Экологический дисбаланс: кто кого не слышит?

15 Июл 2022 11:20
Количество просмотров: 490

«Во Всемирный день окружающей среды стартует Десятилетие ООН по восстановлению экосистем. Казахстан уделяет особое внимание решению экологических проблем. Уверен, в нашей стране декада будет отмечена большими достижениями», — написал в прошлом году Президент Казахстана К. Токаев в Twitter.

Слова Главы государства четко всплыли в памяти во время поездки по Сайраму, Ленгеру и присоединенным населенным пунктам Шымкента.

Русло Сайрамсу.

19 писем — результата нет

Но обо всем по порядку. Дело в том, что в нашем южном регионе есть неравнодушные люди, которые встают на защиту природы. И один из таких людей О. Кыстаубаев. Сорок лет Отепберген Аскарович проработал в филиале Арало-Сырдарьинской инспекции Шымкента, а ныне Туркестанской области. После выхода на пенсию он продолжил работу в качестве консультанта-специалиста в ТОО «Водные ресурсы-Маркетинг». Так что о проблемах водоснабжения в регионе и третьем мегаполисе знает не понаслышке.

В течение нескольких лет

О. Кыстаубаев написал 19 официальных писем в различные государственные органы, где не только рассказал о «слабых точках» и серьезных проблемах региона, но и предложил способы их решения. Однако, по словам Отепбергена Аскаровича, в ответ он получал лишь отписки от исполнительных органов, а проблемы так и оставались нерешенными.

В феврале этого года О. Кыстаубаев написал письмо Президенту Казахстана К. Токаеву.

К слову, все чаще казахстанцы, не найдя отклика на местах, стали обращаться напрямую к Президенту. Согласитесь, это выходит за рамки концепции «слышащего государства», призванного укрепить диалог между государством и гражданами. Судя по количеству обращений казахстанцев к Президенту, что отлично видно в социальных сетях, на местах продолжают страдать потерей слуха.

Предлагаем небольшой фрагмент обращения О. Кыстаубаева к Президенту К. Токаеву: «Основная цель обращения к Вам — довести до Вашего сведения об установлении водоохранных зон, полос и режима их хозяйственного использования в Туркестанской области и г. Шымкенте, рассказать о проблемах, связанных со стратегическими объектами, обеспечивающими город Шымкент питьевой водой: информация о водозаборных комплексах, нерешенных актуальных вопросах и экологических нарушениях (горьких истинах)».

В письме автор не только сообщает конкретные факты, но и, чтобы не быть голословным, прилагает фотографии с выявленными нарушениями.

Корреспондент «ЮК» решил проехать по некоторым объектам, которые указаны в письме, чтобы убедиться в достоверности слов автора.

Микрорайон в Ленгере возле открытых стоков.

Хорошо в краю родном… «пахнет»

В Каратауском районе Шымкента в жилом массиве «Сайрам» расположен карьер, который, мягко говоря, больше напоминает свалку. Мусор здесь разного
сорта и калибра. Внутри карьера мы увидели сток воды, которая, судя по всему, попадает сюда из «дробилки» после промывки. Зрелище печальное, не надо быть ученым, чтобы понять, что далее происходит фильтрация в подземные горизонты.

Вероятно, мусор периодически собирают и вывозят. Ведь если бы этого не делали, то карьер уже по самые края был бы забит отходами жизнедеятельности человека.

«Посмотрите, напротив расположен недействующий карьер, который прошел рекультивацию, — говорит О. Кыстаубаев. — Между тем благоустройство таких заброшенных карьеров в Шымкенте и Туркестанской области вдоль рек Аксу, Арыси, Бадама, Келеса, Сайрамсу и других поможет решить ряд проблем. Во-первых, это подходящий объект для строительства небольших водохранилищ и контррегуляторов, сооружения плотин, которые будут защищать населенные пункты от паводковых вод. Во-вторых, они будут способствовать развитию рыбного хозяйства. В-третьих, содействовать открытию новых зон отдыха. В-четвертых, помогать решению проблем с питьевой и поливной водой, а также водой для промышленных предприятий. Благодаря этому мы сэкономим водный фонд. Кроме того, использование заброшенных карьеров даст дополнительные рабочие места, а еще поможет создать микроклимат».

Пока же микроклимат прежний, находиться возле карьеров с мусором неприятно. Но, как оказалось, это были только цветочки. Самый «цимес» ждал нас впереди, чуть дальше по дороге от этого карьера, где расположены животноводческие фермы.

Общий вид местности напоминает пейзажи из фильма «Кин-дза-дза»: отсутствие деревьев, повсюду горы гравия, пыль, ужасный «аромат» от навозных отвалов и стаи ворон, которые устраивают на этих кучах пир.

«Такое отношение отрицательно влияет на окружающую среду, — говорит Отепберген Аскарович. — У нас действует мораторий на проверку предпринимателей и крестьянских хозяйств. Контролирующие органы не могут внезапно проверить предприятия и фермы, они должны заранее предупредить о проверке. Естественно, хозяйственники успевают за это время навести порядок. А потом все возвращается на круги своя».

О. Кыстаубаев.

Некоторые местные фермеры не утруждают себя организацией санитарных условий и обустройством специальной территории для сбора навоза, а выносят его за территорию фермы вдоль дороги. Про мусор даже говорить не хочется. Мусор — это наше все. Среди баклажек, пакетов, бумаги и прочих отходов есть и обглоданные кости животных…

Русло и берег реки Сайрамсу, которая протекает по территории Сайрама, завалены мусором. «ЮК» уже писал об этом несколько лет назад, но, как выяснилось, ничего с того времени не изменилось.

Навоз возле ферм.

Навозные реки и не кисельные берега

Думаете, в природе такого не существует? Теперь существует. «Стараниями» рук человеческих.

В Сайрамском районе в данное время расположено 46 животноводческих ферм, часть из них находится в водоохранной зоне реки Сайрамсу. Обойдя вокруг одну из ферм, мы обнаружили слив в канал, который впадает в реку.

«Посмотрите, по крышам можно посчитать количество расположенных на этой территории ферм, — рассказывает О. Кыстаубаев. — И сколько из них подобным образом сбрасывают зоостоки? Почему-то уверен, что многие. Стоки оказывают негативное влияние на экологическое состояние реки».

Стоки из животно водческой фермы.

Откровенно говоря, такое отношение местных жителей к своей реке удивляет. Благодаря ей есть та самая живительная влага, так необходимая южному региону.

Особенно в условиях дефицита воды. Даже если нехватка воды не пугает людей, и они рассчитывают, что государство решит эту проблему, то о своих детях они должны заботиться. В летнюю жару ребятня с удовольствием плещется в реке. Дети купаются, а стоки от ферм тем временем стекают в реку.

Умилила табличка на берегу Сайрамсу, информирующая о том, что за выброс мусора будут штрафовать. Штраф – 100 000 тенге. Но то ли сумма маленькая, то ли сознание местных слабое, только прямо возле этой таблички красуется гора отходов, а неподалеку, в водоохранной зоне, складируется навоз. Правда, его заботливо прикрыли от посторонних глаз. Но мы смогли заглянуть внутрь. Я уже не говорю о навозных берегах, в которые они превратились стараниями живущих по соседству с ней людей. Разве местные власти не видят происходящего и скольких они оштрафовали на 100 000 тенге?

Секретный «водопад»

А теперь вишенка на торте. В Ленгере мы посетили КОС-1 и КОС-2 (канализационно-очистные сооружения). Ворота были снаружи закрыты на замок, а это значит, что объекты не работают. На территории тихо, людей не видно. Мы решили пройти с обратной стороны КОС-1, чтобы убедиться в их бездействии. Возник вопрос: куда в таком случае попадают городские стоки?

То, что мы обнаружили, повергло в тихий ужас. С большим трудом, но все же удалось не только найти, но и добраться до секретного «водопада». По запаху.

Как оказалось, городские стоки напрямую сбрасываются в реку Ленгерку, которая, в свою очередь, впадает в Бадам.

«КОС-1 обслуживает населенные пункты и городскую больницу. Вы сами убедились, что сооружение не работает. На строительство двух КОС из местного бюджета было выделено 14,5 миллиона тенге. Деньги — на ветер, а природе — ущерб. И кто этот ущерб возместит? — вопрошает О. Кыстаубаев. — Такое же положение и с КОС-2: не работают, а стоки также поступают напрямую в реку».

С расширением города построили и водоочистной комплекс №3. Правда, очистным его назвать нельзя. Сюда открытым способом поступают стоки из многоэтажных домов микрорайона №1 и сбрасываются в открытый резервуар.

«Есть еще и другая опасность, — говорит О. Кыстаубаев. — Может так произойти, что при сильных осадках стоки выйдут за края резервуара и разольются по территории. Считаю, что Ленгер надо подключить к канализации Шымкента. Такая возможность есть. Только вот воспользоваться ею по каким-то причинам не хотят. Посмотрите, какая сумма была потрачена на очистные сооружения в Тогусе. А что в итоге? В итоге Тогус подключили к городской канализации».

А построенные в Тогусе КОС стоят как памятник разгильдяйству.

Обглоданные кости животных.

Вода — источник жизни

Такое отношение к окружающей среде и водным источникам напрямую касается и жителей Шымкента. На Акбай-Карасуйском водозаборе, откуда поступает питьевая вода в дома жителей третьего мегаполиса, расположено шесть инфильтрационных бассейнов. Их появление здесь было вызвано рядом причин.

«Одна из причин — недобросовестные недропользователи, которые разбили и изменили русло реки Аксу, и сейчас разрушают пути подземных источников, поступающих с гор, из-за чего понизился горизонт вод, — говорит Отепберген Аскарович. — До сих пор в водоохранной зоне еще расположены объекты предпринимательства. С 2005-го по 2013 год в Арало-Сырдарьинском бассейне установлены водоохранные зоны и полосы на 122 реках протяженностью 3991 км, 8 водохранилищах, двух природных озерах. В 2014 году завершены работы по устройству водоохранных зон и полос на 152,9 км береговой линии 26 водохранилищ области. В 2015 году тогдашнему акиму Южно-Казахстанской области Аскару Мырзахметову было предложено внести координаты водоохранных зон и полос, установленных по области, в единую электронную базу филиала ЮК РГП «Научно-производственный центр земельного кадастра». В статье 125 Водного кодекса РК указаны хозяйствующие субъекты, деятельность которых запрещена в пределах водоохранных зон и полос. В частности, в водоохранной полосе шириной 35 метров запрещается размещение объектов всех видов хозяйственной деятельности. В соответствии с разработанной в то время проектно-технической документацией выявлено 656 объектов, которые должны быть вынесены из водоохранных зон и полос. К сожалению, в данный момент на территории Туркестанской области и Шымкента полностью прекращены работы по выносу запрещенных объектов за пределы водоохранных зон и полос».

Неработающие КОС-1 в Ленгере.

Шымкент обеспечивается водой для хозяйственно-питьевых нужд из двух крупных месторождений — Бадам-Сайрамского и Тассай-Аксуйского. Основной поставщик питьевой воды для мегаполиса — Акбай-Карасуйский водозабор. Фактически инфильтрационные бассейны запитываются водами реки Аксу. Чтобы улучшить этот процесс, запустили часть ее поверхностного стока на территорию водозабора и соорудили бассейны для поддержания необходимого уровня в скважинах.

Согласно данным мониторинга подземных вод, урбанизация и несанкционированная добыча строительных материалов в поймах рек Аксу и Бадам могут привести к истощению подземных источников воды и ухудшению ее качества.

Сегодня мы рассказали лишь о части проблем, связанных с водными объектами и водообеспечением. Актуальную тему для всех нас продолжим в одном из ближайших номеров.

 

Татьяна Бурдель

фото автора

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *