«Хлеб был нам нужен не завтра, а буквально сегодня»

17 Янв 2024 13:34
Количество просмотров: 253

Его в послевоенные годы на хватало даже на выпечку

В этом году исполняется 70 лет целинной эпопее в СССР, но до сих пор историки и экономисты не могут прийти к окончательному выводу: стоило ли поднимать залежные земли или нет? Мы проиграли или выиграли, вложив огромные средства — 6 млрд. 105 млн. рублей — всего за два года в освоение залежных земель, строительство новых совхозов Казахстана, что в четыре раза больше, чем за всю четвертую пятилетку (1946-1950 годы — пятилетка восстановления и развития народного хозяйства)? В течение двух лет на казахстанскую целину прибыли 350 тыс. добровольцев, чуть менее половины из них – из Российской Федерациии Украинской ССР. Эти цифры озвучил на VIII съезде Компартии Казахстана в январе 1956 года первый секретарь ЦК КП Казахстана Леонид Ильич Брежнев.

Однако стоит отметить, что освоение целинных и залежных земель в Южно-Казахстанской области было не столь масштабным, как в других областях Казахстана. Тем не менее, имея свои особенности, целинники не избежали общих проблем.

Наша область за два года целины подняла 200 тыс. гектаров земли, было создано четыре зерноводческих совхоза, в которых выращивали не только пшеницу, но и овощи, кормовые культуры, разводили скот. Построили поселки с нужной для проживания инфраструктурой.

Немного истории о том, почему в СССР занялись освоением целинных и залежных земель, взяв курс на производство зерна, значительная доля в этом отводилась пшенице.

В марте 1954 года ЦК КПСС принял постановление «О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель». Но появлению этого документа предшествовала дискуссия в партии: как накормить население, и прежде всего хлебом, главным продуктом питания? Не хватало муки даже на выпечку хлеба, а также фуража — на корм скоту. В январе 1954 года Никита Сергеевич Хрущев, первый секретарь ЦК КПСС, направил в Президиум ЦК партии записку «Пути решения зерновой проблемы», где речь шла о необходимости распашки пустовавших земель. Они имелись на Дальнем Востоке, в Сибири, Поволжье и Казахстане. Свою противоположную точку зрения на предложение Н. Хрущева относительно Казахстана высказали глава республики Ж. Шаяхметов и члены ЦК КП Казахстана. Они посчитали, что распашка лишит выпасов, отразится на коренных интересах казахов.

Решить проблему увеличения производства зерна можно было одним из двух способов. Первый – это интенсивный: за счет повышения урожайности на уже используемых для производства зерна землях, второй – экстенсивный, который предполагал расширение посевных площадей. Считалось, что этот способ поможет решить проблему дефицита зерна за счет увеличения объемов производства. Но поскольку, по словам Н. Хрущева, «хлеб был нам нужен не завтра, а буквально сегодня», партия во главе с Никитой Сергеевичем решила его добывать экстенсивным путем.

Есть несколько путей исследования истории целинной эпопеи: архивы, газетно-журнальные публикации, рассказы первоцелинников о том, что происходило на новых землях. И порой данные этих источников существенно разнились. Журналисты целинной поры прославляли героизм советских людей, которые, несмотря ни на что, сумели-таки распахать нетронутые веками земли, вырастить на них хлеб, построить новые поселки.

Архивные документы рассказывают, что начало освоения в большей степени представляло собой экспромт: страна не готова была еще организовать технически и с помощью людских ресурсов производство достаточного объема зерна. По ходу освоения новых земель в Южно-Казахстанской области возникали самые неожиданные вопросы. Вот текст докладной записки на имя руководства области: «В связи с тем, что ряд колхозов области осенью 1954 года и весной 1955 года должны будут распахать большие площади целинных и залежных земель, считаю необходимым доложить вам о том, что согласно постановлению Совета министров СССР от 27 марта 1954 года за №548 и постановлению Совета министров Казахской ССР от 24 апреля 1954 года за №263 земли колхозов, а равно и земли Госфонда, на которых произрастают анабазис и дармина, должны быть сохранены под этими зарослями, имеющими промышленное значение. Заросли промышленного значения имеются в колхозах и на участках Чаяновского, Арысского и Шаульдерского районов. При распашке указанных массивов в 1955 году область будет лишена возможности выполнить план заготовок анабазиса и дармины».

К сожалению, не удалось прочитать фамилию автора докладной записки. За давностью лет подпись стала нечеткой.

Тем не менее каждый материал дополнял общую картину целинной эпопеи. Пачки заявлений в партийные органы с просьбой отправить на целину хранятся в Государственном архиве общественно-политической истории Туркестанской области.

Вот что пишет Жора Аратунян из Сары-Агачского района 13 марта 1954 года: «Прошу вас отправить меня на освоение целинных земель, так как я комсомолец и горю желанием помочь своими силами и знаниями тем комсомольцам, которые уже выехали и приступили к обработке. Прошу вас удовлетворить мою просьбу».

Комсомолец плодсовхоза «Капланбек» А. Вайнасрир просит райком комсомола направить его на освоение целинных земель в южные районы Казахстана, сообщив, что он по специальности комбайнер.

Группа комсомольцев Ленгерского района командой записалась в целинники (на фотографии).

Встречаются заявления бывших жителей Республики Немцев Поволжья, высланных в Казахстан в августе 1941 года, которые просили направить их на освоение целинных земель в родные места.

Обком партии поручил редакторам областных газет, в том числе и нашей, выделить специальных корреспондентов, которые постоянно освещали бы дела на целине. В нашей газете по очереди печатали репортажи М. Милицких и Н. Мельников.

Не восхищаться мужеством целинников было невозможно. В невероятно сложных условиях, нехватки всего, в том числе не созданных нормальных бытовых условий для целинников, люди работали.

Вот какую записку оставил в обкоме партии приехавший по направлению ЦК партии из Москвы лектор А. Гостев: «В одной комнате живут 30-40 человек, люди согласны на любую работу.

Аванс и подъемные израсходовали. Купить хлеб не на что. Столовая не оборудована. Крыша течет. Ветер заносит в котлы песок, поселок строится на голой горе, на сильном ветру, вдалеке от воды». А. Гостев в письме в адрес обкома партии обращает внимание «на недопустимость подобной ситуации»

А вот что писал в разные инстанции директор совхоза им. Джамбула Чаяновского района Владимир Яковлевич Кутиков, в биографии которого была Великая Отечественная война с 1941 по 1945 год, работа «на хозяйстве» в Минске, Москве в Министерстве сельского хозяйства и перед отъездом на целину в Министерстве совхозов СССР: «Цены в столовой села Чаян немыслимые: картофельное блюдо с небольшими кусочками мяса стоит 4 рубля 46 копеек. Стакан чая без сахара — 15 копеек. Это цена ресторанов больших городов. Трудно становится удержать людей».
Прав был А. Гостев, когда писал в обком партии, что «на одном тракторе сменился уже четвертый человек». Не все выдерживали тяжелые условия и плохую организацию труда. Сколько человек, заряженных романтизмом, покинули целину из-за трудных условий жизни, неизвестно. Но то, что отток бывших энтузиастов был, очевидно.

Вот еще один документ, сохраненный в областном государственном архиве. Все тот же товарищ Кутиков пишет в облисполком о том, что было характерно для всех создаваемых совхозов: «К нам должны были поступить три гусеничных трактора, две грузовые автомашины, один автомобиль, 23 вагона. Однако все это находится на станциях Чимкента, Туркестана. На перевозке работает всего один трактор С-80, принадлежащий СМУ «Водстрой», который перевез лишь три вагона. До сих пор не разрешен план сева».

И дальше Владимир Яковлевич сообщает, но уже в другом документе архива, что сев зерновых должен закончиться не позднее 15 марта, для этого нужны 20 тракторов, чтобы они вспахали
1 200 гектаров. Кутиков объясняет сотрудникам Министерства совхозов, своим бывшим коллегам, что Чаяновский район имеет особенности, которые заключаются в том, что летом — жара, сушь, влага из земли испаряется. Поэтому, пока она есть, между посевом и вызреванием зерна должно быть не менее ста дней.

Эту же точку зрения, когда надо сеять, изложил в нашей газете М. Брозгуль, главный агроном нового совхоза им. Джамбула, тоже приехавший в Чаяновский район из Министерства совхозов СССР: «Земли – серозем. Осадков выпадает 100-380 миллиметров в год».

Просьбы за всех, что еще надо новым совхозам, так же изложил товарищ Кутиков: нужна энергетика, телефонизация, стройматериалы для щитовых домов, лимиты на ГСМ… В общем, нужно все. Но всего нужного не было. А точнее, не хватало.

Александр Алексеевич Яковлев, направленный в Южный Казахстан из Белоруссии с должности руководителя коллектива крупной птицефабрики на должность директора совхоза «Алгабас», просит посодействовать строительству зернохранилища: «Не будет этого, не убережем 1 500 тонн семян — воруют безбожно».

В первый целинный год совхоз «Алгабас» выполнил план вспашки на 122,5%, то есть поднял целинную землю в 13 500 га. Тракторист Анатолий Григорьевич Таскаев вспахал целину гусеничным трактором ДТ-54 327 гектаров. Но больше всех в феврале 1955 года сделали трактористы Вертихин и Акимов (имена, к сожалению, этих героев не указаны в документе архива) из совхоза им. Джамбула на таком же тракторе, что и Таскаев. Они на пахоте выполнили по две нормы. Тракторист Дакаев на С-80 в течение марта-апреля вспахал 348,5 га при норме 254, засеял пшеницей 737 гектаров. В совхозе издавалась настенная газета, в которой прославляли героев, а «отдельные нерадивые люди, которые трудились не в полную меру сил, допускали брак, были выведены из состава тракторных бригад».

Совхоз им. Джамбула начинался с 15 человек, приехавших из Москвы: по четыре человека — трактористы и водители, остальные — специалисты и представители администрации, которые в семи километрах от реки Чаян установили первую палатку, тем самым «застолбили место для райцентра». Но потом все было плохо, как говорили целинники, но получилось как надо.

Было тяжело и плохо, потому что техника часто выходила из строя: тяжелая, никогда не паханная земля разрывала плуги. Появилась необходимость создания ремонтных мастерских. Однако остро встал вопрос кадров: на одном комсомольском энтузиазме, не имея профессии, молодыми людьми целину не поднимешь. Совхозы посылали энтузиастов на курсы механизаторов.

Пополнились кадры трактористов совхоза им. Джамбула прибывшими товарищами из Грузии и Алтайского края, вслед за ними пришли и тракторы. В каждой бригаде уже было по 6-7 машин.

Однако и этого было мало.

Обком партии издал «Распоряжение для промышленных предприятий, МТС области», что, по сути, являлось закреплением крупных организаций за вновь создаваемыми зерновыми совхозами и колхозами, которым надо было помогать землеройной и другой техникой, участвовать в строительстве поселков. Документы Государственного архива общественно-политической истории Туркестанской области свидетельствуют, что не все областные руководители горели желанием участвовать в целинной эпопее. Выговорами, строгими выговорами, как медалями, были «обвешены» и руководители создаваемых совхозов. Случаев для этого предоставлялось множество, и вызваны они порой были неподготовленностью технически и людски в больших масштабах осваивать залежные земли, строить жилье, объекты культурного назначения. Нередко заседания бюро обкома партии по этим вопросам заканчивались нагоняями и выговорами.

Было за что. Но виноваты были все

Состояние строительства жилья и культурно-бытовых объектов в 1955 году было плачевным: в новых совхозах было сдано в эксплуатацию только 24,9% жилой площади. Ачисайский полиметаллический комбинат, закрепленный за совхозом «Бугуньский», выполнил жилищный план строительства всего на 7,8%, а в совхозах им. Джамбула и «Алгабас» много домов сдано в эксплуатацию с большими нарушениями.

Повторюсь: все было плохо, но выполнили как надо.

Повторю и простую истину: сельское хозяйство – это отрасль рискованного земледелия. Если первый год целины дал хороший урожай зерна по всему Казахстану, то в 1955-м случилась засуха.

Был получен урожай ниже, чем в 1953 году. СССР начал закупать зерно за границей.

Так нужна была целина?

Николай Остапович Каднай, дитя военных лет из Полтавской области, после ПТУ вместе со своими товарищами отправился в Кустанайскую область осваивать целину. Много рассказывал мне, уже житель Чимкента, через какие трудности прошли освоители. НО!

«На целине я впервые наелся хлеба! — говорил он мне со слезами на глазах. — И мои друзья тоже».

В 2004 году вышел в свет официальный сборник «Статистика целины». Привожу из нее цитату: «Наша страна поставляет зерно высочайшего качества в 40 стран мира».

Но не откажешь в дальновидности и Ж. Шаяхметову: скот из-за распашки земель лишился огромных территорий для выпасов. И еще много чего.

Но сейчас у нас есть хлеб! Самый главный продукт.

Однако у партии был еще один план освоения целинных и залежных земель в Голодной степи, но уже для производства хлопка-сырца. Это уже вторая история целинной эпопеи.

 

 

 

Людмила Ковалева

Фото предоставлено государственным архивом общественно-политической истории Туркестанской области

 

 

В нашем Telegram-канале  много интересного, важные и новые события. Наш Instagram. Подписывайтесь!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *