Гражданское управление

4 Июл 2021 10:56
Количество просмотров: 2827

Из истории города Туркестана

По словам генерала Михаила Григорьевича Черняева, того самого,что предпринял среднеазиатский поход, в том числе и на Чимкент, российская казна потратила 234 тысячи рублей на занятие Туркестана, освобождение земель от кокандцев. Российская империя, в чьи владения перешли среднеазиатские территории, взялась за устройство гражданского управления в Туркестане. Он был одним из городов, взятых российскими войсками.

На третий день после взятия города Туркестана, а случилось это 15 июня 1864 года, командующий Сырдарьинской линией полковник Николай Александрович Веревкин отдал приказ № 47 по г. Туркестану: «Местное гражданское управление в Туркестане оставляется мною впредь до нового распоряжения почти в том же составе и виде, как было до покорения города, и должно состоять: 1) из главного совета управления, составленного под председательством ходжи-шейхъ-уль-ислама из трех ходжей и 2) из четырех городовых аксакалов, заведывающих каждый своею частью города, с помощниками и с состоящими при них казиями для гражданского судопроизводства».

А. Веревкин за взятие Туркестана был произведен в генерал-майоры и награжден орденом Святого Георгия IV степени. В некоторых источниках он называется главой города. Однако приказы он отдавал, будучи командующим Сырдарьинской линией. Тем не менее именно ему принадлежит организация устройства гражданского управления в Туркестане.

9 июня 1865 года генерал-майор Веревкин был назначен казачьим атаманом Уральского казачьего войска. И отбыл на новое место службы.

Что представлял собой Туркестан в год его взятия?

Это был небольшой городок в 1200 домов, разделенный на две части — старую, так называемую туземную, и русскую.

Стараячасть выглядела довольно печально: дома были построены из необожженного кирпича или при помощи каркаса (это когда переплетаются жерди, а пустоты заполняются глиной, перемешанной с соломой). Крыши также были глиняными.

Постройки представляли собой развалины, так как жители, не имея в достатке поливной воды, перемещались в кишлаки, оставляя свои жилища на разрушение.

Гораздо привлекательнее выглядела русская часть города: прямые улицы были обсажены тополями, по арыкам текла вода. В этой части были даже небольшие общественные садики. В отличие от туземной части города, где воду получали раз в два месяца, в русской ее подавали раз в неделю. Однако и в первом, и во втором случае ее все равно было недостаточно. Так что огородничеством заниматься было почти бесперспективно. Тем не менее то тут, то там появлялись посадки фруктовых деревьев, выращенных огромными усилиями местных жителей, которые возили воду для полива на арбе.

Страдал город и от недостатка питьевой воды. Попытки добыть артезианскую воду предпринимались довольно часто. И в большинстве случаях без особого успеха.

Русские дома выглядели приличнее, потому что строились из сырцового кирпича и на фундаменте из жженого. Наружные стены жилищ белили либо известкой, либо мелом. Крыши были железными.

После взятия Туркестана в 1864 году в городе появилось русское кладбище с братской могилой воинов-иканцев и отдельным захоронением первого начальника инженеров туркестанского военного округа генерал-майора Александра Федоровича Спиридонова. Было и второе кладбище, связанное с захоронением воинов, убитых при взятии Туркестана. Первое было закрыто спустя восемь лет, второе — позже.

В городе проживали 4911 человек, «в том числе не более 3-4 семей бухарских евреев». Прирост сартовского населения, как свидетельствуют документы областного государственного архива, «совершался только естественным путем, без прилива извне».

Надо отметить, что Туркестан после завоевания стал очень привлекательным местом для бухарских евреев. Статистика свидетельствует об их массовом появлении в городах, вошедших в состав Российской империи. Если заглянуть вперед, в год 1910-ый, то окажется, что в Туркестане уже проживало до 800 человек, они образовали большую колонию. К слову, такая же ситуация с бухарскими евреями сложилась и в Чимкенте. При завоевании города проживали 4-5 человек, к 1910 году — уже 600.

Однако очень скоро их численность в этих городах сократилась. Дело в том, что начал работать закон о туземных евреях. Тот, кто сумел документально подтвердить свое пребывание на территории Туркестанского края на момент завоевания, а также местного происхождения предков, считались туземными и российскими подданными. Купцам разрешили свободно торговать по всему краю и в крупнейших городах европейской России. На бухарских евреев, даже если они были ближайшими родственниками официально признанных туземными, законы Российской империи не распространялись. Они считались иностранцами и были лишены права приобретать землю или недвижимость, открывать собственное дело.

Начавшаяся высылка из города Туркестана бухарских евреев, не подтвердивших своего туземного статуса, изменила демографический и этнический состав жителей в пользу местного населения. Как свидетельствуют архивы, некоторым «всякими правдами и неправдами удалось доказать свое туземное происхождение». Среди них оказалось семейство Юсуфа Давыдова, имевшее торговый дом в Ташкенте и представительство в Туркестане. В этом городе они занимались мануфактурной торговлей, скупкой хлопка в кишлаках. Им пришлось потратить время и силы, чтобы доказать свое туземное происхождение. Туземными евреями были признаны братья Боруховы, у которых в Ташкенте тоже был «Торговый дом бр. Боруховых», а в Туркестане — хлопкоочистительный завод, мануфактурные лавки.

Итак, генерал-майор Н. Веревкин взялся в Туркестане за гражданское устройство.

Создав совет, он возложил на него решение всех важнейших вопросов по управлению городом «и принятию общих мер к спокойствию и безопасности жителей с утверждением в городе власти, а равно наблюдения за правильным и точным исполнением своих обязанностей как городскими аксакалами, так и всеми прочими лицами, входящими в состав управления».

Главой совета был назначен ходжа шейх-уль-ислам Насрулла Ходжа Искаков. Были названы имена аксакалов, их помощников, казиев.

Аксакалам поручалось наблюдение за порядком и спокойствием в вверенных им частях, «а равно за предупреждением и законным преследованием всякого рода преступлений и проступков, причем они должны иметь всегда в полной исправности списки всех домохозяйств и всех проживающих на их участках, знать всех приезжающих в город, докладывая обо всех подозрительных лицах военному начальству».

Главный аксакал получал в год 350 рублей, арык-аксакалы, на которых возлагалась задача распределения воды, по одним источникам, получали городское содержание в 10 рублей, по другим — 300. Выбирайте ту цифру, какая вам покажется наиболее реальной. Распределение воды было самым сложным делом. В туземной части города были свои арык-аксакалы, в русской — свои. Не всегда это были специалисты-ирригаторы. В частности, в Чимкенте арык-аксакал был из русских, получивший образование в Ташкентской сельскохозяйственной гидротехнической школе.

Казии должны были разбирать все гражданские иски между жителями, «решая их и налагая штрафы по шариату. А уголовные дела требовалось рассматривать по военным законам Российской империи». Позже казии стали именоваться народными судьями, а съезды — съездами народных судей.

Городское самоуправление, внедренное генерал-майором Веревкиным, существовало до 1868 года.

Как свидетельствует Высочайше утвержденный штат от 14 августа 1865 года, в Туркестане появился городничий из обер-офицеров с содержанием в 900 рублей.

До 1868 года хозяйственная часть лежала на коменданте, который собирал один весовой сбор в пользу города. Однако генерал-губернатор Константин Петрович фон Кауфман предписал организовать хозяйственное общественное управление, которое должно было навести порядок со сбором податей. Но вскоре Кауфману пришлось убедиться, что при сборе хераджа, танапа и зякета (виды податей) происходили злоупотребления, что чрезвычайно возмутило генерал-губернатора. Он решил упростить систему сбора податей по хераджу и танапу до одной поземельной, взяв среднюю цифру этих сборов за два года, добавив к сумме 15 процентов. На протяжении трех лет этот процент увеличивался то на пять, то на три. Впоследствии сбор зякета был заменен промысловым сбором. В 1877 году туркестанцы по этой статье, куда входила и торговля, насобирали всего лишь 163 рубля. Зато потом эти сборы росли стремительно за счет развития торговли.

Если сравнивать выполнение этой статьи бюджета с Чимкентом, то прорыв был еще более впечатляющим. В 1877 году (к сожалению, более ранних сведений о доходах и расходах в архиве нет) чимкентцы насобирали в городскую казну 1181 рубль, что составляло 10,5 процента к бюджету. В Туркестане 163 рубля составляли лишь полтора процента.

Земский сбор был 75 копеек со двора. Собирали подати и на общественные надобности. Сумма небольшая — от 40 до 60 копеек.

Однако, сколько бы ни собирали денег, они вовремя и в полном объеме до казны не доходили.

Кауфман продолжал мужественно бороться с воровством и мздоимством, реформируя городские хозяйственные общественные управления. Как показала история Туркестанского края, последователи Кауфмана, генералы, смелые вояки, герои былых сражений, на поприще борьбы с злоупотреблениями, которые элементарно выражались в воровстве, не достигли больших успехов. Поэтому приказом от 22 января 1877 года генерал-губернатор упразднил эти учреждения, возложив ведение городского хозяйства на уездных начальников.

Туркестан стал уездным городом 1 апреля 1872 года. И первым его начальником назначили подполковника Алексея Густавовича Реймерса.

Что хотелось Кауфману? Порядка в казенных деньгах. Он посчитал разумным делом возложить ведение городского хозяйства на уездных начальников. Им было указано, как вести учет и контроль. Прямо как в известной работе Владимира Ильича Ленина «Как организовать соревнование?», где также шла речь об учете и контроле на производстве и распределении средств на продукты. Речь идет о разных общественных формациях, а выясняется, что проблемы и задачи одни и те же.

Отныне отчетность по городскому хозяйству стали предоставлять в контрольную палату, где проверялась каждая копеечка.

Но когда Туркестан вернулся к своему прежнему статусу — города в составе Чимкентского уезда, хозяйствовать стал участковый пристав и состоящие при нем депутаты. Участковому приставу отошло заведование городом в полицейском и хозяйственном отношении.

По результатам переписи 1897 года, в Туркестане проживали 11253 человека, из них — 371 иностранные подданные. Через 13 лет Туркестан уже был городом с 15236 жителями. Как и при первой переписи, мужчин было больше, чем женщин. Впрочем, в Чимкенте была такая же статистика.

Участковым приставом в Туркестане одно время служил капитан Борис Петрович Тризна (с его именем связано создание Аксу-Джабаглинского заповедника, но это произошло позже). Как утверждают некоторые источники, во время строительства туркестанской железной дороги в четырех верстах от Туркестана образовался большой поселок, названный жителями Нахаловкой, а Борисовкой он стал называться в честь участкового пристава капитана Бориса Тризны.

Реформы в городском устройстве шли все время. Штат рядовых полицейских менялся много раз. По последнему штату от 21 апреля 1903 года полицейская команда состояла из 15 человек: один старший и семь младших полицейских занимались русской частью города, один старший и шесть младших — туземной. В туземной части Туркестана над полицейскими был назначен старшина из аксакалов. Его вместе с помощником выбирало население на три года. Видимо, стоит отметить, что права аксакалов приравнивались к правам волостного управителя. Высокая должность.

Полицейским участковым в Туркестане служил штабс-капитан Адольф Адольфович Краинский. Изучение штатного расписания администраций некоторых городов говорит о том, что в Российской империи во власть назначались люди военные, которые должны были нести четкость, исполнительность, дисциплину. Но это была не всегда оправданная надежда.

21 апреля 1909 года Высочайше утвержден в Туркестане герб, это свидетельствовало о том, что город обрел свой символ.

А еще через год участковый пристав Борис Тризна отчитался, что жителей стало 15236 человек. Конечно же, мужчин было больше, чем женщин. Приблизительно на 500 человек.

Бюджет стал лучше наполняться — 30085 рублей в год. Расходовали деньги рачительно.

Туркестан больше века назад, наверное, и не предполагал, что к нему придет слава областного центра, куда устремятся туристы, чтобы посмотреть на город, сохранивший своеобразие древности.

Автор благодарит за помощь в подготовке этой публикации старожила г. Туркестана А. Абдуразакова и сотрудницу государственного областного архива Х. Кичкембаеву.

 

Людмила Ковалева

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *