Дело жизни

23 Сен 2021 09:59
Количество просмотров: 343

Как Найман Бухарбай засветился в международных отношениях

Почетный сотрудник прокуратуры РК Тулебай Кульбаев удивил ответом на вопрос о трудовом стаже в главном надзорном органе: «37 лет 11 месяцев 27 дней». Вот какая ветеранская прокурорская гвардия! Какой пиетет к профессии!

С Тулебаем Кульбаевичем не единожды пересекались за годы журналистской деятельности. А сейчас (вот как бывает) мой рабочий кабинет соседствует с тем, который занимал Т. Кульбаев в прокуратуре Южно-Казахстанской области (ул. Диваева, 4).

Бороться со злом

Ветеран с первых минут разговора признался, что рос хулиганом. Когда в 1976 году, уже будучи следователем прокуратуры г. Караганды, он приехал к родителям и зашел в прокурорской форме в родную школу им. Сейфуллина в селе Корниловка Тюлькубасского района, директор, участник Великой Отечественной войны, Василий Гаврилович Скоренцев обомлел: «Ай да Кульбаев! Ты ли это? Ну удивил!»

— Я из трудовой семьи. Однажды прочитал попавшуюся на глаза повесть «Капитан «Старой черепахи», и родилась мечта бороться со злом. За две ночи одолел «Школу жизни» Сабита Муканова и окончательно решил: буду поступать на юридический. Тогда на юрфак без трудового стажа не принимали. Год проработал кочегаром в учебном пункте милиции в Чимкенте. Но с первого захода не прошел конкурс. Только на второй год поступил на юридический факультет в КазГУ».

Выпускника университета направили в прокуратуру Караганды следователем. В шахтерском городе Тулебай проработал три года. Считает, что для любого прокурора обязателен опыт следственной работы, особенно сейчас, после принятия закона о внедрении трехзвенной
модели уголовного процесса.

Тулебай Кульбаевич задал вопрос на засыпку: «Где должен стоять следователь, прибывший на место обнаружения «подснежника» (долго пролежавший под снегом труп)? И сам же ответил: «Там, откуда ветер. Из-за трупного запаха. Такие мелочи в кабинете не узнаешь».

Дело о ваххабитах

С 1996-го по 2002 год Т. Кульбаев занимал должности старшего прокурора управления по надзору за следствием и дознанием в органах КНБ и законностью оперативно-розыскной деятельности прокуратуры ЮКО, старшего помощника прокурора ЮКО по международным отношениям.

Именно он довел до логического завершения первое в уголовной практике Казахстана дело о ваххабитах. Выступал по нему государственным обвинителем в суде.

Сотрудники ДКНБ по ЮКО установили, что в религиозной школе, где обучали основам ислама, в селе Манкент Сайрамского района два миссионера из Иордании и Египта проповедуют идеи разжигания религиозной розни, ратуют за очищение ислама и т. д. Во время обыска у них была изъята запрещенная литература. Ежемесячно им из-за рубежа поступало до 30 000 долларов США.

По словам Т. Кульбаева, он принял это дело под свой надзор, когда расследование продолжалось уже более года. Дело направили в суд, но он вернул материалы на дополнительное расследование.

«Об исламе, Коране я имел тогда весьма смутное представление, — рассказывает Т. Кульбаев. — Трудно было и с просветительской религиозной литературой. Раздобыл книгу «Ислам» выпуска 1974 года. Она стала для меня настольной. В общем, дополнили доказательную базу и направили дело в Сайрамский районный суд. Процесс был открытым. Зал заполнили многочисленные защитники обвиняемых. Среди них выделялась гражданка, привлекавшая к себе внимание замотанной головой и типично восточным одеянием. Ее узнали: раньше она занимала высокую должность в облисполкоме, а потом резко сменила образ жизни, стала руководителем появившегося тогда в Чимкенте религиозного вуза, который позже лишили образовательной лицензии.

Первый блин против борцов за очищение ислама не стал для нас комом. Вопреки всему мы доказали вину исламских миссионеров. Суд признал их виновными, вынес обвинительный приговор и выдворил из страны».

Чужие таможенники

Тулебай Кульбаевич рассказал подробности громкой истории, остававшиеся закрытыми для СМИ: «В ноябре 1998 года вызвал меня прокурор ЮКО Алексей Левкин. Показал документ, поступивший по телетайпу: «Сотрудники Жетысайского РОВД ЮКО вторглись на территорию Узбекистана. Они, угрожая оружием, увезли трех таможенников РУ с автоматами и табельным оружием. Прошу принять меры для прекращения бесчинства сотрудников Жетысайского РОВД». На документе стояла подпись Президента Республики Узбекистан. Адресован он был Главе нашего государства.

«Срочно отправляйся в Жетысайский район. Разберись досконально. Времени в обрез!» — дал поручение Алексей Никитич.

В тот же день я выехал в Ильичевку (сейчас Атакент) во второй отдел полиции, где расследовалось это дело. Тогда только начинались работы по делимитации государственной границы с Узбекистаном.

Выяснилось, что вооруженных таможенников из Навоийской области, разъезжавших на автомобиле ГАЗ-66, задержали в районе населенного пункта Найман Бухарбай — самой южной точки Казахстана — в 40 километрах от Узбекистана. Туда вела единственная проселочная дорога. Совершенно случайно в тот день по ней на двух машинах возвращались с задания жетысайские полицейские с табельным оружием. Заметили на чабанской стоянке подозрительный автомобиль. Решили узнать, откуда он. Чабан пожаловался, что узбекистанские таможенники забрали у него трех овец. Чабана попросили написать заявление. Жетысайские полицейские на свой страх и риск задержали иностранцев и доставили их в районное отделение полиции».

Тулебай Кульбаевич вспомнил, что материалы уголовного дела по этому прецеденту его не впечатлили: всего около 100 страниц. Доказательная база рыхлая. Нужно было ее заново выстраивать, скрепляя железными аргументами.

«Трое задержанных таможенников по национальности таджики давали показания на русском, — продолжает Т. Кульбаев. — А потом вдруг заявили, что не знают ни русского, ни казахского. Потребовали переводчиков, владеющих таджикским. Из местной школы с таджикским языком обучения пригласили дипломированного преподавателя. Создали оперативную группу. Работали с 9 утра до 12 ночи. Это было трудное время в стране: ни газа, ни света, ни отопления, ни писчей бумаги, ни горячей еды.

За десять дней мы уже имели семь томов уголовного дела, каждый по 250 страниц. Сделали запрос в гидрометцентр Навоийской области. Оттуда пришел ответ: в течение трех дней до инцидента в Найман Бухарбае и позже стояла солнечная ясная погода. Это исключило заявление задержанных о том, что из-за ненастья они заблудились на бескрайних просторах и ненароком попали в другую страну.

Следователи пообщались с чабанами соседних стоянок. И установили новые факты, когда чужие таможенники отбирали овец. Но из-за удаленности пастбищ животноводы не могли обратиться по горячим следам в полицию.

В Найман Бухарбай для проверки следственных действий пригласили узбекистанских коллег, чтобы все было в рамках, предусмотренных законом международных отношений.

С использованием картографа и применением технических средств установили, что таможенники были задержаны на территории Казахстана в 42 км от границы.
Обвинение задержанным было предъявлено по нескольким статьям УК РК: разбойное нападение, контрабанда оружия и незаконное пересечение границы. Дело передали в Мактааральский районный суд. А потом запросили обратно, получив расписку в суде. С ней я срочно примчался в Чимкент, где уже находился генеральный прокурор Ю. Хитрин, на личном контроле которого находилось это беспрецедентное расследование. Позже прибыл генеральный прокурор РУ. Ему были переданы материалы уголовного дела. За его подписью получили гарантийное письмо о том, что будет обеспечено уголовное и судебное расследование этого преступления. Подозреваемых таможенников этапировали на родину».

Горжусь учителями 

Т. Кульбаев считает, что ему очень везло на учителей — прокуроров экстра-класса: «Они учили нас: передавали свои знания, делились опытом, мудростью, закладывали несгибаемый прокурорский стержень».

Вспомнил, как однажды легендарный прокурор Чимкента генерал Жуман Ербакович Ербаков заставил подшить три тома уголовного дела, каждый по 250 страниц: «Без каких-либо подручных средств, используя только шило, я сделал это за один вечер. Урок запомнился на всю жизнь».

Назвал Т. Кульбаев и имя Юрия Капитоновича Григорьева: «Он из простых рабочих. Заочно окончил юрфак КазГУ. Был очень толковым следователем. Поднялся до заместителя прокурора области. Он научил меня критически осмысливать показания допрашиваемых и работать с телефоном, что экономит до 60 процентов рабочего времени».

А еще вспомнил участника Великой Отечественной войны прокурора-криминалиста прокуратуры ЮКО Муслима Крыкбаева.

Добрым словом вспомнил Т. Кульбаев Ефима Моисеевича Даниленкова, прокурора следственного управления, и первого заместителя прокурора Карагандинской областной прокуратуры Даркена Айкешевича Баталова.

И, конечно, было любопытно узнать у профессионала: «Какие качества необходимы специалисту, выбравшему прокурорскую стезю?»

— Нужно иметь характер, силу воли, чтобы сказать своему начальнику правду: когда нужно — да, а когда и — нет. А для этого надо уверенно чувствовать себя в профессии, разбираться во всех тонкостях.

Т. Кульбаев предоставил единственное фото из архива.

Как молоды мы были: Т. Кульбаев с супругой Шарафат в Абхазии на озере Рица, 1984 год.

 

 

Татьяна Корецкая

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *