Есть объемы, а качество?

9 Окт 2017 16:24
Количество просмотров: 817

 Рост поголовья крупного рогатого скота вовсе не свидетельство того, что из ЮКО в ближайшие годы начнется экспорт говядины. И мы сможем производить высококачественное мясо крупного рогатого скота, на который есть спрос в дальних странах.

В советское время при зональном распределении специализации в животноводческой отрасли Южному Казахстану было отдано молочное производство. Однако в годы независимости несколько государственных программ, к тому же субсидируемых, стимулировали создание в ЮКО площадок, на которых откармливают как беспородный скот, так и племенной. Разница в весе одного животного от 200 до 700 килограммов.

Однако, имея невысокий процент племенного скота в общем стаде, стремление южан заняться мясным производством перекрывает возможности. Тем не менее наша область стала единственной в республике, где был принят план мероприятий на 2014-2016 годы по развитию животноводства. Результатом явилось создание почти 12 тысяч мини-площадок, на которые было поставлено на откорм 153445 голов крупного рогатого скота. План признан в управлении сельского хозяйства успешно реализованным.

В настоящее время общее поголовье КРС по области приближается к миллиону. За прошлый год норма обеспеченности говядиной каждого жителя области выполнена на 123,1 процента. В основном за счет сельских подворий, где преимущественно ориентированы не только на производство мяса «для дома и семьи» с убойным живым весом скота до 200 килограммов, но и для продажи излишков на местных рынках.

Число площадок по откорму с поголовьем у нас неизменно растет. В 2016-ом их было 9150, в этом ожидается 12163, а к 2020 году — почти 22 тысячи.

Естественно, что и объемы производства мяса вырастут, прогнозируется на 20 процентов за три года, чтобы в 2020-ом составить 252 тысячи тонн.

Южане, как всегда, в новом тренде, но, к сожалению, не всегда учитывают свои возможности. Они решили, что при достигнутых объемах производства можно участвовать в проекте экспортного потенциала говядины, принятом еще в 2011 году, по которому Казахстан прогнозировал экспорт в 2016 году 60 тысяч тонн говядины с наращиванием потенциала в 2018-ом до 180 тысяч, а в 2021 году — еще на десять процентов. Для этого еще в 2010 году были завезены ангусы, герефорды, обраки из Австралии, США, Франции, с которыми по привесу наши бычки не могут сравниться. Была принята госпрограмма «Сыбаға» по льготному кредитованию для породного преобразования скота, которая, по мнению разработчиков, должна была «сыграть» на экспорт уже через четыре-пять лет. Помочь в породном преобразовании должны были иностранные быки-производители. Их даже выставляли в нашей области на аукцион.

Но пока желание южан не соответствует их возможностям участвовать в проекте экспортного потенциала мяса крупного рогатого скота. За прошедшие шесть с лишним лет только одно предприятие области — ТОО «Кайип ата» из села Шарбулак Казыгуртского района — экспортирует, но не мясо, а крупный рогатый скот в Наманганскую область Узбекистана. В этом году продано за границу менее полутора сотен голов скота.

Стоит ли нам претендовать на участие в экспорте говядины?

 — Все не так просто, как кажется на первый взгляд, — говорит К. Абдуллаев, заведующий отделом мясо-молочного скотоводства и свиноводства Юго-Западного НИИ животноводства и растениеводства, кандидат сельскохозяйственных наук. — Чтобы экспортировать говядину, она должна соответствовать международному стандарту, к которому мы подтянулись за счет принятия некоторых законодательных актов по безопасности продукции: строительству откормочных и убойных площадок, охлаждению мяса, лишенного болезней, и другим моментам. Казахстан, единственный в СНГ, в полном объеме получил от Международного эпизоотического бюро статус страны, свободной от ящура. Но мы никак не преодолеем два важных препятствия: наличие общей невысокой продуктивности скота и ограниченность кормовой базы, выпасов.

Покупатели в странах импорта ждут от нас мраморную говядину класса премиум, то есть мяса, где распределены жировые прослойки в мышечных тканях бычков. Такая продукция востребована за рубежом, особенно в ресторанном бизнесе, и она дорого стоит. Но получить высококачественную говядину можно, имея специализированные мясные породы скота, в частности, это ангус, герефорд, обрак, которых у нас не так много. Они были закуплены в нашу область, этот процесс поддерживался государством. Надо вспомнить, что первые быки-герефорды появились у нас еще в 30-ых годах прошлого столетия, их завозили из Англии и Уругвая, скрещивали с местным скотом. Тем не менее, чтобы дойти до чистопородности имеющегося у нас многотысячного поголовья местного скота, надо затратить более десяти лет. И вложить немало средств.

В ЮКО есть три агрокорпорации с породным поголовьем от тысячи и более голов, где занимаются откормом. И около 80 хозяйств, где на откорме стоят от 50 до 400 животных, иногда — беспородных, которые большого веса не нагуляют, как бы их ни кормили.

ЮКО, включившаяся в производство мяса, испытывает острую потребность в кормах. Мощности шести комбикормовых предприятий области загружены на 48 процентов, поэтому они не способны обеспечить кормами весь скот, поставленный на откорм, — его надо покупать на стороне, что всегда выливается в копеечку. Некоторые предприятия работают на себя, часть из них связана с производством мяса птицы.

Под кормовые культуры у нас отведено всего лишь 6,4 процента площадей. Заготавливаем до четырех миллионов тонн грубых кормов, в процентах — 117,9. Однако, чтобы добиться суточного привеса скота на откорме в килограмм, в рацион должно входить несколько компонентов, а не только комбикорм и сено-солома. Из-за ограниченности пастбищ выпас скота зачастую переходит в стойловое содержание, но для специализированных животных выпасы необходимы, утверждает К. Абдуллаев.

Существовала норма: если на каждую голову скота в регионе не приходилось семь гектаров выпасов, то кредиты не давали. Под эти ограничения попадали густонаселенные Мактааральский и Сайрамский районы. Но, как сообщил руководитель отдела животноводства и племенного дела управления сельского хозяйства Б. Батырбекулы, эти запреты сняты: бери займы, решай вопросы с кормами сам. Что дополнительно увеличило нагрузку на кормовые площади.

Сейчас Сайрамский район в числе тех, кто больше всего держит на откорме скота в пяти фермерских хозяйствах с поголовьем от 400 до тысячи голов на каждой площадке, не считая личных подворий. Находится на его территории и одна из крупных агрокорпораций области, которая занимается откормом более трех тысяч голов КРС.

Но при росте поголовья скота, когда кормовая база сужается, не стоит рассчитывать, что цены на мясную продукцию будут падать. Есть еще несколько статей расходов, влияющих на ценообразование. Но корма в этом списке играют главенствующую роль.

Экспортные отношения с другими государствами, конечно же, приносят валюту, на которую можно все купить, расширить производство. Но на мраморное мясо мало кто заглядывается, потому что при нехватке своих кормов, завоза со стороны и особых технологий цены на него для простого люда вряд ли будут доступны. Цены растут и на то мясо, которое получено с буренок родных казахской белоголовой и аулеатинской пород. Здесь мы берем количеством поголовья, но не продуктивностью.

Вот тут надо согласиться с К. Абдуллаевым, что над породностью надо работать более активно, чтобы получить специализированный скот. Государство со своей стороны поддерживает повышение продуктивности и качества продукции животноводства через удешевление стоимости откорма бычков, комбикормов, произведенных комбикормовыми предприятиями и реализованных сельскохозяйственным кооперативам. В минувшем году животноводы области получили на откорм скота один миллиард 190 миллионов тенге, за восемь месяцев этого — 620 миллионов.

Цены на говядину продолжают расти, в чем заинтересованы товаропроизводители, но не покупатели. Как тут связать два разных интереса в одно? Ответ напрашивается, на первый взгляд, парадоксальный — лучше меньше, но больше. И животноводы понимают, о чем идет речь.


В ЮКО есть три агрокорпорации с породным поголовьем от тысячи и более голов, где занимаются откормом. И около 80 хозяйств, где на откорме стоят от 50 до 400 животных, иногда — беспородных, которые большого веса не нагуляют, как бы их ни кормили.


Число площадок по откорму с поголовьем у нас неизменно растет. В 2016-ом их было 9150, в этом году ожидается 12163, а к 2020 году —
почти 22 тысячи.


Л. Ковалева

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *