керамических изделий. В комнатках располагались гончарные мастерские.

Активные работы идут и на территории полуразрушенной средневековой бани. Здесь реставраторы обустраивают смотровые площадки, чтобы нерадивые туристы не ходили по остаткам стен.

Продолжаются работы и по вскрытию внутренней крепостной стены, отделяющей цитадель от шахристана. Свежевскрытую пахсовую кладку специалисты сразу обмазывают глиной, чтобы обезопасить культурный слой от воздействия ветра и осадков.

Некоторое время назад ученые спорили относительно того, что на руинах городища Отрар возводят новострой.

«В Туркестанской области не утихают споры вокруг реставрации древнего городища Отрар. По мнению ряда историков и археологов, методика, при которой на многовековых руинах возводятся капитальные постройки из современных строительных материалов, отрицательно скажется как на туристской привлекательности археологического памятника, так и на сохранности древнего городища в целом», — писала газета «Экспресс К».

Я, как историк по образованию, согласен с коллегами, которые настаивают, чтобы реставраторы ничего не выдумывали. Не возводили целые здания, которые, по сути, не передают исторической действительности, поскольку у них нет оригинальных архитектурных планов, макетов или хотя бы зарисовок того времени.
Историки настаивают на том, что необходимо следовать рекомендациям специалистов ЮНЕСКО, обобщающих мировой опыт по сохранению памятников культурного наследия. Только так мы не утратим ценности городища Отрар.

Важность сохранения объекта, вошедшего в мировую историю без новодела, первостепенна.

Но если невозможно накрыть навесом археологические раскопки, как это сделали в Таразе, то слепая реконструкция хотя бы сохраняет культурные слои, которые вскрывали ученые на протяжении нескольких десятков лет.

 

Сауран: молчаливая печаль древних руин

В отличие от Отрара, на Сауране тишина. Лишь ветер бродит по городищу, периодически поднимая в небо пылевые шайтанчики. Сюда и в комфортные времена года редко заезжают туристы, а в зной, когда воздух прогревается до +50, и вовсе редко кто заглядывает.

Чтобы попасть на городище Сауран, надо отмотать лишних 25 км.

Первое неудобство, с которым сталкиваются желающие посетить средневековое городище Сауран, — заезд. Напротив знака, указывающего поворот на памятник археологии, металлические ограждения, разделяющие полосы трассы М32 Шымкент — Самара.

Чтобы повернуть на дорогу, идущую к городищу, надо проехать 3,5 км до административной границы с Кызылординской областью и еще девять по территории соседней области. И только потом можно развернуться. Итого 25 лишних километров!

Целых два управления — туризма и транспорта и автомобильных дорог — не могут решить эту проблему, о которой говорится уже не первый год.

Но вот, преодолев ненужные километры, наш автомобиль подъехал к городищу Сауран. Кстати, на стоянку можно подъехать только на легковом автомобиле.

Никакие автобусы не проходят по габаритам под железнодорожным мостом. Поэтому туристам, приезжающим большими группами, приходится идти пешком еще около километра.

Несмотря на пустынность давно покинутых людьми улиц, здесь ощущается некое присутствие жизни. Идешь по одной из центральных улиц и кажется, что сейчас из-за поворота появится пекарь с корзиной, наполненной самсой или лепешками. А может быть, гончар, окликнув тебя, пригласит на чашку чая, чтобы потом показать свой товар в лучшем виде.

Но это фантазии. А вот реальность намного печальнее: то там, то здесь видны свежевырытые ямы. Местное население, видимо, периодически наведывается на городище и выкапывает артефакты. В основном керамические сосуды, которых под толщей оплывшей глины скрыто великое множество.

Непрезентабельно выглядит медресе, стены мечети рушатся на глазах. Все, что когда-то было раскопано и отреставрировано сотрудниками Туркестанской археологической экспедиции под руководством Б. Смагулова, приходит в упадок.

Ветер, дождь, снег и варварское отношение современников к памятнику уносят в небытие то, что было добыто нелегким трудом под палящим солнцем. То, на что были потрачены миллионы тенге. А ведь Сауран — единственное в Казахстане средневековое городище, сохранившее крепостные стены.

Чтобы понять, почему так происходит, обращаемся в Государственный историко-культурный заповедник-музей «Азрет Султан», к которому относится городище Сауран.

Ответ научного сотрудника, с которым удалось пообщаться, расставил все точки над «i». Один человек курирует десять (!) памятников, находящихся в подчинении ГИКЗМ «Азрет Султан». Зарплата у него 60 тыс. тенге. При этом не то что служебной машины, велосипеда нет, чтобы делать объезд и следить за состоянием объектов.

Так рушится труд археологов на городище Сауран.

Сделаем оговорку, что ГИКЗМ «Азрет Султан», минуя управление культуры Туркестанской области, напрямую подчиняется Министерству культуры и спорта РК.

Вот и стоят древние стены и руины, предоставленные сами себе, без надзора и должного внимания, молчаливо укоряя нас за безответственность и разгильдяйство по отношению к истории.

Султанрабат: кирпич важнее культурного наследия

Со средневековым городищем Султанрабат в Толебийском районе даже не беда, а катастрофа.

Памятник, находящийся на юго-восточной окраине села Султанрабат, был обследован в 1979 году археологическим отрядом Чимкентского педагогического института под руководством Н. Подушкина. Раскопки не проводились.

Привлекательность памятника в том, что он один из немногих в южном Казахстане, где сохранились все части средневекового города: цитадель, шахристан и рабад. Объект занесен в Свод памятников истории и культуры Южного Казахстана, выпущенный в 1994 году. А в 2020 году получил статус объекта археологии, охраняемого государством, и занесен в Государственный список памятников истории и культуры местного значения Туркестанской области за № 325.

Но, к великому сожалению, государство не справляется с охраной. А вернее, не хочет этого делать.

Сегодня рабад и шахристан безвозвратно потеряны, а цитадель продолжают разрушать открыто и бессовестно.

Дело в том, что в 2008 году акимат Южно-Казахстанской области выдал ТОО «Карим-Т» разрешение на добычу глины на нескольких участках Толебийского района. Вопреки закону об охране памятников, городище Султанрабат вместе с буферной зоной тоже попало в разработку.

Несколько раз в год сотрудники центра по охране, реставрации и использованию объектов культурного наследия выезжают на объект, чтобы остановить добычу глины. Каждый приезд сопровождается актом о приостановлении работ. Но недропользователь копал, копает и будет копать. И ладно, если бы добыча глины проводилась под наблюдением археологов. Увы, у ТОО нет средств, чтобы содержать научную единицу.

Вот и уходят археологические артефакты КамАЗами в небытие или попадают под ковш бульдозера и экскаватора.

Недавно в очередной раз, несмотря на акт о приостановлении работ на охранной территории, сотрудники центра в срочном порядке выехали на городище. Правда, на этот раз взяли с собой юриста, чтобы заактировать незаконные работы и передать дело в суд.

И хотя директор ТОО «Карим-Т» Р. Мамедова утверждает, что все законно (все бумаги, лицензии у недропользователя в порядке), все же Закон, подписанный Президентом, надо соблюдать.

В новой редакции Закона «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия» регламентирован порядок обеспечения охраны объектов историко-культурного наследия при освоении территорий.

В случае выявления объектов историко-культурного наследия при освоении земель предусмотрен ряд мер, направленных на соблюдение правовой ответственности со стороны землепользователей, собственников, а также ответственных государственных органов, призванных обеспечить их сохранность.

Кроме Закона об охране памятников, в Казахстане также действует Земельный кодекс, который гласит, что при освоении территорий до отвода земельных участков должны производиться археологические работы по выявлению объектов историко-культурного наследия в соответствии с законодательством Республики Казахстан.

В случае обнаружения объектов, имеющих историческую, научную, художественную и иную культурную ценность, землепользователи обязаны приостановить дальнейшее ведение работ.

Запрещается проведение всех видов работ, которые могут создавать угрозу существованию объектов историко-культурного наследия.

Нарушение режима использования земель в пределах охранных зон, зон регулирования застройки и зон охраняемого природного ландшафта памятников истории и культуры влечет административную ответственность в соответствии с Кодексом Республики Казахстан об административных правонарушениях.

Почему ничего из вышеуказанного не было сделано? Вопрос не только к экс-акимам уже несуществующей Южно-Казахстанской области, но и к руководству Туркестанской области.

Реконструкция стены городища Отрар.

Достаточно просто захотеть и проявить волю, чтобы запретить ТОО «Карим-Т» добычу глины на городище Султанрабат, где находится памятник археологии, охраняемый областным акиматом.

Справедливости ради, надо отметить, что руководству фирмы, изготавливающей кирпич, предлагали другой участок. На что получили категорическое нет.

И причина отказа понятна. Одно дело работать со свежей глиной, другое – брать уже готовую пахсу, вытоптанную ногами предков и ими же обработанную, размачивать и просто формовать кирпичи.

Местные жители растаскивают артефакты на городище Сауран.

Многие винят в бездействии районный акимат. Но он не вправе отменять решение областного акима.

Единственный человек, который всерьез понимает, что мы практически потеряли очередной памятник археологии, который мог бы стать еще одной точкой опоры для развития туризма в Толебийском районе, — депутат районного маслихата Д. Омаров. Дилмурат Арзиматулы уже не первый год бьется за сохранение памятника. Не раз выходил с предложением благоустроить охранную территорию и со временем создать на ней если не археологический, то хотя бы просто парк, как это сделали в Шымкенте, построив парк Независимости. Но депутата никто не слышит. Или не хотят слышать. Вот и выходит, что нет в наших краях у памятников культурного наследия настоящего хозяина.

Тогда есть ли смысл вбухивать в развитие туризма сотни миллионов бюджетных средств, если еще десяток лет такого отношения к культурно-историческому наследию и нам нечего будет показывать гостям, которых мы завлекаем именно своим насыщенным историческим прошлым?

В одном из своих выступлений Президент страны К. Токаев сказал, что равнодушные чиновники нам не нужны. От такого балласта следует избавляться, считает Глава государства. Как только избавимся, дышать станет легче.

Вот только станет ли легче от этого памятникам культурного наследия, которые могут исчезнуть раньше, чем равнодушные чиновники?

И какое нас ждет будущее, если мы бездушно уничтожаем прошлое?

 

 

Владимир Привалов

фото автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *