Другой взгляд на браконьерство

12 Июн 2020 17:17
Количество просмотров: 570

На прошлой неделе в соцсетях бурно обсуждали нападение браконьеров на егерей при исполнении обязанностей на Шардаринском водохранилище.

В эти дни совместными действиями Министерства экологии РК и специальной группы МВД была обезврежена банда браконьеров и их преступная сеть, которая промышляла браконьерством десять лет.

Фото С.Волкова.

После этой масштабной акции мы вместе с инспекторами территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Туркестанской области побывали на водохранилище.

Как раз в первый день открытия рыболовного сезона.

Шардаринское водохранилище встретило нас тепло. Причем тепло в буквальном смысле слова. На водоем приехали, когда стемнело. Погода была не ветреная, а вода за день нагрелась до температуры парного молока и нежно ласкала песчаный берег.

Здесь-то и произошла неожиданная для нас встреча. Среди отдыхающих мы увидели известного общественного деятеля Казахстана, члена Национального совета общественного доверия при Президенте РК М. Абенова и учредителя общественной организации «13 Кордон.kz», по совместительству заместителя директора Ассоциации рыбных хозяйств-BD по Туркестанской области С. Ефремова.

Оба общественника активно обсуждали проблему браконьерства и искали пути ее решения.

В эту ночь на водоеме браконьеров не было. Судя по всему, любители незаконной ловли притаились после оперативных мероприятий накануне.

Естественно, мы воспользовались случаем, и Мурат Абдуламитович любезно согласился дать интервью и поделиться с читателями «Южного Казахстана» своими идеями.

М. Абенов.

«В марте я приезжал в Туркестанскую область. В формате работы Национального совета общественного доверия при Президенте РК мы встречались с гражданами, — начал беседу М. Абенов. — Тогда ко мне подошел парень (это был Сергей) и спросил, знаю ли я, что существует серьезная и давно наболевшая проблема браконьерства, которая не находит решения. На местном уровне завязался серьезный клубок с возможным участием различных заинтересованных групп, структур, ведомств. Он попросил донести это до соответствующих министерств и до Президента Казахстана».

Напомним, 7 марта в Facebook было выложено открытое обращение лидера общественного объединения рыболовов С. Ефремова к Президенту Казахстана К. Токаеву.

«Это видеообращение мы записали вместе. Ребята были возмущены сложившимся положением и рассказали, что на протяжении уже многих лет бьются, но их не слышат, — рассказывает Мурат Абдуламитович. — И как раз призыв Президента о концепции слышащего государства сподвиг напрямую обратиться именно к нему».

Со стороны министра экологии реакция на обращение была моментальная. М. Мирзагалиев через четыре дня встретился с С. Ефремовым, внимательно выслушал и пообещал оказывать всяческое содействие.

«Это была не дежурная встреча, как зачастую у нас бывает, — говорит М. Абенов. — Министр пригласил Сергея на встречу с участием людей, которые непосредственно связаны с этой проблемой. Были озвучены даже методы и подходы в решении проблемы браконьерства. Я тогда понял, что рыбаки-любители — это отдельное сообщество людей, которое беспокоится о природе. Первый раз в свои 55 лет узнал, что в Казахстане есть люди, которые готовы поймать рыбу и сразу отпустить ее. Многие рыбаки, сам видел, используют крючки без дополнительных насечек, чтобы не травмировать рыбу. И они показывали видео, где выпускают пойманную добычу в водоем. Эти люди воспринимают природу не как источник для пользования, а как место отдыха. Они хотят сохранить природу для следующих поколений».

Радует, что с каждым годом таких неравнодушных людей становится все больше. Медленно, но верно приходит осознание того, что человек — часть природы, а не всемогущий властелин на вершине пирамиды.

«Весь вопрос в том, как уменьшить возможности для браконьерства. Кстати, понравился подход ребят из «13 Кордон.kz». Они говорят: «Мы не за то, чтобы браконьеров ловили и сажали в тюрьму, мы за то, чтобы отрегулировать этот процесс и создать необходимые условия для законной рыбной ловли».

Я спросил у ребят, чем, на их взгляд, отличается браконьер от небраконьера. Они ответили, что основная цель браконьера — нажива. Для большей наживы он использует незаконные средства рыбной ловли. Его деятельность ничем не регламентирована: пришел, вырвал у природы, убежал. Ответных действий по восстановлению и воспроизводству у него нет.

Ребята предлагают расширить форму законного лова и создать все необходимые условия. Все, кто ловит рыбу на законных основаниях, так или иначе финансово участвуют в восстановлении рыбных запасов, очистке территории и т. д.

Видится две возможности законного вылова рыбы. Во-первых, промысловый вид. В данном случае бизнесмены по закону обязаны тратить средства на восстановительные мероприятия: зарыбление водоема, очистку дна и территории, а также следить за состоянием рыбы, обучать специалистов, создавать рабочие места, платить налоги.

Во-вторых, любители-рыболовы. Лично убедился, что на Шардаринском водохранилище необходимые условия для любителей созданы. Рыбаки платят 2000 тенге и получают разрешение въехать на территорию на 24 часа с пятью крючками, пятью удочками и выловить пять килограммов рыбы. При этом из этой суммы часть идет на поддержание порядка на территории и создание условий для рыбаков.

Был очень удивлен, когда увидел чистую береговую зону. Это при том, что отдыхающих было много. Буквально на каждом квадратном метре стоит удочка. И народ аккуратно убирает весь мусор. На пляже ни соринки!

В Шардару приехал внезапно, никого не предупреждая, чтобы не было возможности подготовиться. Хотелось увидеть картину, какая она есть. Была возможность пообщаться с рыбаками. Оказывается, на Шардаринском водохранилище они собираются из разных регионов страны. Например, рыбаки из Тараза рассказали, что приезжают сюда с удовольствием. Это при том, что в Жамбылской области много своих водоемов. Но они едут именно сюда, планируют поездку заранее, тратят немалые средства. К слову, стоимость некоторых снастей доходит до двух миллионов тенге. И люди едут не в Турцию или другие страны, а к нам — на Шардаринское. Это о многом говорит».

С рыбаками-любителями все ясно и понятно. А что с браконьерами?

«Попросил рыбаков описать среднестатистического браконьера, — рассказывает М. Абенов. — Портрет такой: это человек, который не имеет постоянного дохода, живет рядом с водохранилищем. Рыбалка — его основной доход. Но если бы, как сказали ребята, у него была постоянная работа с утра до вечера, то ему некогда было бы заниматься браконьерством. То есть у большинства так называемых браконьеров нормальные человеческие потребности. Значит, государству необходимо создать соответствующие условия для них. Если лов рыбы — это их профессия, которая передается из поколения в поколение, и они умеют это делать хорошо, давайте им в руки дадим нормальные снасти и поможем с реализацией рыбы. Они ведь ее кому-то продают? Необходима система учета вылова, продажи, а отсюда налоговые отчисления. Тем самым мы легализуем их заработок. Если перевести их деятельность на обычный язык, они оказывают услуги по вылову рыбы и передаче ее реализаторам. И все. Если их навыки использовать законно, то они могли бы днем, не прячась, ловить рыбу и передавать продавцам. Что происходит сегодня? Они выходят на промысел ночью и вылавливают все подряд. Соответственно, продают по несправедливой цене, потому что это ворованная рыба, и они вынуждены сдавать ее полукриминально.

Если людей, которых мы называем браконьерами, «разложить» на цели, навыки и так далее, то 90 % из них можно было бы перевести на легальный заработок. В конце концов, они не рыбу продают, а навык, умение.

В близлежащих поселках живут рыбаки. Если дать им норму вылова и поставить определенную цену, уверяю, мы еще будем соревнования устраивать.

Часть доходов от их деятельности уходила бы на восполнение и биоразнообразие. Во всем мире рыбак — это почетная и уважаемая профессия. Говорю так, потому что это лично меня касается. Моя мама родилась на берегу Аральского моря, все ее родственники были рыбаками. И вот она рассказывала, как выплывали на баркасе за рыбой и несколько дней были в море, как рыбаков ждали на берегу. Профессия рыбака считалась почетной, а мы сегодня неправильными действиями низвергли ее до уровня преступной.

Возможно, если удастся перевести часть рыболовов на легальный заработок, со временем и другие пойдут законным путем. Когда я узнал, что одно из рыбных хозяйств Шардаринского водохранилища взяло под управление колледж и будет выпускать специалистов по выращиванию рыбы, подумал, что это и есть профессиональный подход, при котором рыбы не будет меньше, а, вполне возможно, даже больше. Рыбный завод будет полностью загружен, появится много рабочих мест, люди будут заниматься тем, что им нравится — ловить рыбу. Они будут, как обычные люди, утром уходить на работу, а вечером приходить домой».

Понятно, что на проблему браконьерства надо смотреть с разных сторон, искать золотую середину в ее решении.

«У этой проблемы есть два решения. Силовой способ (задержать, наказать), наверное, он тоже должен существовать. И второй — выявить причину проблемы и заинтересовать. Сегодня, кажется, достаточно рискованно отнимать у людей заработок, не предложив ничего взамен, — продолжает разговор М. Абенов. — Интересно, что инициаторами борьбы с браконьерством стали не компании, которые арендуют водохранилище, не инспекторы, не другие контролирующие органы, не журналисты, не акимат, а сами рыбаки! Задал им вопрос: «Кто должен за это нести ответственность? Компании, которые арендуют акваторию, или полиция?» Мне понравился ответ Сергея: он сказал, что ответственность должны нести граждане. Граждане должны контролировать и оценивать действия производителей, полиции, инспекции, и тогда мы сможем добиться правильной работы всей системы. Сергей не перекладывает ответственность на кого-то. Я с его позицией согласен.

Даже если первое время, чтобы быстро навести порядок, будут вынужденно приниматься действия силового характера. Но все-таки решение с позиции силы — это не метод. Полиция будет действовать, когда другие методы не помогают. Решить вопрос надо до вмешательства полиции.

Вижу такую модель развития. Арендатор должен прислушиваться к общественному мнению, создавать лучшие условия для рыбаков.Соответственно, денежные поступления от туризма увеличатся, это принесет пользу и местному населению. Люди смогут зарабатывать в сфере туризма: работать рыбаками-инструкторами, сдавать в аренду лодки, удочки, палатки, обеспечивать туристов горячей едой и т. д. Проще говоря, улучшение сервиса и инфраструктуры даст больше отдыхающих. Это огромная индустрия. Шардаринское водохранилище вполне может стать центром рыбного туризма, если людей переориентировать. В этом случае местные жители уже не занимались бы браконьерством, а занялись предпринимательской деятельностью по оказанию услуг в сфере туризма».

P. S. М. Абенов сказал теплые слова в адрес нашей редакции, которыми я не могу не поделиться. Всегда приятно, когда хвалят за работу. Вот что я услышала: «Если вы заметили, последние года два я не даю интервью газетам. К сожалению, в центральных регионах страны многие печатные СМИ потеряли свой авторитет. Информацию подают неактуально, нечитабельно. Но к «Южанке» у меня особое отношение. Читателям вашей газеты хочу передать привет и сказать, что региону повезло иметь такую хорошую газету. Коллектив редакции мобильный, умеет перестраиваться и подавать материал оперативно, с разных точек зрения».

Татьяна Бурдель

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *