Хлопковая лихорадка Туркестана

19 Июл 2019 11:35
Количество просмотров: 1532

Мало кто знает, что ровно 135 лет тому назад в Туркестанском крае в результате скрещивания местной гузы (среднеазиатский хлопок)с американским сортом «упланд» был выведен новый сорт хлопчатника. А в 1915-ом – первый отечественный, его автором стал российский селекционер, сотрудник опытной станции Туркестанского края Евгений Львович Навроцкий. Он дал своему сорту название «Россия», который потом был перерегистрирован как «Навроцкий».

Но обо всем этом не узнает генерал-губернатор Туркестанского генерал-губернаторства Константин Петрович фон Кауфман, умерший в 1882 году и похороненный в Ташкенте, как и завещал. Именно он стоял у истоков появления своих сортов хлопчатника. И наверняка бы порадовался, что его труды были не напрасными.

В 1867 году в Россию было вывезено товаров на 22,4 млн. рублей, из них более чем на пять миллионов хлопка.

Годы его правления – с 7 ноября 1867 по 25 марта 1881 года, до того, как он тяжело заболел.

В первый же год, как был получен новый сорт хлопчатника, текстильным фабрикам отправили восемь кип хлопка. Это немного, но это было движением к хлопковой независимости, которую, заглянем вперед, Советский Союз получил только к 1933 году. Но уже в 1885 — 1890 годах объем производства вырос в десять раз. Произошло то, чего не ожидали пессимисты: в Туркестанском крае хлопок стал дороже пшеницы в три раза. После чего Туркестан охватила хлопковая лихорадка, и сюда повезли свои капиталы купцы и предприниматели. Но все по порядку.

Первые мероприятия К. Кауфмана на посту правителя были связаны с хлопководством.

Константин Петрович фон Кауфман.

Чтобы получить свой отечественный и качественный текстиль в достаточном объеме, надо было осваивать еще мало пригодные для орошаемого земледелия земли Голодной степи. При Кауфмане этому был придан системный характер: к исследованию новых земель были подключены ученые, военные топографы, почвоведы, инженеры.

Из-за начала гражданской войны в Америке порты южных штатов были заблокированы флотом североамериканцев, что резко сократило поставки хлопка на текстильные фабрики Российской империи. Пришлось переключаться на свой хлопок. Но качество среднеазиатского хлопка, называемого гуза, было низким, так как сырец очищался вручную. Волокно получалось толстое и короткое. Как писал один из современников, «местный хлопок на европейских рынках был известен под названием «бухарского» и занимал последнее место как по качеству волокна, так и по качеству очистки». Отсюда и цена: пуд американского хлопка стоил 12 рублей, азиатского – 4 рубля 15 копеек. Разница в цене объяснялась еще и тем, что американский хлопок закупался через британских посредников. Тем не менее местный хлопок также экспортировался. Поэтому для пополнения казны Кауфман наложил пошлины на хлопок, вывозимый за рубеж, — формировавшаяся отрасль должна была приносить деньги.

Надо было все менять в хлопководстве, чтобы на равных соперничать с производителями хлопка на мировых рынках.

Для изучения технологии выращивания хлопка К. Кауфман послал в Америку двух опытных агрономов — М. И. Бродовского и В. В. Самолевского, сполна оплатив их двухгодичное пребывание за океаном. Вместе с семенами лучшего американского сорта хлопчатника «упланд», который и сейчас на мировом рынке хлопка является эталонным, посланцы привезли и самые современные по тем временам машины для очистки и обработки хлопка, а также для укупорки (прессовки) волокна в тюки. Бродовский написал подробный отчет Кауфману о пребывании в Америке, упирая на технологические методы выращивания хлопка, неизвестные среднеазиатским хлопкоробам. В частности, вот этот: «Способ, употребляемый в Америке, чтобы увеличить урожай хлопка посредством обламывания вершин растений, когда они достигали определенной высоты, здесь же неизвестен… операция эта у нас не практикуется». Хлопкороб, прочитав эти строки, сразу поймет, что речь идет о чеканке хлопчатника, которая в Туркестанском генерал-губернаторстве не применялась. Сейчас чеканку проводят механизированным способом, но со времен Кауфмана очень долго это делалось у нас преимущественно вручную. Хорошо еще, что применялась эта технология.

По приказу Кауфмана была организована сельскохозяйственная фирма, где занялись селекцией хлопчатника. ( М. Черняев, будучи правителем Туркестанского генерал-губернаторства в 1882-1884 годах, посчитал ее ненужной и закрыл. Генерал прежде всего был воякой, только этим можно объяснить еще и то, что он заставил очистить публичную библиотеку, открытую Кауфманом, от «зловредных» книг).
В 1884 году российским селекционерам удалось скрестить местный хлопок с американским, в результате чего и был получен новый сорт хлопчатника. Он стал основой для дальнейшей селекционной работы.

Бродовский и Самолевский, используя американские семена, которые раздавались Кауфманом всем желающим бесплатно, и полученный опыт, организовали свои фирмы, где выращивали не только хлопок, но и сахарный тростник, лук и арбузы.

В Туркестанское генерал-губернаторство ринулись купцы, предприниматели, почувствовавшие, что на хлопке можно хорошо заработать.

Качество среднеазиатского хлопка было низким, так как сырец очищался вручную.

В их числе был Тимофей Саввович Морозов, закупивший в Средней Азии земли, где выращивал хлопок, ставший базой для перерабатывающих предприятий. Потом его делом занялся сын Савва, получивший блестящее образование в Англии. Он больше известен как меценат, но носил звание мануфактур-предпринимателя, что говорит о признании его как специалиста в текстильном деле. Семья Морозовых организовала «Никольскую мануфактуру» с основным капиталом в пять миллионов рублей, имела тесные торговые отношения с Туркестанским краем. Построила четыре мануфактурных склада, которые наполнялись текстилем, произведенным на фабриках Российской империи из среднеазиатского хлопка. Но первой догадалась построить склад, который приносил миллионный годовой товарооборот, фирма «Шлисельбургская мануфактура».

Как свидетельствуют документы облархива, в 1867 году в Россию было вывезено товаров на 22,4 млн. рублей, из них более чем на пять миллионов хлопка.

А относительно вывоза сырья сказано вот что: с 1878 по 1892 год на Нижегородской ярмарке продали 2,2 млн. пудов хлопка из края. Из России в Туркестан везли преимущественно мануфактуру, пшеницу, сахар, чай.

Долгое время семена хлопчатника считались отбросами, пока не появились маслобойные заводы.

Вот что зафиксировали историки края: «Первыми поставщиками хлопка из американских семян были жители Ташкента Лахтин и Тарсин. Посев производился у них в садах при домах, где они жили». Они же занимались и скупкой сырца. Семен Иванович Лахтин построил первый хлопкоочистительный завод в Туркестанском крае, а потом и маслобойный. Лахтин был доверенным лицом купцов Каменских, которым впоследствии за долги и отошли эти предприятия.

Архив хранит фотографию братьев Каменских, которые имели дачу в «Капланбеке», где высевали хлопчатник. Там и отдыхали в тени деревьев.

В 1884 году Лахтин и Тарсин послали в Москву на всероссийскую выставку волокно. Эксперты высоко оценили его достоинство, отметив, что оно по качеству приближается к американскому сорту «Си айленд». Лахтину и Тарсину присудили высшую награду. Правда, было бы интересно узнать, какой хлопок все-таки отправили в Москву, но архивы умалчивают.

Но вернемся к Лахтину, фигуре весьма заметной в сфере хлопководства и культурной жизни столицы Туркестанского края. В Ташкенте у него была и своя типография. Память о русском предпринимателе долго сохранялась в Ташкенте (автор этих строк училась в Ташкентском университете, который находился у сквера Революции, первоначально называвшегося Кауфманский, и знала улицу Лахтинскую, названную в честь Семена Ивановича, которая и в советское время была известна горожанам под таким названием, хотя официально значилась уже Свердлова).

Разных людей влек Туркестанский край. Людей состоятельных — желание преумножить капитал. Но была и другая категория «завоевателей-колонизаторов». К их числу, несомненно, стоит отнести братьев Михаила и Николая Раевских, представителей древнего русского рода. Николай, подполковник, кандидат естествознания, автор нескольких научных трудов по выращиванию хлопка в Крыму, и весьма успешному. Свой опыт он привез в Туркестан вместе с американскими семенами сорта «Си айланд». Он, к слову сказать, трудно приживался в местном сухом климате, утрачивая при этом некоторые первоначальные качества. Раевский легко раздавал местным жителям для выращивания хлопка дорогие американские семена. Один из его современников так писал о Николае Николаевиче: «Это чудак, который мечтал опять-таки на свои личные средства ввести в Туркестане правильную культуру хлопководства, шелководства, виноделия. И на это потратил не один десяток тысяч рублей, потратил без всякой мысли о барышах, о гешефтах, о субсидиях, процентах и т. п.». Впрочем, кажется, что Раевского больше интересовал процесс: получится на скудных степных землях выращивать хлопок или нет?

Но вернемся к Кауфману.

При нем создается банковская кредитная система, в которой запускались в оборот ценные бумаги.

Хлопкоробов кредитовали для выращивания хлопка под расчет будущим урожаем. Так что слово «фьючерс», с которым в годы независимости Казахстана познакомились южноказахстанцы, которым дали земельные доли, но не дали денег, было известно еще сто с лишним лет тому назад. А в пору новых производственных отношений, при которых еще невозможно было четко определить ступень экономического развития, новые владельцы бывших хлопкозаводов и банков, изучавшие капитальный политэкономический труд в советских вузах под названием «Капитал», вытащили старое слово на свет.

Стоит назвать имена селекционеров, которые отдали десятки лет выведению отечественных сортов хлопчатника еще в годы Российской империи. К слову сказать, это были высокообразованные люди. Уже известный Р. Шредер, возглавлявший Туркестанскую сельскохозяйственную станцию, расположенную, как свидетельствуют документы облархива, на «древнем Чимкентском тракте», в 16 км от Ташкента. Создание станции было вызвано повышением спроса на хлопок со стороны текстильной промышленности. На ней испытывали местные и привозные сорта хлопчатника. Рихард Рихардович вывел сорт «Шредер». Но ученый был больше известен как селекционер в области плодоводства, виноградарства и виноделия, став мировой знаменитостью. Гавриил Семенович Зайцев разработал систематику сортов хлопчатника. И, конечно, Евгений Навроцкий, создавший несколько сортов хлопчатника. Например, его сорт «Навроцкий» долго высевался в знаменитом совхозе «Пактаарал». И только в годы Великой Отечественной войны был заменен новым сортом «108-Ф», выведенным селекционером Л. В. Румшевичем. Этот сорт преобладал на всех совхозных полях, а также в колхозе «III Интернационал» Джетысайского района. Но это уже в советское время.

Напомню еще один факт из истории совхоза «Пактаарал», связанный с селекцией хлопчатника.

В 1931 году во втором номере газеты «Советское хлопководство» была опубликована статья о вредительстве в области семеноводства, где по приказу начальника ирригации Южно-Казахстанской области, а позже наркома земледелия СССР Исаака Рейнгольда, впоследствии «врага народа», был уничтожен ценный сорт хлопчатника «8517». Автором самого распространенного в то время сорта в наших краях «8517», а потом еще серии успешных сортов был земляк, родившийся еще в Российской империи, селекционер Сергей Степанович Канаш, директор Туркестанской сельскохозяйственной опытной станции, впоследствии академик ВАСХНИЛ.

Однако корни селекционной базы для последующих сортов хлопчатника, как и методы получения этой культуры, надо искать во временах Российской империи: что-то осталось, а что-то приобретено новой плеядой селекционеров. «Невозможно создать один сорт на все времена: мир меняется стремительно, и он требует биоразнообразия», — это мнение селекционера, одного из авторов отечественных сортов хлопчатника, генерального директора НИИ хлопководства, академика И. Умбетаева. В Казахстане уже появилась серия хлопчатника «Махтаарал», волокно которого экспортируется.

Со строительством железной дороги текстильные фабрики получили большие объемы хлопка. Однако однобокость развития отрасли для Туркестанского края заключалась в том, что первичная переработка сырья производилась на месте, а более глубокий передел хлопок получал в промышленных городах России, что делало крестьян значительно беднее, чем переработчиков и торговцев.

С1878 по 1892 год на Нижегородской ярмарке продали
2,2 млн. пудов хлопка из края.
Из России в Туркестан везли преимущественно, мануфактуру

По данным Среднеазиатской железной дороги, с 1907 по 1912 год в Россию было вывезено около 60 миллионов пудов хлопка. В это же время из России завезли 22, 9 млн. пудов пшеницы, 23,6 млн. — муки, 16, 6 млн. пудов сахара и чая.

В 1907 году по железной дороге в Россию вывезли около 400 тысяч пудов технического масла.

В Туркестанское генерал-губернаторство ринулись купцы, предприниматели, почувствовавшие, что на хлопке можно хорошо заработать.

Перед первой мировой войной в Туркестанском крае было также налажено производство бумаги и пороха из хлопчатника. Но война приостановила взявшее разбег хлопководство.

Л. Ковалева

1 комментария в “Хлопковая лихорадка Туркестана

  1. компания BEKTER ищет поставщиков хлопка на экспорт на фабрику для изготовление рабочих перчатки в Китай

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *