«Это чудо великое — дети!»

10 Июл 2019

«Это чудо великое — дети!» — помните эту строчку из популярной советской песни? А для Тамары Сильвестровны Чвалун, чей врачебный стаж акушера-гинеколога в следующем году составит шесть десятков лет, это цель, смысл и дело всей жизни. Отличник здравоохранения, награжденная за многолетнюю и плодотворную работу орденом Трудового Красного Знамени, она до сих пор работает в одной из частных медицинских клиник Шымкента.

— Разве не чудо – зарождение человека из молекул? — говорит Тамара Сильвестровна. И ее лицо озаряется особым светом радости. О своей профессии Чвалун говорит с теплотой. Чувствуется: она влюблена во врачебное дело по-прежнему. Ее бесценный опыт до сих пор нужен: она ни дня не была на заслуженном отдыхе, ее сразу стали приглашать на работу частные медучреждения. В этом месяце ей исполнится 82 года, но по-прежнему к ней на прием записываются мамочки. Три раза в неделю по три часа принимает опытный акушер-гинеколог Чвалун! Но есть еще одна страница в ее биографии, о которой она не распространяется. Более двадцати лет при протестанской церкви Шымкента она раз в неделю, по средам, бесплатно консультирует и лечит женщин.

У Чвалун, в девичестве Ковалевой, — дворянские корни. Ее предки имели небольшое имение Озерки в Псковской области. Место это живописное.

— Мы, мелкие дворяне, — уточняет, смеясь, Тамара Сильвестровна, — очень простые в быту и очень охочие до работы.
В 30-ые годы, не дожидаясь высылки куда-нибудь в Сибирь, раскулаченные дворяне Ковалевы уехали в Ленинград, где у них была квартира.

Папа Тамары, которому по церковным святкам было записано редкое имя Сильвестр, со временем стал обладателем редкой профессии, полученной после окончания Ленинградского высшего артиллерийского училища, коротко обозначенной «по боеприпасам».
Перед началом войны семья жила в небольшом городке Торопец Псковской области, где папа Тамары, Сильвестр Николаевич Ковалев, служил «по боеприпасам», рассказала собеседница.

29 августа 1941 года к городу подходят немецкие танки. Отцу и его товарищам было поручено взорвать склады с боеприпасами и отойти в лес. Детей, женщин, стариков в спешном порядке загрузили в эшелон и отправили в город, который Тамара запомнила как Сейма.

— Отца увидела уже в сорок втором, думали, что он пропал без вести, — рассказывает Тамара Сильвестровна. – Ночью кто-то постучал в дверь, мы открыли — он. Мама, я и сестра Галя голодали, а папа раскрыл мешок, а там — еда. Я быстро сжевала целую пачку показавшейся сладкой, как шоколад, прессованной чайной заварки, чем вызвала беспокойство родителей по поводу последствий такого обжорства. Но все обошлось. Папа забрал нас с собой в город, где работал на военном заводе, мама пошла в госпиталь. Где и мы, дети, пристроились помогать раненым. Это был первый опыт приобщения к профессии.

Отец всю войну занимался ракетными установками «Катюша», вывозил их с завода на передовую. Он удостоен многих наград, имел звание подполковника. После войны судьба занесла семью в башкирское селение Урман, где находился опытный военный полигон.

— После школы я решила идти в медики. В Уфимском мединституте нас учили эвакуированные еще в первые дни войны из Ленинграда преподаватели Первого медицинского института, — вспоминает Т. Чвалун. – Требования к нам были жесткими, никаких поблажек. Преподаватели говорили: «Вы отвечаете за жизнь людей, поэтому учитесь хорошо!». Но климат Уфы мне никак не подходил, поэтому рекомендовали переехать в теплый, «сухой» город. Я хорошо училась, уже окончила третий курс, когда разослала по теплым городам свои данные. Подошел Ташкентский мединститут, который я окончила в 1960 году. Все годы вспоминала Уфу: в этом городе я получила такое базовое образование, которое помогло мне легко и успешно окончить учебу. А тут у меня случилась любовь с кубанским парнем из Чимкента — Юрием Чвалуном. Так я оказалась в Казахстане.

— Это было счастье работать с таким врачом, как Тамара Сильвестровна, — рассказывает коллега Лидия Александровна Самченко. – В роддоме №1, где она работала сначала акушером-гинекологом, а потом, после знаменитой Александры Бувановой, главным врачом, к ней относились с уважением, потому что она — Профессионал с большой буквы, очень человечная, ответственная. Учились, не стесняясь, друг у друга. Тамара Сильвестровна была одной из тех, кто не жалел делиться опытом. Она много знала и умела, все время училась, ездила в крупные города на стажировки. У нее очень чуткие, сильные руки, которые для акушера-гинеколога играют немаловажную роль. Знаете, за человечность, профессионализм я Чвалун просто люблю!

По поводу рук во время ее командировки в Германию высказался и немецкий коллега, узнавший что она еще и оперирует: «У нас этим в основном занимаются мужчины!». Потому что тяжелая это работа — быть оперирующим акушером-гинекологом.

— Я дружу с Мариной, дочерью Тамары Сильвестровны, — говорит Ольга Васильева. – Мы жили в одном подъезде, часто бегали друг другу, и я знаю, что мама-врач всегда всем нужна: ночь-полночь, машина подъезжала к дому, и Тамара Сильвестровна уезжала в роддом. Даже шутили по этому поводу: «Ее дом – это роддом!».

Тем не менее у нее выросли замечательные дети, хватило времени и на них: дочь Марина — банковский работник в Шымкенте, сын Александр, получивший медицинское и педагогическое образование, выбрал профессию тренера.

— Раньше, в 60-ых, — рассказывает Т. Чвалун о том, как начиналась ее врачебная деятельность, — такси так часто не ездили по городу, как санитарные самолеты летали в районы. То надо было вывезти из дальнего поселка роженицу в областной центр, то там же, на месте, делать операцию. В первые годы работы со мной случилась история, которую я хорошо запомнила. Поступил экстренный вызов из Чулак-Кургана. Роженица была в тяжелом состоянии, местный врач не знал, что делать. Я летела, думая, что вскоре вернусь вместе с роженицей. Но прилетев, поняла, что не довезу женщину до Чимкента — надо срочно оперировать на месте. Молодой хирург попросил меня ассистировать. Операция длилась долго, мы работали с коллегой дружно, понимая друг друга. Все, к счастью, закончилось благополучно: и дитя родилось, и мамаша чувствовала себя удовлетворительно. Уставшие, мы сели попить чаю. И я уже засобиралась домой, как коллега с радостью признался: «Это была моя первая операция!». Я была в шоке, с какой смелостью молодой человек взялся за скальпель. Тут же дала отбой летчику, решив заночевать и понаблюдать за состоянием оперированной и ребенка. К счастью, все закончилось благополучно. Нередко вспоминала коллегу. Врач всегда должен жить с ощущением, что он ОТВЕТСТВЕНЕН за жизнь человека. И до последнего бороться за него.
— Это удача, чудо для многих, что в профессию врача приходят такие люди, как Тамара Сильвестровна, — сказала
Л. Самченко. — Я желаю ей здоровья, той же бодрости духа, которая, мне кажется, ее никогда не покидает.

Мы присоединяемся к пожеланиям, как, наверное, присоединятся и те, кого лечила, принимала роды врач Тамара Чвалун. 23 июля ей исполняется 82 года.

Л. Ковалева

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *