«Чтобы стать крылатым, нужно стремление к полету»

30 Апр 2021 13:11
Количество просмотров: 271

Большой друг «ЮК»

Интернациональный коллектив средней школы № 8 им. Комарова г. Арыси — надежный друг и давний подписчик «Южанки».

История этого учебного заведения по-своему интересна. В 1935 году ее первый директор В. Руснак и пятеро учителей Д. Желдибаев, Н. Кузнецов, Н. Киселев, У. Тогызбаев и Е. Божанов на велосипедах отправились из Арыси в Москву с письмом к всесоюзному старосте М. Калинину, в котором они просили построить в городе железнодорожников первую типовую школу. Путь был неблизкий, но они мужественно преодолели его и прибыли в российскую столицу. Встретились с Михаилом Ивановичем Калининым и получили его официальное благословение.

На следующий год, в 1936-ом, новая школа распахнула свои двери первым ученикам. В этом же двухэтажном здании СШ № 8 располагается до сих пор. В годы Великой Отечественной войны в нем находился госпиталь.

В 1967 году решением исполкома совета народных депутатов г. Арыси школе было присвоено имя дважды Героя Советского Союза летчика-космонавта В. Комарова. Арысцы увековечили память первого человека, побывавшего в космосе дважды, и первого, погибшего во время космического полета.

Возле бюста космонавта, установленного на территории школы, каждый год 16 марта, в день рождения Владимира Михайловича, проходит традиционный фестиваль.

К 60-летию первого полета человека в космос редакция газеты «Южный Казахстан» решила сделать репортаж о школе. Позвонили директору школы Х. Ранджибари.

«К сожалению, из-за пандемии, серьезной эпидемиологической ситуации массовые мероприятия мы отменили, — ответил Хусейн Хасанович. — Не получилось ни с фестивалем, посвященным памяти В. Комарова, ни с торжественной линейкой в честь 60-летия полета Ю. Гагарина в космос. Ковид сорвал все планы. А мы ведь нашли военного летчика, старейшину башкиро-татарского культурного центра, встречавшегося и с Гагариным, и с Комаровым. Планировали пригласить к себе на праздник, и обязательно это сделаем, когда отступит грозная инфекция».

Хусейн Хасанович дал координаты ветерана военной авиации шымкентца Шамиля Назмиевича Тазутдинова. Конечно же, мы организовали встречу с ним в редакции, на которую он флешку с фотографиями. Шамиль Назмиевич оказался из породы тех людей, кого возраст не берет. Жизнерадостный, энергичный, интересный собеседник, до сих пор влюбленный в небо.

Его биография и яркий жизненный путь — пример для подрастающего поколения. Таких, как он, нужно непременно приглашать в гости к школьникам. Заинтересует, заинтригует, заворожит военной авиацией.

«Гагарин позвал в небо»

Тазутдинов родился в семье сельского учителя, затем родители перебрались в Чимкент и Шамиль учился в СШ №17 им. Лермонтова. «На семейном совете решили, что я, как старший сын, после окончания школы буду поступать в Уфимский медицинский институт, в котором заведовал кафедрой мой родной дядя, — рассказывал Шамиль Назмиевич. — Родители прочили мне судьбу врача — хирурга. Убедили, что это самая прекрасная профессия на земле. Я настроился на медицину. Но все изменило 12 апреля 1961 года…

Когда по радио прозвучало: Юрий Гагарин в космосе, наш девятый класс, едва дождавшись звонка на перемену, в полном составе помчался на площадь Куйбышева (ныне Ордабасы). А там уже собрался весь город: народ ликовал, люди обнимались, поздравляли друг друга, танцевали. Кто-то взял в руки домбру, и зазвучала задорная мелодия. Это было всенародное ликование и восторг, гордость за родную страну. Наверное, как в мае 45-го, когда объявили о долгожданной Победе. Внутри у меня все перевернулось: стану летчиком, непременно покорю небо. Только заикнулся об этом отцу, он грозно заявил: «Выбрось эту блажь из головы. Пойдешь в медицинский».

Но нас, для кого Гагарин стал кумиром, набралась целая компания. В городском военкомате нам сказали: «Заканчивайте школу. Пройдете медкомиссию, которая решит, годитесь в небо или нет». У меня рост 165 сантиметров, как у Гагарина. И здоровье не подкачало. Решил поступать в Оренбургское высшее военное авиационное краснознаменное училище летчиков (ОВВАКУЛ), в котором учился первый космонавт.

Ю. Гагарин был своим среди своих: шутил, фотографировался с курсантами.

Шамиль Назмиевич рассказал, что в 1963 году состоялся первый выпуск одиннадцатиклассников в стране. Аттестаты зрелости нового образца к концу учебного года не поступили. И директор школы Зинченко на тетрадном листе написал: «Ш. Тазутдинов успешно сдал экзамены по программе 11-го класса». Поставил печать.

«И я с этим «документом» отправился в летное училище, — продолжает ветеран авиации. — Из простого мешка смастернил рюкзак. Нас, пожелавших учиться в Гагаринской альма-матер, набралось в Шымкенте 18 человек. Сели в плацкартный вагон и отправились в путь. Поезд прибыл в Оренбург глубокой ночью. От вокзальной площади тянулась вдаль широкая улица. По ней мы и направились. Дошли до памятника Ленину, вокруг которого стояли скамейки, где мы и расположились. В шесть утра нас разбудил зычный голос милиционера: «Это что еще за сборище?!» Оказывается, памятник вождю пролетариата находился рядом с Оренбургским областным комитетом партии. Подозрительная компания молодых людей привлекла внимание стража порядка.

Объяснили сержанту, кто такие, прибыли из Казахстана поступать в летное училище, которое окончил первый космонавт планеты. «Да оно тут недалеко», — он показал, куда держать путь.

В ОВВАКУЛ у нас приняли документы, определили в казарму и сразу поставили на довольствие».

Шамиль Назмиевич вспомнил, как сдавал первый предмет — математику. «Экзаменовала немолодая женщина. Вытянул билет «теорема Пифагора». Я выпалил:

— О какой рассказывать? (у нас в школе был сильный математик).

— А ты сколько их знаешь?

— 13.

На этом все и закончилось. Она поставила пятерку.

Ветеран военной авиации Ш. Тазутдинов.

Сочинение еле дотянул до тройки. Столько же получил по немецкому. В сельской школе, не поверите, учил французский язык. А в чимкентской — только немецкий и английский. Выбрал немецкий, потому что друзья- ровесники в Ленинском районе, сейчас Казыгуртский, были немецкой национальности. В училище меня приняли. Помог третий разряд по тяжелой атлетике. Заниматься спортом нужно всем, кто мечтает о небе. Оно любит сильных и мужественных. Во время учебы я постоянно участвовал в соревнованиях. Защищая честь ОВВАКУЛ им. Полбина на первенстве Приволжского военного округа и попал в лидеры среди тяжелоатлетов. На первенстве военных вузов СССР стал седьмым».

Пришелец из космоса

О встречах с первым космонавтом Шамиль Назмиевич поведал: «Мы, курсанты, мечтали хотя бы одним глазком увидеть своего кумира. Юрий Алексеевич дважды прилетал в Оренбург, и каждый раз посещал родное училище. Курсантский клуб, где проходили встречи, набивался полным, как бочка с селедками. Всех охватывало волнение, переполняла патриотическая гордость. Чувствовалось, что и Гагарин счастлив в родных стенах. Охотно отвечал на все вопросы, его открытое лицо озаряла лучезарная улыбка, покорившая весь мир. Юрий Алексеевич был своим среди своих: шутил, фотографировался с курсантами. Мне тоже очень хотелось увековечить себя с человеком-легендой. Но не осмелился, сельская скромность зажала, поэтому и нет совместного фото… До сих пор во всех подробностях помню те памятные встречи. Гагарин заряжал нас энергией и оптимизмом. Зацепила сердце его фраза: «Чтобы стать крылатым, нужно стремление к полету».

А с Владимиром Михайловичем Комаровым судьба свела при трагических обстоятельствах. Он был первым человеком, побывавшим в космосе дважды. В апреле 1067 года Комаров отправился на околоземную орбиту на новом корабле «Союз-1», где должен был произвести стыковку с кораблем «Союз-2» для возвращения на землю. Беспокоиться начали, когда всех наших инструкторов куда-то отправили, как позже выяснилось, на поиски рухнувшего «Союза». После ужина прозвучала команда: нам, четверокурсникам, одеть парадную форму, получить боевое оружие и мчаться на аэродром.

Там, на летном поле самолет Ил-18. Нас с карабинами построили в парадный расчет вдоль посадочной полосы. Было уже темно. Включили прожектора: к самолету направилась траурная процессия. Первым с левой стороны гроб с телом Комарова нес Гагарин. Помогали космонавты Николаев, Леонов. Сзади увидел Терешкову с президентом Академии наук СССР Келдышем.

Открыли фюзеляжный люк самолета, поместили гроб. Стояли мы, почетный караул, в диком напряжении. Это были жуткие трагические минуты.

В кабине самолета Ту-16. 1968 г.

А через два дня нас отправили на место падения «Союза». Заставили через сито как носилки с двумя ручками просеивать землю. Искали кусочки обшивки и всевозможные элементы рухнувшего корабля. Объявили: ничего не брать. В училище вернулись поздно вечером.

На месте падения на пшеничном поле установили первый памятник: ладонь, а в ней три языка пламени из красной меди.

Полет Георгия Берегового

Шамилю Назмиевичу довелось пересечься еще с одним покорителем космических просторов дважды Героем Советского Союза Георгием Береговым. Выпускнику Ш. Тазутдинову, как и Юрию Гагарину в свое время, предложили остаться в родном училище летчиком-инструктором. Но он отказался и отправился служить военным летчиком на Дальний Восток.

«Летали мы на Ту-16, тяжелых, двухмоторных реактивных многоцелевых самолетах, — рассказал Ш. Тазутдинов. — Освоили все модификации, включая ракетоносный вариант, самолет-заправщик, самолет морской радиоэлектронной разведки (РЭБ) и другие. Я был правым (вторым) пилотом. В октябре 1968 года поступила команда срочно отправляться на остров Сахалин в распоряжение аварийно-спасательной группы по спасению космического экипажа. Мы полетели».

Как объяснил Шамиль Назмиевич, при запуске космического корабля задействуются спасательные службы по всей траектории полета.

Наземные подразделения приводятся в повышенную боевую готовность. В октябре 1968 года космонавт Георгий Береговой вывел «Союз-3» на орбиту.

«Мы прилетели на Сахалин. На следующий день на запасной аэродром прибыли Ан-8, Ил-14, вертолеты Ми-4, Ми-6. Но, к счастью, все прошло благополучно: и запуск, и посадка», — вспоминает Ш. Тазутдинов.

«Если б снова начать, я бы выбрал опять бесконечные хлопоты эти…»

В 1972 году Ш. Тазутдинова назначили командиром Ту-16.

Шамиль Назмиевич рассказал несколько эпизодов из своей летной службы. Например, как его экипаж засек американскую подводную лодку в районе бухты Ольги в Японском море: «Летим — море гладкое, не штормит. И видим в нейтральных водах на самой границе темный силуэт. Сначала подумали, что это кит или сброшенный буй. Присмотрелись — да это чужая лодка! Сообщили командованию. Подлодка, почуяв, что ее засекли, поспешила отойти подальше от границы в нейтральные воды».

Знакомство с новой машиной Як-18.

После Дальнего Востока Ш. Тазутдинов служил на Балтике. В отставку ушел в звании подполковника.

Признался, если вернуть свои 19, то повторил бы все сначала и опять пошел в авиацию. Гордится, что сумел претворить в жизнь свою юношескую мечту, которую подарил ему легендарный Гагарин. Несмотря на годы, в Шамиле Назмиевиче не угасли задор и любовь к авиации.

«Летная работа, — говорит Ш. Тазутдинов, — это тяжелая физическая работа. Нагрузки неимоверные. Обливаешься потом с головы до ног. Но какой кайф, блаженство, что ты сумел, у тебя все получилось. Это мужественная профессия, и не каждому по плечу. Из 186 зачисленных со мной курсантов училище окончили 122. Зато нас учили профессионалы. Мы в очередь выстраивались в учебные кабины. Инструктор завязывал курсанту глаза, а он должен был включать тумблер, авиагоризонт, другие кнопки – летные навыки оттачивались до автоматизма. Военный летчик звучит гордо!».

* * *

Мы уверены, когда отступит пандемия, Шамиль Назмиевич как почетный гость обязательно побывает в средней школе № 8 им. Комарова в Арыси. Ему есть что рассказать о бесстрашных покорителях космоса, мужественных военных летчиках.

И после этой встречи непременно кто-то из ребят заболеет небом. И сделает все, чтобы исполнилась его мечта!

 

 

Татьяна Корецкая

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *