«Докладчик не может доказать: есть Бог или нет Бога»

13 Июл 2022 12:09
Количество просмотров: 431

Одна из волнующих страниц нашей истории — это борьба советской власти с верующими. В областном государственном архиве в 74-ом фонде можно прочитать немало документов, рассказывающих о том, как в нашей области происходили закрытие храмов, передача переоборудованных зданий под иные нужды, изъятие церковной утвари.

Декрет СНК от 2 января 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» имел одну «закавыку», разрешающую «…лишать религиозные организации каких-либо прав собственности и прав юридического лица». Уже в этом месяце, не дожидаясь вступления закона в действие, началось изъятие церковной собственности. 2 января 1922 года постановлением ВЦИК «О ликвидации церковного имущества» была дана большая отмашка грабить и присваивать. В марте этого же года в одном из секретных писем безбожник Ленин пишет, что изъятие ценностей «…должно быть проведено с беспощадной решительностью».

Но нельзя изъять ценности, не порушив, не закрыв храмов, «перепрофилировав» их под иные объекты.

Вот как описывается происходящее в селе Высокое: «20 октября 1929 года состоялось общее собрание членов артелей «Восток», «Новый путь», «Подгорная» и «Красный Октябрь» совместно с беднотой и батраками. Присутствовали 83 человека. Вынесли единственное решение о передаче Покровской церкви
с. Высокое под клуб под названием «Октябрь»… Из протокола заседания президиума Беловодского райисполкома следует, что церковь фактически закрыта. При закрытии был инцидент».

Инцидент произошел такого рода. У входа в церковь собрались женщины. «Когда начали открывать церковь, женщины подняли шум и потрепали ответсека ячейки ВЛКСМ. Был произведен выстрел в воздух из револьвера. Шум прекратился. Агитаторы — священник Заозерский, бывший старшина Горковский Андрей и гражданка Кабзарова Дарья – из сельсоветов были направлены в ОГПУ. По предложению НКВД здание храма решено было использовать под школу. Мотив ликвидации церкви вполне соответствует статье 36 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 апреля 1929 года, которая предусматривает передачу культовых учреждений под государственные и общественные надобности».

Но тут в дело влез КазЦИК, которому переадресовали письмо верующих из Высокого в Москву Всесоюзному старосте Михаилу Ивановичу Калинину. Глава государства дал команду разобраться.

Но отнюдь не потому, что КазЦИК был на стороне верующих. Уже упомянутое постановление ВЦИК и СНК РСФСР (пункт 36) предусматривало процедуру передачи культового здания, где отводилась определенная роль исполнительным комитетам автономной республики, краевому и областному исполкомам. Повторюсь: «Если это здание необходимо для государственных или общественных надобностей». Верующие могут обжаловать решение о закрытии церкви, на что им отводится две недели. Не успел – потерял здание, сам виноват. Судя по документам, ВЦИК вел изнурительную бюрократическую переписку, где все сроки улетали с космической скоростью.

Приведу пример с закрытием церкви в Арыси. Вот какое письмо направил в Караспанский районный исполнительный комитет инспектор НКВД по адмнадзору Ванжулла. Без органов, как свидетельствуют многочисленные документы, религиозный вопрос не решался. И верующие, зная об этом, написали жалобу в Наркомат. Вот что было написано в одном из документов: «В Наркомвнутделе КазССР имеется материал по вопросу закрытия церкви в поселке Арысь. В виду наличия в этом материале указаний на то, что при подготовке данного вопроса местными работниками были допущены неправильности, внесение материала в КазЦИК затянулось. Тем временем церковь оказалась фактически закрытой. В виду этого просим выслать в НКВД КазССР (гор. Алма-Ата) обстоятельное объяснение: 1. Почему вами допущена ликвидация указанной церкви без разрешения на то КазЦИКа, то есть вопреки закону от 8 апреля 1919 года
«О религиозных объединениях»? 2. По какой надобности использовано здание после закрытия церкви? 3. Какая сумма и из каких средств истрачена на переоборудование церковного здания под общественные надобности?

4. Дана ли возможность верующим удовлетворять религиозные потребности в другом помещении и в каком? 5. При высылке объяснений изложите ваше мнение о том, насколько вообще целесообразной является ликвидация церкви в поселке Арысь.

Требуется объяснения выслать в пятидневный срок с момента получения настоящего запроса».

Как видно из этого письма, дополнительные материалы о закрытии церкви — пустая формальность, так как речь идет уже об истраченной сумме на переоборудование помещения храма спустя несколько месяцев после закрытия церкви.

Изучение материалов о ликвидации церкви в Арыси говорит о том, что было проведено несколько собраний на предмет закрывать ее или нет? Народ на них вел себя весьма свободно: что хотел, то и говорил. Например, 31 мая 1929 года было общее собрание членов союзов, граждан, домохозяек поселка и станции Арысь в количестве 276 человек. Собравшиеся, как свидетельствует архивный документ, слушали «доклад о религии и социалистическом строительстве. Постановили: добиваться закрытия местной церкви, о чем просят исполком и Казправительство. Здание превратить в очаг культуры и науки, доступный всему населению. Количество голосовавших не показано, но в числе выступавших были противники закрытия церкви. Некоторые участники указывали на то, что докладчик не может доказать, есть Бог или нет Бога. Других доводов против закрытия церкви не было». В пользу появления клуба был высказан аргумент: не будет клуба — рабочие станции Арысь будут посещать «шинки», то есть пьянствовать.

В жалобе на имя М. Калинина говорится, что церковь посещают 273 верующих — женщины и несколько мужчин. Она единственная на всю округу, ее посещают верующие и из отдаленных селений. В Арыси есть две школы-семилетки и несколько школ первой ступени. В жалобе написано, что прежде в Арыси был еще молитвенный дом, но в первые годы революции его добровольно отдали под нужды Красной Армии. Впоследствии дом перешел в ведение местных организаций, которые довели его до полного разрушения и бросили без окон и дверей с проваленными полами. «А ведь здание было цело и красиво, как игрушка».

«3 мая 1929 года, — сообщалось в жалобе, — происходило собрание женщин, но его сорвали мужчины, ворвавшиеся с криком, шумом и дерзостями… Было и избиение женщин. Ответственный секретарь ячейки ВКП(б) Комаров избил гражданку Парамонову Елену, была избита Вялых Пелагея (обе были подательницами жалобы). Ударили гражданку Уткину Варвару. Перед избиением электричество было выключено. А как зажгли огонь, мужчины разбежались. К избитым вызвали скорую помощь. Верующие Арыси аккуратно выполняют договор, платят налоги. За закрытие православной церкви голосовали баптисты, татары, католики и другие».

Президиум Сыр-Дарьинского окружного исполкома признал жалобу лживой.

Признал не признал, а церковь закрыли. Вот что ответил 29 декабря 1929 года Караспанскому РИК ответственный секретарь ячейки ВКП(б) станции Арысь т. Чаплин, в тексте все четко объясняется: «Количество рабочих и служащих железнодорожного узла ежедневно увеличивается, а имеющегося помещения единственного в поселке объединенного клуба совершенно недостаточно. Зрительный зал клуба всегда переполнен. Теснота и давка тормозят работу, затрудняют проработку вопросов на собраниях. Кружковую работу приходится проводить почти под лестницами и в чуланах. В то время как к услугам попа имеется прекрасное, не используемое полностью помещение. На постройку нового здания под клуб нет средств. Следовательно, отдайте нам лучшее».

Власть хорошо отработала ликвидацию: собрала новые списки граждан, которые были за закрытие православной церкви. Отмечалось в официальном документе, что «списки собственноручно заполнены 727 гражданами, среди которых около 250 голосов принадлежат учащимся школ №№76 и 84».

А как же отделение школы от церкви? Но учащиеся школы №76 оформили подписной лист, к которому приложена листовка: «Для нас, будущих граждан свободной страны, не нужно ни богов, ни церквей. Пока мы с книгами и за партами. А потом с винтовкой и верой в знания и труд мы опрокинем во всем мире все то, что стоит на пути к созданию Единой Мировой Республики Советов… Долой религию и церковь – наследие темноты и невежества!»

В апреле 1930 года в КазЦИК поступило еще одно заявление от верующих Арыси, впрочем, никем не подписанное. В нем говорилось, что 28 февраля церковь окончательно закрыта в административном порядке по распоряжению местных властей, якобы отданной добровольно.

Церковная утварь была передана союзу безбожников для антирелигиозной пропаганды. Кресты с церкви сняты, главы разрушены. В письме была просьба верующих вернуть церковную утварь. Письмо — полная безнадега.

Отец Филипп, настоятель храма Великомученника Георгия Победоносца в селе Коксаек (Георгиевка), рассказывал мне, что в 1925 году церковь устояла под давлением безбожников, ему даже передали один из снятых с Никольского собора в Чимкенте колоколов. Установили его на георгиевском храме. В 1937 году он устоял какое-то время, потому что отдельные товарищи были финансово заинтересованы в нем. В тот страшный год он был единственным действующим в округе духовным учреждением. Однако документы областного государственного архива рассказывают, что в 1930 году храм был все-таки закрыт. Но тут в письме заместителя наркома внутренних дел КазССР Сергеевского в Сыр-Дарьинский окружной исполнительный комитет есть один интересный момент. Сергеевский в обращении спрашивает: «Почему Беловодский РИК и Георгиевский сельсовет допустили самочинное закрытие церкви в названном селе без санкции этого вопроса с КазЦИК. Какого мнения по вопросу о целесообразности ликвидации церкви в селе Георгиевском сам Президиум Сыр-Дарьинского окружного исполкома?» Тем не менее товарищ Сергеевский проинформировал местные власти, что, «независимо от этого, НКВД просит дать категорическое распоряжение Георгиевскому сельсовету, чтобы немедленно вернули церковь в пользование верующим впредь до решения КазЦИКа».

Документ этот датируется 14 ноября 1933 года.

Но, как рассказал отец Филипп, в 1937 году храм закрыли-таки. Открыли по просьбе верующих только в 1991 году. Храм — один из самых красивых в нашей области, который посещают верующие не только Южного Казахстана, но и гости из зарубежья.

А вот в селе Обручевка как закрыли храм, отдали под клуб, так он и по-прежнему клуб.

Судьба всех храмов оказалась одинаковой. Их закрывали по «государственной или общественной надобности». Это позволял закон. Почему церковь ухожена, а клуб, как жаловались местные власти, «жалкая лачуха?» «Отдайте нам лучшее!» – таков девиз властителей.

И совсем уже полным бесстыдством было создание союзов безбожников, которые глумились над верующими. Они действовали в СССР с 1925 по 1947 год. Союзы безбожников хорошо финансировали, что позволяло им организовывать музеи, выставки. Кстати, какая-то часть церковной утвари передавалась союзам безбожников, которые использовали ее в качестве выставочных экспонатов. Издавались многочисленные газеты и журналы – яркие, с картинками. Печаталась и научно-популярная литература, где активно сотрудничали Н. Крупская, А. Луначарский, другие ленинцы, умелые пропагандисты и агитаторы.

Если кто-то думает, что борьба против религии – это явление, характерное только для советской власти, то ошибается. Во все времена были безбожники, с которыми боролись более знаменитые, чем Крупская или Луначарский, люди: был поэт Г. Державин, которым восхищался А. Пушкин, а был и баснописец И. Крылов.

Несколько строк из одного стихотворения. Как известно, баснописец заканчивал свои произведения моралью. Она очень важна.

Привожу два коротких фрагмента:

Был в древности народ,
к стыду
Земных племен,
Который до того в сердцах
Ожесточился,
Что против богов вооружился.

* * *

Чем против божества
вооружают вас,
Погибельный ваш
приближают час.
И обратятся все
в громовые вам стрелы.

 

Людмила Ковалева

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *